Газета выходит с октября 1917 года Tuesday 23 октября 2018

Блокадница лишена возможности выйти на улицу

93-летняя Елена Дубова, защитница Ленинграда, инвалид-колясочник, не может выйти из квартиры: ей не преодолеть лестничные марши

70-летие Победы приближается. Город активно готовится к празднику. Между тем, как показывает практика работы нашей горячей линии «36 квадратных метров», поныне есть десятки ветеранов, которых не обеспечили благоустроенным жильем. Одна из них — 93-летняя Елена Александровна Дубова, участница Великой Отечественной войны, награжденная медалью «За доблестный и самоотверженный труд в период Великой Отечественной войны», блокадница, инвалид-колясочник 1-й группы. Елена Александровна, проживая в Петроградском районе, на улице Воскова, в доме старой застройки — с огромными лестничными маршами, но без лифта, не имеет возможности попасть на улицу, подышать воздухом, сходить в поликлинику. Корреспонденты «ВП» отправились в гости к блокаднице. 

Жилье Елены Александровны официально признано «непригодным для проживания… инвалида-колясочника»

Дом №18 по улице Воскова. От соседних домов ничем особенным не отличающийся. Вот только по глухой, без окон, стене дома идет темная полоса, вдоль которой потихоньку облупляются кирпичи. Как пояснила Наталья Владимировна, дочь Елены Александровны, это след от немецкого снаряда. 

Классическое петербургское парадное. Несколько ступенек наверх, затем площадка, после которой начинается добротная лестница. Внизу, в закутке, стоят детские коляски. Мамочкам приходится поднимать детей на руках. Но поднять (спустить) пожилого и отнюдь не легонького человека — огромная проблема.

Наталья Владимировна рассказывает, что, когда несколько лет назад Елене Александровне стало совсем плохо, была вызвана «скорая». Предложили госпитализацию. Но нужно было как-то доставить инвалида-колясочника до машины. Была необходима посторонняя помощь. 

— Мне и обратиться было не к кому. Соседи — тоже пожилые люди. Вышла на улицу, но от предложения помочь нести маму прохожие шарахались. Мы тогда были вынуждены отказаться от госпитализации, — уточняет Наталья Владимировна. 

Квартира двухкомнатная, причем комнаты — смежно-изолированные. Развернуться на коляске тоже непросто. Живут в квартире фактически три семьи: сама Елена Александровна, ее дочь Наталья Владимировна и внук с семьей. Пять человек (а скоро будет шесть). Из расчета на пятерых жилой площади получается меньше 9 кв. м на человека, но вот общей площади (с местами общего пользования) — больше. Так что нуждающейся в улучшении жилищных условий участницу войны не признают. И соответственно, благоустроенного жилья не предлагают. Посему самое простое желание — подышать свежим воздухом — остается мечтой. 

Но, возможно, хотя бы в год 70-летия Победы участнице войны все-таки предоставят удобное жилье — в доме с лифтом и пандусом. Именно как инвалиду-колясочнику. После наших запросов на днях пришел ответ из администрации Петроградского района (за подписью заместителя главы администрации В. В. Рябинина). В нем сказано, что «в соответствии с Положением о признании помещения… непригодным для проживания… инвалида-колясочника, необходимо предоставить к рассмотрению районной межведомственной комиссии перечень документов». В ближайшие дни родственники блокадницы пакет документов предоставят. Далее вопрос будет рассматриваться на комиссии. О результатах мы сообщим читателям.

От смерти спасла иконка

Елена Александровна — коренная ленинградка. До войны закончила медицинское училище, вышла замуж. Когда началась Великая Отечественная, муж — Владимир Дмитриевич Дубов — ушел на фронт. Именно в этой квартире на улице Воскова Елена Александровна и пережила блокаду. 

Та самая икона Богоматери — семейная реликвия.

Сначала ее вместе с другими ленинградцами послали на рытье окопов. И там она была до тех пор, пока фашисты не подошли вплотную. Уезжали на последней полуторке, которую немцы обстреляли.

А в Ленинграде Елена Дубова дежурила на крышах, разбирала завалы после бомбежек. Однажды в руинах разбомбленного дома нашла маленькую икону Богоматери, положила в карман. И так всю блокаду иконку в кармане и проносила. Как считает Елена Александровна, именно икона спасла ее от смерти.

А смерть подстерегала всюду. Когда начиналась бомбежка, Елена Александровна не бежала в бомбоубежище, выходила в коридор, вставала у капитальной стены за дверным проемом. Как-то вернулась в комнату после отбоя воздушной тревоги, а на ее кровати лежит еще дымящийся осколок снаряда. 

Елена Александровна работала в поликлинике на Кавалергардской улице (там в годы войны было отделение челюстно-лицевой хирургии). Приходилось добираться от Петроградки до района Смольного. Пока ходили трамваи, на работу ездила. И — вот судьба — однажды, когда она ехала в первом вагоне, во второй попал снаряд. Первый вагон не пострадал. 

Когда трамваи ходить перестали, шла на работу пешком. И однажды во время обстрела прямо у нее на глазах снаряд разорвал на куски впереди идущего человека. Как вспоминает Елена Александровна, она тогда со страху забежала в первое попавшееся парадное, взлетела на последний этаж и там просидела несколько часов. Потом боялась, что ее за это арестуют, потому что опоздала на работу в военное время. Но ничего, обошлось. 

Елена с сыном.

Как и все ленинградцы, голодала. Стояла в огромных очередях в булочную, варила подобие холодца из клейстера. Как считает блокадница, во многом ее выручал самовар. 

И после войны семья Елены Александровны продолжала жить в упомянутой квартире на улице Воскова. Вот только пришлось уплотниться: одну комнату у них забрало государство. Они получили ее обратно лишь спустя годы, когда к ним переехала тетя Елены Александровны и отдала за комнату свое жилье. 

… А та икона Богоматери до сих пор бережно хранится в семье. 

Комментарий

Татьяна СМИРНОВА, юрисконсульт горячей линии «36 квадратных метров»:

— Согласно ст. 10 ФЗ «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» государство гарантирует инвалидам проведение реабилитационных мероприятий, получение технических средств и услуг, предусмотренных федеральным перечнем реабилитационных мероприятий, технических средств реабилитации и услуг, предоставляемых инвалиду за счет средств федерального бюджета.

Индивидуальная программа реабилитации инвалида является обязательной для исполнения соответствующими органами государственной власти, органами местного самоуправления, а также организациями независимо от организационно-правовых форм и форм собственности (ст. 11 ФЗ «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации»).

В соответствии со ст. 15 этого же закона правительство РФ, органы исполнительной власти субъектов РФ, органы местного самоуправления и организации, независимо от организационно-правовых форм, обязаны создавать условия инвалидам (включая инвалидов, использующих кресла-коляски и собак-проводников) для беспрепятственного доступа к объектам социальной инфраструктуры (жилым, общественным и производственным зданиям, строениям и сооружениям, спортивным сооружениям, местам отдыха, культурно-зрелищным и другим учреждениям), а также для беспрепятственного пользования железнодорожным, воздушным, водным, междугородным автомобильным транспортом и всеми видами городского и пригородного пассажирского транспорта, средствами связи и информации (включая средства, обеспечивающие дублирование звуковыми сигналами световых сигналов светофоров и устройств, регулирующих движение пешеходов через транспортные коммуникации). 

↑ Наверх