Газета выходит с октября 1917 года Friday 24 мая 2019

Анастасия Мельникова: Хочется быть похожей на английскую королеву...

Актриса и депутат Анастасия Мельникова не любит отмечать свои дни рождения

«Я отмечала дни рождения до момента появления Машеньки на свет, а потом день рождения дочки стал основным праздником в семье, таким, как Новый год и Рождество», — откровенничает Анастасия и признается, что в этот раз семья очень хочет прийти на праздничный обед, и она задумалась: «Может, и вправду отпраздновать?»

Работа у меня была, есть и будет

— Анастасия Рюриковна, так, может, возобновите традицию отмечать личные праздники?
— Обычно в свой день рождения я либо уезжала из города, либо объявляла, что меня нет, покупала красивое постельное белье и пижаму, ложилась в постель и спала целый день, то есть устраивала себе день отдыха, расслаблялась. Но если семья требует праздничный обед, то в этом году я, может быть, вылезу из свой пижамы и что-нибудь приготовлю.

— Неужели сами будете готовить? Ведь для этого нужно много времени, которого, вы сами сказали, у вас практически нет.
— Конечно! Но семейный обед для меня не проблема — я всегда готовлю его сама. Сегодня, например, прилетела из Алма-Аты с фестиваля «Евразия» в семь утра и успела еще до работы приготовить Машеньке салаты, борщ, запечь в духовке телятину на косточках. Так что накормить семью, при том что она у нас очень большая, для меня не событие — всегда есть домашние заготовки. Другое дело, что всегда хочется сделать стол красивым и праздничным, приготовить что-то особенное, какой-то фантастический десерт, чтобы мои родные были довольны — мы с Машкой сделаем это за три секунды.

— Вы ведь заняты и на съемках, и в театре, и в парламенте…
— Работа у меня была, есть и, надеюсь, будет. В театре я продолжаю играть в «Миллионерше», реже — в спектакле «Казнить нельзя помиловать», периодически — в «Скандальном происшествии». В декабре у меня премьера одной пьесы на двоих, написанной Алексеем Козыревым, а в январе, к блокадным дням — спектакль на военную тему — дай бог, чтобы он получился. Так что в моей жизни Театр жил, Театр жив, Театр будет жить.

— В театре, наверное, готовят вам сюрприз...
— Не знаю, я же, повторюсь, никогда не праздную дни рождения! Естественно, на какие-то поздравительные письма, эсэмэски надеюсь, но очень стесняюсь привлекать к себе внимание своим личным праздником.

Завидуйте тише!

— Не раздражает вас фраза: «В сорок пять — баба ягодка опять»?
— Ну если я вдруг стану «ягодкой опять», то только воспряну, буду очень радоваться. Я дико переживала порог своего сорокалетия, когда случился переход от роли молодящейся особы, которая старается привлечь к себе внимание, к ролям мам. Когда я снималась в «Постороннем» и ко мне подвели взрослого дядечку и сказали, что он будет играть моего сына, у меня чуть истерика не началась! Но потом я перешагнула этот порог и поняла, что гораздо лучше быть хорошо выглядящей женщиной на свой возраст, чем молодящейся бабулечкой. Так что я изжила этот комплекс в сорок лет. А в сорок пять мне хочется быть ухоженной, достойно нести себя, то есть быть похожей на английскую королеву. Когда Елизавету II спросили, будет ли она делать пластические операции, она ответила, что хочет достойно выглядеть на свой возраст. И я так хочу.

— Кстати, о пластических операциях. В Интернете гуляет информация, что вы так хорошо выглядите, потому что прибегли к помощи пластического хирурга.
— Это неправда! Хочется сказать тем, кто это пишет: «Завидуйте тише!» Какие пластические операции? Ведь я дочь хирурга и прекрасно знаю, что такое наркоз — это невероятно опасная и рискованная штука. Даю вам честное слово: у меня не было никаких пластических операций.

Взыграли бы во мне дедушки…

— Честное купеческое? Ведь среди ваших предков были купцы...
— Были все: и крестьяне, и купцы... Но коммерческой жилки у меня нет: деньги улетают сквозь пальцы. Очень бы мне хотелось, чтобы во мне мои дедушки взыграли, как говорит Король в «Обыкновенном чуде», и я бы начала хорошо считать, на чем-то экономить, бережливо ко всему относиться... Конечно, много денег я вкладываю в образование своего ребенка — это то, что окупится позднее, хотя, я понимаю, что надо копить-копить-копить, но не получается! Мне говорят: «Зачем ты тратишь так много на дни рождения дочки? Зачем делать такие рождественские елки?» А как же иначе? Эти праздники, рождественские встречи ждет не только Машка, но и ее одноклассники, и я хочу, чтобы когда она вырастет, у нее осталось это в памяти, осталось душевное тепло.

— А Маша уже знает, кем хочет стать?
— В этом году определилась: она хочет быть актрисой мюзикла, ведь Маша хорошо поет и танцует, у нее абсолютный слух. Сейчас она занимается в драматическом кружке, и я понимаю ее. Я знала, что она не технарь, а гуманитарий, что ей очень хорошо даются языки, но то, что она хочет в театральный, не знала. Но Маше только 12 лет, она учится в седьмом классе, и у нее все еще может миллион раз поменяться.

— Но если все-таки она станет актрисой, то в вашей медицинской семье это уже будет второй случай...
— Ну да, после меня — второй. Но главное для меня — чтобы дочь выросла добрым, чутким, образованным человеком.

— И как вы ее воспитываете — так, как вас воспитывали родители, или у вас есть собственная система?
— Знаете, меня воспитывали по-другому, в силу того, что нас было трое: кроме меня еще два брата.

Я родила Машку на десять лет позже, чем меня мамочка. Большая разница: мама в 22 года и мама в 32. Когда родился мой старший брат, потом я, мама занималась в институте — она рожала нас перед экзаменами. Но у нас был такой ученый, мудрый, удивительный папа, который так заботился о нас, столько времени уделял, что сравнивать нельзя. И там, где мы с братьями хулиганили и нам иногда поддавали ремнем, относительно Машки не может быть и речи! Во-первых, она не делает всего того, что делали мы втроем (фантазии-то у нас было в три раза больше, чем у Манюни!), а во-вторых, маме было просто некогда и в силу возраста, и в силу занятости столько времени проводить с детьми. Я, например, с дочкой сижу и спокойно все ей объясняю. Как-то я сказала маме: «Машка воспитывается противоположно тому, как ты нас воспитывала, я боюсь ошибиться. Не говорю о себе, но, судя по моим братьям, у тебя все не так плохо получилось». А мамочка мне ответила: «Не волнуйся, сердце тебе подскажет, потому что к каждому ребенку нужен индивидуальный подход». Я так и действую, исхожу из того, как чувствует, как думает, как понимает мир мой ребенок.

— Вы с такой любовью говорите о детях, а не хотите ли, чтобы у Маши появилась сестренка?
— Сестренку, братика, двух сестренок, двух братиков — сколько Бог пошлет: я с восторгом приму этот дар!

В первую очередь я мама

— Анастасия, вы вся на виду, но ваша личная жизнь закрыта от посторонних глаз. А есть ли в этом смысл? Я, например, открыла Интернет и прочитала и про мифические косметические операции, и про бывшего мужа... Стоит ли скрывать то, что можно все равно прочитать в Сети?
— В Сети правду вы не прочтете, потому что я туда ничего не выкладываю. Я не читаю ничего из того, что там обо мне написано, как бы мне ни было обидно. Пусть это остается на совести того, кто это пишет — Бог все видит. А кому моя жизнь интересна, пусть спросят о ней у меня лично.

— Что вам дороже — роман с кино или роман с политикой? Ведь вы активно участвуете в политической жизни города — не идет ли это в ущерб актерской деятельности?
— Все это нельзя назвать «романами»...Это жизнь. Все, что я делаю как депутат, не имеет отношения к «романам»: просто я стараюсь помочь людям, и благодаря государственному посту у меня такие возможности есть. Но я никогда не уйду ни из театра, ни из кино, потому что без этого не могу жить, дышу этим. Я успеваю сделать многое и, если Бог даст силы, хотела бы, чтобы так все и продолжалось.

— А как вы считаете, кого в вас больше — актрисы, политика или просто женщины-матери?
— Мамы, конечно. В первую очередь жена и мама — меня так воспитали.

Уважаю чужую точку зрения. Но отстаиваю свою

— Те, кто вас знает, говорит, что у вас настоящие дипломатические способности — вы сглаживаете острые углы, не любите конфликтовать, эпатировать... Можете вспомнить показательный пример, когда дипломатичность спасала вас от серьезных конфликтов?
— Спасибо за комплимент — вы даете мне большой аванс. Но если бы я знала, то с удовольствием бы это рассказала (улыбается). Но даже если взять, к примеру, сегодняшнюю политическую ситуацию в мире, то, к сожалению, все мои способности не помогут — я не знаю выхода. Мне жаль, что из-за санкций у нас с зарубежными коллегами наступает затишье в культурных связях, но, думаю, все потом восстановится. Когда я общаюсь с американскими коллегами, то они признаются, что не согласны с позицией, которую занимают США в отношении России. Президент, которого мы выбрали, говорят они, может, и не прав, но раз мы его выбрали, то не имеем право ему противоречить. Я не спорю.

— Хочу отдать должное вашей смелости — вы не боитесь ходить на митинги партии власти и быть обвиненной в воинствующем патриотизме, не боитесь высказываться и по крымскому вопросу. Отстаивать свою позицию вас с детства учили?
— Каждый человек имеет право на выражение своей точки зрения. И я всегда говорю то, что чувствую и думаю. Я не член партии, но состою во фракции «Единая Россия» и согласна с той политикой, которая проводится. Почему-то при этой партии власти я, оказавшись с ребенком на руках и с огромными долгами, смогла воспитать дочку, дать ей образование, создать дом и жить так, как мне нравится, — честно и открыто. И так же, как я уважаю другую точку зрения, думаю, оппоненты с уважением примут и мою. Знаете, работая с утра до ночи, не воруя ни одной копейки, и это показали все проверки, я думаю, что имею право так говорить. Возможно, это кого-то и раздражает...

— Как, наверное, кого-то раздражает и то, что среди женщин-депутатов ЗакСа вы считаетесь самой богатой...
— Во-первых, я не самая богатая. Во-вторых, в феврале у меня не было съемок, ряд проектов закрылся, и мой доход будет значительно меньшим в этом году... Предвижу, что некоторые даже подумают: а-а-а, она научилась скрывать доходы! Это доброжелательные люди видят хорошее, а недоброжелательные в любой ситуации найдут, что плохое сказать.

— В ЗакСе вы курируете сферу культуры, состоите в Совете по культуре и искусству при губернаторе и часто высказывались, что нельзя ходить по городу в шлепанцах, майках и трусах...
— Да, я считаю, что так ходить неприлично. И меня очень много за это ругали. Сама я, как бы жарко ни было, не имею обыкновения выходить на улицу без чулок, носить откровенное декольте и одеваться так, чтобы было видно нижнее белье.

— А что вы сделали, чтобы Петербург стал более культурным? Будет ли принят культурный кодекс петербуржца?
— Все зависит от нас самих. Когда меня спросили, можно ли ходить в майках с голыми животиками, я сказала, что мне это не нравится. И продолжаю так считать. Думаю, так можно ходить на своем дачном участке или в курортном городе. Но даже на курорте я не позволяю себе, идя с пляжа в купальнике, зайти в кафе — считаю, что нужно накинуть что-то сверху.

— Анастасия, когда вы снимались в сериале «Улицы разбитых фонарей» в роли своей тезки Анастасии Абдуловой, вам пришлось заниматься спортом, боксом, разными трюками, гонять машину... Складывается впечатление, что вы все можете. А чего все-таки не умеете?
— Ой, многое еще не умею, но всегда готова научиться...

— «Вечёрка» поздравляет вас, желает здоровья, личного счастья и чтобы все у вас получалось — и как у депутата, и как у актрисы, и как у мамы...
— Спасибо огромное. Мне бы так этого хотелось.

↑ Наверх