Газета выходит с октября 1917 года Saturday 20 июля 2019

Аннексия сознания

Любая борьба за власть в конечном итоге всегда оборачивается борьбой за право говорить Информационная война между Украиной и Россией, развернувшаяся после февральских событий, реализуется как война идеологем.

Украинские политики и журналисты идеологическое кодирование массового сознания строят на архетипической антиномии «свой — чужой». Все, что попадает в область своего, одобряется, безоговорочно (я бы сказала — бездумно) принимается и оценивается положительно. Чужой — это враг, даже если он хочет помочь, приводит разумные аргументы и объясняет свои поступки. Это эффективный, опробованный, но стандартный и варварский (в значении — «племенной») способ ведения идеологической войны.

Наталья Клушина, профессор кафедры стилистики русского языка факультета журналистики МГУ имени М. В. Ломоносова

Сложные с точки зрения истории, культуры, геополитики события (воссоединение Крыма с Россией, раскол Украины на Восток и Запад, насильственное свержение украинского правительства и президента) в украинских СМИ редуцированы и уложены в прокрустово ложе политических ярлыков: аннексия Крыма, российские оккупанты, пророссийские сепаратисты, российская агрессия и т. п.

Тотальность и частотность этих агрессивных идеологем в украинских СМИ (вместо аргументации и анализа сложившейся ситуации) влияет на психоэмоциональную сферу читателя или зрителя и включается в коллективное бессознательное как наиболее простое и понятное объяснение происходящего, что в конечном итоге создает коллективную консолидированную мировоззренческую модель общества.

Но такое прямолинейное идеологическое кодирование в современном информационном обществе невозможно, поскольку в глобальном информационном пространстве существует и другая интерпретация происходящего.

Российские СМИ используют нестандартную информационную стратегию в данной войне: они отказались от тривиального образа врага и выстраивали альтернативную интерпретацию украинских событий, удваивая тем самым информационную картину мира, предоставляя альтернативу адресату: сепаратисты — сторонники федерализации; независимость Крыма — независимость Косова ; противостояние на Майдане — противостояние на юго-востоке Украины и т. п.

Подобные аналогии и аргументы демонстрируют нарочитый алогизм и абсурдность идеологических номинаций в украинских массмедиа: не бывает миролюбивых, дружественных оккупантов и аннексии без единого выстрела. Но намеренное разрушение аналогий и причинно-следственных отношений формирует «разорванное», так называемое клиповое массовое сознание, которым легко управлять.

Предоставление российскими медиа альтернативной, уважительной и цивилизованной интерпретации событий на Украине (ср.: российские оккупанты/украинский братский народ), то есть удвоение «реальности массмедиа», не позволяет осуществить аннексию сознания украинского массового адресата. Поэтому украинские власти, небезосновательно назвав российских журналистов «Информационные силы России», капитулировали перед российскими СМИ — отключили российские телеканалы на территории Украины.

Автор: Наталья Клушина, профессор кафедры стилистики русского языка факультета журналистики МГУ имени М. В. Ломоносова
↑ Наверх