Газета выходит с октября 1917 года Friday 23 октября 2020

Александр III в Котке: любовь и история

Почему русский царь обожал этот уголок Финляндии Император и финны

Русский музей привез в Котку выставку «Александр III и Финляндия». В день открытия к морскому музею «Велламо», окутанному липким февральским туманом, потянулись вереницы желающих приобщиться к искусству и истории — к императору Александру III здесь и сегодня относятся с особым пиететом.

Император и финны

Причина популярности Александра III, сказал на открытии директор ГРМ Владимир Гусев, кроется в 13 годах его правления, которые и для России, и для Финляндии были годами стабильности и развития. Но есть еще одна причина, которая не дает финнам забыть императора и принцессу Дагмар, как знали здесь Марию Федоровну, — это их нежное и трепетное отношение к Суоми, многократно описанное в различных источниках.

Портреты Александра III и Марии Федоровны в Лангинкоски.


Такой же теплой и домашней получилась выставка из Русского музея, организованная при непосредственном участии Национального музея Финляндии, музеев «Велламо» и региона Кюменлааксо и администрации Котки. Состоящая из 72 экспонатов, камерная, но от этого не менее значимая выставка рассказывает об истории семьи, в которой было место не только государственным делам, но и тихим семейным радостям на даче в Лангинкоски. 

Зритель увидит коронацию Александра III, портреты императора и Марии Федоровны кисти Ивана Крамского, лучшие образцы искусства в неорусском стиле, характерном для того времени, предметы, принадлежащие непосредственно царской семье. Среди последних, например, тарелка из сервиза яхты «Царевна», на борту которой царская чета приходила в устье реки Кюмийоки на отдых, и ореховый столик с парой кресел из личных покоев императора. 

Великолепные, полные света и воздуха, акварели Альберта Бенуа с видами Финляндии, возможно, самые яркие экспонаты выставки. Они позволяют взглянуть на Финляндию глазами императора, когда он путешествовал по ее просторам или ловил рыбу на порогах реки Кюмийоки. Кстати, акварели по условиям содержания могут экспонироваться не более трех месяцев. 18 мая, когда выставка переедет в Национальный музей в Хельсинки, они будут возвращены в запасники, а их место займут другие работы. Владимир Гусев обещал: они будут не менее ценными.

Альберт Бенуа. «Камни в Питкяпааса». 1890.

Российской публике, которая до 18 мая посетит один из самых популярных в Финляндии музеев — «Велламо», помимо самой выставки стоит обратить внимание на превосходный каталог, в котором есть не только иллюстрации многих экспонатов, но и написанная российскими и финскими специалистами история взаимоотношений государя и Финляндии. От трогательной истории о дружбе императрицы с рыбачкой Фииной, которая продолжалась и после того, как Мария Федоровна бежала от новых властей в Копенгаген, до печального рассказа о том, как «Почтовый манифест», насаждающий русский язык в Суоми, разрушил отношения императора с финнами.

Тарелка из Рафаэлевского столового сервиза. Императорский фарфоровый завод.

Королевская дорога объединяет

Русский музей не впервые выезжает в Суоми. А началось сотрудничество почти случайно. Как рассказал Владимир Гусев, во время путешествия по Финляндии его посетила мысль, что необходимо восстанавливать исторические связи, когда-то объединявшие Котку и Петербург. Идея о культурном сотрудничестве нашла активную поддержку у мэра Котки Хенри Линделёфа. В результате пару лет назад в «Велламо» с успехом прошла выставка, посвященная Илье Репину и его ученикам, а Русский музей в своих стенах показал работы финских художников.

Новая экспозиция удачно пришлась к юбилейным датам. Только что прошло 400-летие дома Романовых, а летом нынешнего года исполняется 125 лет с тех пор, как была построена императорская изба в Лангинкоски. Это здесь Александр III произнес хрестоматийно известную фразу: «Когда император ловит рыбу, Европа может подождать».

Летом здесь ожидаются большие праздничные мероприятия, а пока дача закрыта на ремонт. Вода в реке сильно поднялась, подточив снизу рыхлые сугробы, и подходить к кромке берега опасно. Но несмотря на неприветливую погоду, по туристическим тропам гуляют люди. С 1960 года 20 гектаров леса от порогов Лангинкоски в сторону крепости Кюменлинна объявлены дендрологическим заповедником, здесь посажено множество редких деревьев. 

Экскурсовод Галина Ванганен, член Музейного общества Лангинкоски, автор статей и книг об этом крае, рассказывает историю региона, объединенного старой Королевской дорогой, ныне трассой E-18. Документально она зафиксирована с 1336 года. Тогда богатый шведский ярл передал пороги реки Кюмийоки в дар женскому монастырю, пытаясь искупить вину перед женой, которую ударил, когда та была беременной. Позже порогами владели немецкие, шотландские, прибалтийские бароны, шведские короли, в том числе король Густав Ваза. Во времена его правления были оборудованы места вылова лосося.

В Лодочном зале «Велламо» публика собирается на открытие выставки.

В 1796 году, когда на территориях нынешней Юго-Восточной Финляндии  утвердились русские войска, Павел I во время коронации даровал эти земли Валаамскому монастырю. Монахи в течение нескольких десятилетий получали неплохие доходы, продавая лосося в русские гарнизоны в морской крепости Рончесальм в Котке и в крепости Кюменлинна. Но в 1809 году между Швецией и Россией был заключен Фридрихсгамский мир, граница отодвинулась к Ботническому заливу, необходимость в оборонительных сооружениях исчезла, гарнизоны были расформированы, сбывать рыбу в таких количествах стало некому. Монахи продали право на владение лососевыми порогами городским властям, которые начали сдавать их в аренду русским купцам, населявшим здешние места. Прежде чем арендатором этих порогов стал Александр III, здесь в течение 70 лет ловили рыбу купцы Дружинины.

Лангинкоски: обязательно к посещению

Сейчас в императорской избе холодно и зябко. Огромный, ростом с человека, камин за 125 лет так ни разу и не топлен. Дело в том, что карельская береза, из которой построен дом, дольше живет, когда нет температурных перепадов. И хотя императорская семья никогда сюда не нагрянет, здесь все осталось, как при них. 

Массивная деревянная мебель, изготовленная на местной фабрике в Суниле, текстиль в карельском стиле, сотканный в Тампере, посуда — в ней Мария Федоровна готовила лосося, топор и пила — ими пользовался император для заготовки дров… Эти и многие другие детали, в сопровождении великолепной живой экскурсии, возвращают нас на 125 лет назад. Здесь легко представить, как семья монархов жила простой, не дворцовой жизнью. Кстати, многих в то время раздражал сам факт того, что российский император предпочитает отдых на природе в финской глуши. 

Вода в реке Кюмийоки нынешней зимой стоит высоко. рог

Музей в Лангинкоски существует благодаря неравнодушию музейного общества Кюменлааксо, которое озаботилось судьбой дома, когда тот начал разрушаться. Причем началось восстановление в 30-е годы прошлого столетия, когда отношение к России не было столь радушным. Был отремонтирован дом, возвращены многие предметы интерьера. Широко известен тот факт, что императорские кровати и столовое серебро были обнаружены лишь после Второй мировой войны в резиденции президента Финляндии «Золотой берег». И только Урхо Кекконен в 1956 году своим указом распорядился вернуть эти предметы в Лангинкоски. 

Взгляд туриста в императорской избе первым делом падает на макет 35-килограммового лосося, выловленного в 1896 году на здешних порогах местным рыбаком Августом Хинтикка. Таких размеров лохи, как называют благородную рыбу финны, здесь больше не встречается. Но и нынешние красавцы, выловленные в чистейших водах Кюмийоки, годятся для приготовления лосося по-петербургски, рецепт которого приводится в конце брошюры об императорской избе в Лангинкоски. И в голове появляется крамольная мысль: до чего же сильна любовь к лососю среди жителей Северо-Западного региона! Ее не избежали даже императоры…

Ширма с вышитым рисунком из Национального музея Хельсинки. Подарена Марии Федоровне женщинами Хельсинки во время визита императрицы в 1885 году. В 1935 году ее случайно обнаружили в одной из московских скупок. Ширма была выкуплена на выделенные правительством Финляндии деньги.

 

 

↑ Наверх