Газета выходит с октября 1917 года Saturday 27 мая 2017

Анатолий Аграфенин: Именно здесь начиналась наша страна

Сегодня в гостях у «Книжного клуба» — известный публицист Анатолий Аграфенин (на фото)

«В творческом багаже любого газетчика, — говорит он, — найдется целая коллекция очерков о командировках или странствиях. Мне повезло, некоторые из них вышли в книгах «Саквояж впечатлений», «Виза в мир», «Брось монетку, чтобы вернуться» и других». В соавторстве с коллегами Аграфенин написал сборники «Шанхай глазами российских журналистов», «Стамбул глазами петербургских журналистов». Недавно библиографию пополнил составленный Анатолием путеводитель «12 путешествий по Ленинградской области».

— Когда и как началось ваше увлечение архитектурой, природой, историей Ленинградской области?
— Ленинградскую область поначалу я не воспринимал как тему для книги. Все про нее известно, все тут же, рядом... Но у нас в семье принято по выходным куда-нибудь выезжать. Чаще на день, иногда с ночевкой. И как только мы расширили круг наших поездок, оказалось, что не так уж много мы знаем о том же Выборге, Тихвине, Ивангороде… А таких точек во­круг нашего мегаполиса множество. Конечно, если покопаться в Интернете, можно найти информацию. Но она не такая уж точная и, главное, очень разрозненная.

И вдруг мне предложили подготовить путеводитель по Ленинградской области. Я подумал: ерунда вопрос, напишу за пару недель. А уж когда начал вгрызаться, застрял на полгода. Пока для себя не разобрался — где, что, откуда взялось, — книгу сдать не мог. 

Я не могу сказать, что я специалист по Ленинградской области. Но я действительно по-настоящему увлечен ею. И предлагаю читателю взглянуть на нее моими глазами.

Ленинградская область долго оставалась в тени безусловно блистательного Петербурга. Но она сама по себе — уникальнейшее место России. Ведь, по сути, именно здесь, в Старой Ладоге, куда более 1200 лет назад пришел Рюрик, начиналась наша страна. Здесь шла борьба за нашу независимость, когда на русские земли положили глаз немцы и шведы, — достаточно вспомнить Александра Нев­ского, времена Ореховского и Столбов­ского мирных договоров. Отсюда началось рождение мегадержавы при Петре I. Здесь уже наши деды защищали Родину во время Великой Отечественной. 

И свидетельства всех этих тысячелетий истории сохранились. Об этом нужно рассказывать.

— Вы так занимательно и со знанием дела рассказываете о прошлом региона, что хочется спросить: не возникало ли у вас идеи написать исторический роман? 
— Писать романы я не умею. Но, выпустив книгу, продолжаю с удовольствием открывать для себя новые и новые маршруты. Буквально на днях ездили в долину реки Лавы. Это километров семьдесят от Петербурга. Место фантастиче­ское. Каньон речушки достигает глубины девятиэтажного дома. Археологи на берегах нашли остатки старых городов еще позапрошлого тысячелетия. Здесь можно обнаружить старинные мосты и дороги, выложенные брусчаткой. Сегодня малоизвестное место когда-то было эпицентром исторических событий. Достаточно сказать, что Лава в допетровскую эпоху была границей между Московией и Швецией.

Безусловно, это достойно романа. Но, мне кажется, чтобы заинтересовать людей, пока достаточно написать небольшой очерк об этих местах. 

— Вы отмечаете печальные факты: в аварийном состоянии находится Копорская крепость XIII века, практиче­ски обрушился царский дворец в Ропше, превратились в руины многие старинные усадьбы в деревнях Ленобласти. Надеетесь ли вы, что хотя бы еще при нашей жизни будет спасено то, что еще можно спасти?
— Я не просто надеюсь, я уверен, что это произойдет. Чем больше люди будут интересоваться своей историей, чем больше будут ездить по местам, где эта история творилась, тем очевиднее станет, что терпеть разрушение памятников нельзя. Не может национальное достояние быть в плачевном состоянии. Такая ситуация не может продолжаться бесконечно, какие бы кризисы и трудности ни обрушивались на нашу экономику. 

Кстати, хочу заметить, что правительства — и федеральное, и региональное — уже предпринимают шаги для возрождения Ропши, Копорья, Новой Ладоги, Выборга, Тихвина. Это не быстрый процесс. Но он начался. И результаты его мы должны рано или поздно увидеть.

— Вы не обошли вниманием даже местную кухню. Все ли блюда, рецепты которых приведены в путеводителе, вам довелось попробовать? А может быть, вы и сами готовили что-то по этим рецептам? (Говорят же, что мужчины — лучшие повара.) 
— Как же можно о чем-то писать, не испытав на себе? Сам я готовлю не очень. Но моя жена Ольга — великолепный кулинар. И кстати, мой верный попутчик, ей тоже нравится ездить по выходным по малоизвестным маршрутам вокруг мегаполиса. А это зарок того, что наши путешествия не прервутся и нас ждет еще много интересного.

Давайте почитаем

Предлагаем вниманию наших читателей отрывок из путеводителя «12 путешествий по Ленинградской области»

Гений места

Великий портретист Орест Кипренский родился в Копорье в марте 1782 года. Есть версия, что он — незаконнорожденный сын местного помещика и крепостной крестьянки. Но воспитывался будущий художник в семье крепостного немца Адама Швальбе, который был управляющим мызы Нежинской недалеко от Копорья. Усадьба, к сожалению, не сохранилась. Кроме Ореста в семье воспитывались еще один сын, Александр, и четыре дочери. 

В Академию художеств крепостных не брали. Возможно, талантливому мальчику тогда и придумали легенду. Он поступил под именем Орест — взятому от названия древнегреческой трагедии Еврипида, а фамилию ему хотели сначала дать по месту рождения — Копорский, но потом чуть изменили по одному из имен любимицы муз Афродиты — Кипренский.

За плечами Кипренского долгая учеба в Академии художеств, куда он поступил воспитанником в шесть лет. Положенный семнадцатилетний курс обучения он завершил с золотой медалью, дающей право на стипендию для совершенствования своего мастерства в Италии, куда из-за наполеоновских войн уехал впервые только в 1816 году...

Затем Кипренский вернулся на родину. Здесь он создал целую галерею великолепных портретов — героев войны 1812 года, деятелей искусств, современников.

Последние годы жил в Италии. Перед возвращением на родину простудился и умер от воспаления легких в Риме. Погребен в церкви Санта-Андреа-делле-Фратте. Его покой охраняют установленные в базилике статуи ангелов работы Бернини.

Кипренский никогда не распространялся о своем происхождении. Но в Копорье в молодости бывал часто. Его словно подпитывали эти места.

Копорская крепость.

Обнимите дерево!

Как я уже писал, происхождение Ореста Кипренского до сих пор вызывает споры. Одни историки утверждают, что отцом художника был копорский крестьянин Адам Швальбе, другие предполагают, что Орест — незаконнорожденный сын помещика Дьяконова.

Сторонники второй теории утверждают, что Дьяконов, узнав о рождении сына, посадил платан. Но так как открыться, что это его дитя, он не мог, то дерево посадил не возле дома, а на дне глубокого оврага реки Копорки. Повзрослев, Кипренский, храня память об отце, посадил в крепости аллею ясеней, некоторые из них сохранились до наших дней. С тех пор в Копорье повелась традиция обнимать деревья и загадывать желания.

↑ Наверх