Газета выходит с октября 1917 года Wednesday 26 февраля 2020

Алексей ПУШКОВ: Любое несогласие с Америкой вызывает у нее озлобление и агрессивную реакцию

Более года в Сирии держится одна и та же погода — «арабская весна», иными словами, идут антиправительственные выступления, которые получили название «революции 18 марта».

Чего требовала оппозиция? Как обычно, демократии и отставки президента Башара Асада. Россия поддерживает официальную власть, поэтому, воспользовавшись правом вето, заблокировала резолюцию по Сирии в Совете Безопасности ООН. Однако вооруженный конфликт продолжается, более того, он способен перерасти в гражданскую войну. Урегулировать сирийский кризис взялся спецпредставитель ООН и Лиги арабских государств (ЛАГ) Кофи Аннан. План экс-генсека ООН предусматривает вывод тяжелого вооружения и прекращение вооруженного насилия всеми сторонами конфликта. 

 

На днях сирийские власти объявили, что начали выводить войска из некоторых городов страны. Значит ли это, что план Аннана стал реализовываться? Чем ответит сирийская оппозиция? Что вообще сейчас происходит в Сирии? На эти вопросы «ВП» ответил профессор МГИМО, глава думского Комитета по международным делам Алексей Пушков.

— Похоже, что план Аннана начинает реализовываться. Однако в настоящий момент Асад выводит войска из тех городов, где относительно спокойно. А там, где идут интенсивные бои с повстанцами, боевая техника и войска будут выводиться после 10 апреля. Но у сирийского правительства свои сроки — если вооруженное насилие продолжится, то выполнение этого плана будет невозможно. Моя точка зрения: сирийское правительство постарается выполнить свою часть договоренностей, возможно, не везде и не в один день, но общее направление действий Дамаска будет навстречу Кофи Аннану и ООН.

— Но вопрос в том, будет ли оппозиция выполнять договоренности…
— Напомню один прецедент. Войска нынешнего сирийского президента были выведены из Хомса в конце января по требованию ЛАГ, которая тогда направила туда свою миссию. Однако последствием вывода войск стал выход повстанцев из Хомса и занятие ими тех позиций, которые до этого занимали правительственные войска. В итоге несколько во­оруженных групп дошли до окраин Дамаска, где в один из вечеров, в начале февраля, были слышны перестрелки, обмены автоматными очередями… После этого правительство начало широкомасштабное наступление и на Хомс, и на Идлиб, и на другие города, потому что стало ясно, что план ЛАГ, который был предложен Дамаску, используется повстанцами для захвата новых территорий и попыток выйти к столице страны. Так что ответственность за те многочисленные жертвы, которые стали результатом кровопролитных боев в Сирии на протяжении февраля — марта, несет не только сирийское правительство, но и вооруженная оппозиция. Почему-то западные страны и многие арабские государства утверждают, что оппозиция — невинные агнцы, вооруженные чуть ли не палками, и не могут оказать противодействие «головорезам» из сирийской армии. На самом деле картина совершенно иная. Вооруженная оппозиция — это не просто какие-то гражданские лица, которые взяли в руки оружие, а большей частью подготовленные бойцы, они прекрасно перемещаются, прекрасно меняют дислокацию, появляясь то в одном, то в другом месте. Иными словами, они профессионально воюют, и на них тоже лежит ответственность за то, что происходит с Сирией. Сейчас ключевая проблема: как они будут реагировать на план Аннана. По крайней мере в лице Асада мы имеем дело с руководителем, который в принципе может предпринять какие-то действия и на него можно возложить ответственность за выполнение или невыполнение обещаний. А вооруженная оппозиция не имеет центра, там нет какого-то штаба, нет какого-то одного ответственного лица. Именно здесь кроется главная угроза для выполнения плана Аннана, а не в том, что Асад будет отказываться от выполнения положений этого плана. 

— Но группа «Друзей Сирии» признала оппозиционный Сирийский национальный совет (СНС) «единственным легитимным представителем сирийского народа». Более того, решила создать рабочую группу для выработки санкций против режима Башара Асада — с этим как быть?
— Группа «Друзей Сирии» на своей последней встрече в Стамбуле признала СНС не единственным, а главным легитимным представителем. Это достаточно странное решение. Как будто эти «друзья» не знают, что СНС внутри самой Сирии не воспринимается как ведущая оппозиционная сила. В самой Сирии есть ряд оппозиционных организаций — я встречался с их представителями. Они утверждают, что эмигрантский СНС не пользуется большим влиянием в Сирии и что он далек от того, что происходит внутри страны.

— Похоже, что против Сирии, как и против Ливии, ведется масштабная информационная война. Какие плоды она принесет?
— В Сирии, между прочим, до сих пор можно смотреть любые телеканалы — не только внутрисирийские, но и европейские, американские, турецкие, иорданские. Поэтому у сирийских граждан есть доступ к информации и они прекрасно знают, что происходит в их стране на самом деле. А вот за пределами Сирии эта война ведет к демонизации Башара Асада и к политической изоляции Сирии. Хотя далеко не во всем виновата действующая власть. Обратите внимание: до недавнего времени в Сирии вообще не было терроризма. А с тех пор как началась вооруженная борьба, и в Дамаске, и в Алеппо — двух самых богатых городах — было совершено по нескольку терактов и погибло много людей. Теперь на территории Сирии действует «Аль-Каида» или близкие к ней террористические организации, которые раньше базировались в Ираке, а теперь перебираются в Сирию. И ответственность за это несут и так называемые «Друзья Сирии». Когда они говорят, что дни Асада сочтены, режим должен пасть и это является единственным и главным условием мира и демократии в Сирии, то они начинают разжигать гражданскую войну. Кстати, тезис, что Асад уйдет и все будет хорошо, — несостоятельный и порочный. Потому что любой человек, который приедет в Дамаск, поймет, что половина населения, если не большая часть, совершенно не хочет падения режима Асада. Они заинтересованы в демократизации — чтобы было больше свобод, политическая конкуренция, многопартийность, но не в том, чтобы власть обрушилась и начался хаос. 

— В Ливии большинство народа тоже поддерживало Каддафи, но это не помешало натовцам провести наземную операцию и казнить полковника. Постигнет ли Асада участь ливийского лидера?
— Интервенция со стороны НАТО? Не думаю, что ситуация в Сирии разрешилась бы так быстро, как в Ливии. Среди «Друзей Сирии» сейчас нет единства относительно вооруженного вторжения. Эта идея на ранних этапах пробрасывалась, в частности, Саудовской Аравией и Катаром. Но сейчас от нее отказались, потому что она не пользуется поддержкой других членов ЛАГ. И американцы  говорят, что теоретически изучают возможность некой военной операции, но ни США, ни НАТО не заявляют о том, что они готовят такую операцию. У Обамы выборы на носу, и влезать еще в одну войну — это непредсказуемо менять свою предвыборную кампанию. Ведь его избирали как анти-Буша, как человека, который положит конец войнам администрации Буша и который не будет начинать новых войн. 

— Чем объясняется жесткая позиция России в ООН по сирийскому вопросу? Ведь в случае с Ливией мы не налагали вето на резолюцию Совбеза ООН…
— Это объясняется тем, что, во-первых, в Ливии мы увидели, как гуманитарная операция превращается в антигуманитарную, а резолюция ООН № 1973 используется не для защиты мирного населения, а для охоты на Каддафи, которая завершилась, как выразился Владимир Путин, даже не средневековым, а «первобытным убийством». Все это не вписывается в самое широкое понимание международного права. И получилось, что труп Муаммара Каддафи — высшее достижение западной демократии в Ливии. А Россия пришла к выводу, что любая резолюция может быть использована как оправдание для той или иной формы вооруженного вторжения. И еще — мы не можем поддерживать гуманитарную интервенцию как способ решения внутренних проблем государства... Кстати, несогласие с Америкой по таким вопросам вызывает у нее озлобление и агрессивную реакцию. США по-прежнему находятся в плену доктрины «однополярного мира». Когда Россия наложила вето на резолюцию по Сирии, то представитель США в ООН Сюзан Райс заявила, что это «отвратительная позиция». В США началась истеричная антироссийская кампания, которая продолжается до сих пор. Во многом из-за Сирии республиканец Митт Ромни назвал Россию главным геополитическим врагом США. В таких случаях американцы не считают нужным сдерживаться. Весь мир должен подчиняться только американцам, а кто не подчиняется — тот враг Америки. Поэтому большая часть американского политического класса откровенно плохо относится к Владимиру Путину. И если посмотреть на антипутинскую кампанию, которая ведется в США, то достаточно очевидно, что она замешена на идее «смены режима» в России, хотя официально администрация Обамы с этим и не выступает. 

— Некоторые эксперты считают, что, после того как «разберутся» с Сирией, велика вероятность диффамации Владимира Путина. Насколько реальна такая угроза?
\
— Владимир Путин — избранный президент одной из ведущих держав мира. Поэтому кампания по диффамации в США ему не страшна. И конечно, у США нет возможностей прямого воздействия на развитие событий в России. Администрация Обамы уже дала понять, что будет работать с Владимиром Путиным. У нее нет другого выбора. Барак Обама прекрасно понимает, что США сегодня не в том положении, чтобы вступать в открытую конфронтацию с такой страной, как Россия.

— Алексей Константинович, вы были в Сирии в конце февраля, лично встречались с Асадом в Дамаске — какое у вас сложилось впечатление? Сирийский лидер обладает харизмой?
— Моя встреча с Асадом состоялась полтора месяца назад. Тогда Асад выглядел человеком, попавшим в сложное положение, но уверенным в том, что сумеет справиться с ситуацией. И он безусловно не произвел на меня впечатления жестокого человека. Однако было видно, что настроен он решительно и сдаваться не собирается.

Фото Натальи ЧАЙКИ
↑ Наверх