Газета выходит с октября 1917 года Saturday 23 февраля 2019

Анастасия Ермакова: И тогда снаружи оказалась пятая нога

«Танцующая на воде» — это о многократной олимпийской чемпионке по синхронному плаванию Анастасии Ермаковой

Книгу именно с таким названием великая спортсменка, «зажигавшая» в дуэте с Анастасией Давыдовой и собиравшая все золото чемпионатов мира и Европы, Олимпийских игр, презентовала в Петербурге. В Казани, где в августе состоялся мундиаль по водным видам спорта, она представляла делегацию Италии — несколько лет она работает на Апеннинах в клубе и с национальной командой. Корреспонденту «ВП» чемпионка рассказала о том, что связывает ее с пластическим хирургом, сложно ли работать в итальянском клубе и какие мальчики в этой стране попадают в цветник. 

Хореография в Италии — письмо из мультика о Простоквашино 

— Когда вы собирали золото вместе с Анастасией Давыдовой, чемпионаты мира проводились исключительно за границей. Жалеете о том, что так и не сумели выступить на домашнем мундиале? 
— С того времени, как я завершила карьеру, состоялось много чемпионатов мира и Олимпийские игры. Я спокойно это воспринимаю. Конечно, это здорово, что чемпионат мира проводился в России, и я смогла приехать на него как тренер, но и как туристка. Наш вид спорта очень молодой, мы рано начинаем карьеру, и долго им заниматься физически трудно. Приходится делать выбор. И нельзя о нем сожалеть.

— Для этого чемпионата мира вы готовили программы итальянским «сборницам». Как оцените их результат в Казани?
— Считаю, итальянская команда очень сильно подтянулась. А про смешанный дуэт и говорить не приходится — ребята завоевали две бронзовые награды, что можно расценить как гигантский успех. В длинном дуэте пришлось бороться с Виржини Дидье и Джеммой Менгуаль, из-за чего они очень сильно переживали. Как оказалось, все прошло хорошо: наши спортсмены медаль вырвали «потом и кровью». Я сделала для них две постановки. И потрудилась над хореографией «длинного соло» Линды Черутти, произвольной программы в группах и в комбинированной группе. Единственное, групповая произвольная претерпела, увы, много изменений без чего итальянцы не могут прожить — как и техническая у дуэта Черутти и Констанци Ферро: от моей первоначальной трактовки в ней мало что осталось. А если даже к идеальной композиции «прикладывают руки» другие, пусть ярчайшие хореографы, идея теряет свой смысл. И получается как в «мультике» о Простоквашино, когда Дядя Федор, Кот Матроскин и Шарик строчили письмо — у одного уши завяли, у другого отвалился хвост. Но, к сожалению, пока итальянцы этого понять не могут. 

— В России есть всего один мужчина-«синхронист» — петербуржец Александр Мальцев. А насколько сложно было найти кандидата в сборную страны по микст-дуэтам в Италии — стране, известной «брутальными мачо» — как герой Адриано Челентано в фильме «Укрощение строптивого»? 
— Итальянские мужчины не были в восторге от внедрения в программу мундиаля микст-дуэтов. Действительно, здесь любят все такое... «мужское», брутальное. С другой стороны, итальянские юноши обожают представительниц женского пола, и перспектива оказаться в «цветнике» их тоже манит. А мальчик, который представлял Италию в Казани (Джорджо Манизини - прим.ред), по технике реально сильно отстает от своих напарниц. Зато он — единственный. Ему всего 18 лет, а плавать пришлось с девушками, которым уже по 28 лет (Манила Фламини и Марианджела Перрупато - прим.ред). Естественно, мужчины обладают большей выносливостью и силой. Но поскольку теперь все находятся в одинаковых условиях, мы наблюдаем рождение новой интересной дисциплины, которую я воспринимаю положительно. 

— Как вы относитесь к возможному исключению из программы синхронного плавания женских дуэтов? 
— Мы не можем говорить об этом, потому что те, от кого зависит решение, вообще не знают, что такое синхронное плавание. Долгие годы нам грозят вообще исключить синхронное плавание из программы Олимпийских игр. Но я такое слышу с детских лет. И не уверена, что смешанные дуэты вытеснят в итоге женские. Потому что «миксты» даже более субъективны в отношении оценок. У девушек судятся техника, сложность и синхронность. А в смешанных дуэтах — как в комбинированной группе, которая тоже не представлена на Олимпиадах. «Комби» существуют на чемпионатах мира с 2003 года, но споры идут до сих пор. К общему знаменателю придется идти еще десятилетиями. 

Моя голова иногда мне мешает

— Анастасия, будучи в сборной России, вы привыкли к тренировкам по 10-12 часов в сутки, к занятиям на открытом воздухе при любой погоде, даже в лютый мороз. Не обидно, что в Италии девушки в синхронном плавании не «пашут»? И насколько сложно было адаптироваться к новым условиям в этой стране? 
— Тренировки в мороз это не преувеличение — однажды на озере Круглом мы бегали при температуре минус 35. Зачем? Когда проводишь сутки в закрытых помещениях — а мы много работаем в условиях гипоксии, — нужно изыскать возможность для того, чтобы дышать, на гипервентиляцию легких. И для этого тренер Татьяна Николаевна Покровская выводила нас на пробежки — очень ранним утром, потому что иного времени не находилось. Зимой девчонки выходили укутанные в шарфы «вдоль и поперек». А что касается адаптации, да, изначально пришлось нелегко. В сборной Италии девушки тренируются много, просто по другой системе. И у них нет таких условий, как в Китае и в России — наше начальство не может понять, что условия предоставлять необходимо не тогда, когда спортсменка что-то выиграла, а для того, чтобы она что-то выиграла. Сперва нужно вложиться, а потом поджинать плоды. А чиновники нам говорят: раз вы не стали чемпионками планеты, тренируйтесь на привычных трех дорожках. А в клубе местные и так ничего делать — приходится «подталкивать». Отвечают: ой, мы же так утонем, нам же до России далеко, Россия — другая планета. А я им: так вы хотя бы стремитесь! 

— Откройте секрет: правда, что в Италии вы встретили своего молодого человека?
— Да, этой мой молодой человек. Он по профессии — пластический хирург, который в Италии написал несколько методических пособий. А кто как не специалист в этой области медицины умеет различать красоту? Синхронное плавание для меня — красота. Мы познакомились с ним на одной из эстетических процедур, которые в этой стране проводят только пластические хирурги, а не рядовые косметологи, как принято в России. Но о создании семьи именно с ним я не хотела бы загадывать — как говорится, «загад не бывает богат». 

— Российские «синхронистки» — девушки востребованные: найти себя после ухода из большого спорта для них, как правило, проблем не составляет. А в Италии много хватает разных, зачастую дурацких, телешоу с участием звезд водных видов — в частности, Название, где дюжина прелестниц с Апеннин в купальниках ныряют, соревнуясь в том, кто лучше поцелует под водой знаменитого ватерполиста. Вас не звали в эти шоу? 
— Был один крупный проект с моим участием два года назад - «Вита эн апне», что означает «Жизнь под водой». В нем задействовали «синхронисток» и ватерполистов из нашего клуба. Телевизионщики снимали девушек на камеру в бассейне на тренировках — и вне тренировок: как они гуляют, кушают мороженое, с молодыми людьми встречаются. Сериал, который готовили около трех месяцев, предназначался для людей далеких от синхронного плавания. Я в него, естественно, тоже попала — потому что каждый день стояла на бортике бассейна. Но записывать себя на видео вне стадиона запретила — хочу жить спокойно. И еще частенько ругалась с операторами: они сбивали нам весь тренировочный процесс: «Девушки, сейчас надо войти в чашу бассейна, выйти... »

В Италии я увлеклась гольфом. Играю плохо. Но играю — для души, для тела. Если убрать кары — машинки, на которых игроки передвигаются по гольф-полям, — то человек за партию пройдет шесть-восемь километров. Кроме того, поля эти обычно расположены в самых красивых и зеленых местах мира. Травка, светит солнышко, ходишь и дышишь свежим воздухом. И невозможно, подойдя к лунке разозленной, забить в нее мяч. Всегда нужно быть расслабленным, спокойным. Иначе собственная голова может тебе и помешать. Мне она, видимо, пока мешает.

— Говорят, еще до переезда в Италию вы пробовали себя в роли дизайнера — художника по костюмам. Это увлечение забыто? Или отечественным модницам можно ожидать появления линии одежды от Анастасии Ермаковой?
— Я действительно выпустила персональную коллекцию вечерних платьев на «Неделе московской моды». И она всем очень понравилась. Но для того, чтобы пробиться в этой сфере, нужно «ворочать» огромным бюджетом — большие средства требуются даже на рекламу. Я тогда выслушала много положительных отзывов о том, что у меня есть талант, но поняла: должна буду потратить все, что заработала за жизнь. Взвесив все «за» и «против», решила: продолжать не стоит. Но кто знает, как сложится? Может, завтра я выиграю миллион долларов в лотерею, в которую, правда, никогда не играю. И тогда смогу воплотить мечты, фантазии. Но едва ли стану моделировать купальники — в синхронном плавании и так достаточно художников. А я хочется делать то, что способно удивить. 

— Мария Киселева в Петербурге демонстрирует новогодние водные шоу. А на отечественных телеэкранах с большим успехом демонстрируются проекты, связанные с танцами, фигурным катанием и даже прыжками в воду. Может быть, настало время Анастасии Ермаковой продюсировать авторские околоспортивные проекты — как тот же Илья Авербух? 
— Это очень интересно. Получи я такую возможность, я бы реализовала некоторые задумки. Я же творческий человек: нравится всё, где нужно проявить свою фантазию. 

«Верните мне зажим!» 

— В Петербурге вы презентовали книгу «Танцующая на воде». Что вас побудило взяться за перо?
— Прежде всего, желание рассказать о нашем виде спорта. Естественно, без демонстрации моего личного опыта в книге не обошлось — я же показывала синхронное плавание изнутри. А оно — не только красивые девочки и музыка, но и тяжелая работа, в которой нужно преодолевать преграды. Кроме того, я рассказала в монографии истории, о том, как у нас строятся программы, как проходит тренировочный процесс. Конечно, изложила, что мне вспомнилось: трагическое и комическое, но яркое — о чем знают немногие. 

— А отразился в книге эпизод ныряния в бассейн по ходу вашего с Анастасией Давыдовой выступления на Олимпиаде-2004 в Афинах не умевшего плавать шотландского фаната? 
— Вот именно об этом эпизоде я забыла. Но смешного и трагичного хватало. Я расскажу одну занятную историю. Однажды на официальных стартах нашей спортсменке Эльвире Хасяновой под водой сбили зажим. А Эля у нас на поддержках выступала «поднимающей» — Хасянова в команде была самой сильной и выталкивала Анну Шорину, «прыгунью». Так Эля начала кричать: «Верните мне зажим», глядя при этом исключительно на Шорину. Шесть остальных партнерш протягивали ей зажим, но Хасянова этого просто не замечала — почти целую минуту приставала с этой просьбой к Шориной. У Ани, как на грех, зажим застрял в купальнике. В итоге, представляете, когда она в середине программы его наконец получила, из-под воды «наружу» вылезла пятая нога. 

— Простите — пятая нога? 
— У нас был элемент, когда четыре девушки, плавая, держат одну свою ногу под водой, вторую — на поверхности. Но когда Эля ухватила треклятый зажим, ее нога тоже «всплыла». И все это, заметили. Помню, после выступления наш тренер Татьяна Покровская долго и грозно допытывалась: «Чья это была конечность?» Но никто не признался. 

— Несколько недель назад на берегах Невы вас принимала ваша бывшая подруга по команде олимпийская чемпионка Ольга Кужела, которая устроила для вас экскурсию по центру синхронного плавания «Невская волна». Оцените уровень инфраструктуры для занятий этим видом спорта в Северной столице.  
— О, комплекс, который показала мне Ольга Кужела, он громадный и шикарный и пригоден для тренировок не только детей, но и для проведения соревнований. И я горжусь за нашу страну, что в ней построены такие замечательные стадионы, счастлива за учениц, которые могут заниматься в «королевских» условиях. Потому что в Италии таких бассейнов нет. Даже наша сборная Италии тренируется в бассейне, далеком от этих условий. Про клуб вообще молчу. Несколько недель назад у нас состоялись национальные соревнования, которые транслировали по телевидению в прямом эфире — с участием сборной Италии. Крупнее стартов у нас быть не может. Так вот, спортсменки плавали в бассейне раза в три раза меньше стандартного — из-за дождя, который разразился неожиданно, турнир пришлось спешно переносить в первую попавшуюся крытую чашу. А девушки в команде высоки, вода им оказалась по запястье. Это позор нации! Наша лучшая «солистка» Линда Черутти вместе с Констанцей Ферра в прошлом году выступали на открытии этого бассейна. И они тогда говорили, что комплекс замечательный — есть спа-салон, спортивный зал. Но бассейн не подходит синхронному плаванию! И вот мы оказались в нем в одном из самых важных стартов. 

— Девушка из Татарстана Лилия Назимова попала в сборную России по синхронному плаванию напрямую, во взрослом возрасте, минуя юношеские «стажировки» в Москве — для нашей страны это мини-сенсация. Вы можете представить ситуацию, что кто-нибудь из петербургских воспитанниц Ольги Кужелы с ходу войдет в состав национальной команды, например, уже на Олимпийских играх-2020 в Токио? 
— Естественно! В Москве девушки тренировались отнюдь не потому, что путь в сборную России из регионов был для них изначально закрыт — просто столичная школа синхронного плавания традиционно считалась сильнейшей, и тренеры из других городов были не в состоянии довести своих учениц до определенного уровня. Но если отыщутся наставники новой волны, способные подготовить воспитанниц от начала и до конца, то их спортсменки непременно окажутся в главной команде. 

— Олимпийская чемпионка по художественной гимнастике Алина Кабаева считает, что на Петербург лучше всего смотреть с воды. А у вас, представительницы водных видов спорта, появились в нашем городе любимые места?
— Я в Петербург столь редко приезжала... Даже погулять по улицам туристом мне не удалось. Но люди в нем, насколько я заметила, и добрые, и отзывчивые. Итальянцам этот город нравится. Когда с ними беседуешь, интересуешься, куда в Россию вы планируете ехать — в Москву? Они непременно добавляют: «И в Петербург». 

↑ Наверх