Газета выходит с октября 1917 года Monday 16 сентября 2019

«Последнюю квитанцию у меня крысы съели»

Блокадница просит милостыню, а власти бездействуют

Все, кто вчера в полдень выходил из станции метро «Горьковская», могли видеть странную картину. Пожилая женщина, увешанная плакатами с просьбой о помощи, держала в руках кипу бумаг, среди которых были отписки чиновников, депутатов, копии писем в различные инстанции, вырезки из газет о несправедливо начисленной квартплате, даже стихи поэтессы Татьяны Чуйковой, адресованные ей, Светлане Александровне Еременко: «Блокадница живет в подвале? Ну как же так?! Ну как же так?! Отцы на фронте погибали, их дети гибнут просто так...»

Большинство прохожих обходят старушку стороной

Перед 73-летней пенсионеркой стояла полуразбитая керамическая кружка с ее портретом, на дне которой виднелась мелочь.

Светлана Александровна вышла на улицу не потому, что ей в мороз хотелось прогуляться, а потому, что уже нет мочи жить в квартире, соединенной с подвалом, в котором и крысы, и комары, и еще черт знает что, но самое главное — неисправная гидроизоляция. В итоге квартира в старинном доме Бенуа на Петроградской стороне превратилась в клоаку. «У меня чуть ли дерьмо не плавает по квартире, от меня уже соседи шарахаются: я помыться не могу, вода из крана течет такая, что ни пить, ни готовить нельзя — беру воду в церкви», — сокрушается блокадница.

Героиня одной из недавних наших публикаций воюет с коммунальщиками уже 12 лет — с тех пор как разменяла квартиру с сыном, продавшим свое жилье и уехавшим с женой и дочкой на Украину. Блокадница, у которой отец погиб на Невском пятачке (мать тоже вносила свою лепту в Победу — рыла окопы), кому только не писала — и президенту, и премьеру, и губернатору. Но чиновники, которым сверху спущена была директива разобраться, бездействуют — кому оно нужно, чужое горе?

Пожилая женщина вспоминает, что однажды ей позвонили с угрозами. «Тебе никто квартиру не даст, тебя легче убить», — прогнусавил в трубку мужской голос. После этого испуганная старушка дня три не могла выйти из дома. А потом пошла и написала заявление в милицию. Однако никакого разбирательства не последовало.

«Меня хотели переселить в социальную 14-метровую комнату, но я же не сумасшедшая, чтобы менять на нее свою 54-метровую квартиру в центре! Я хочу жить в своей квартире — она хоть и гнилая, зато моя», — сокрушается Светлана Александровна и продолжает: — Единственное, что прошу, — починить гидроизоляцию».

Услышав ее стенания, проходившая мимо пожилая дама поинтересовалась: «А какую пенсию вы получаете? Наверное, хорошую? Ну и отремонтируйте сами! Неужели лучше побираться? Я пять тысяч получаю и не стою здесь».

«Вы ничего не поняли, — объясняет Светлана Александровна. — Мне нужно сделать гидроизоляцию в подвале, провести проводку, просят с меня за это 25 тысяч, да еще долг у меня по квартплате — больше 100 тысяч рублей! Ведь я не плачу за квартиру — чего я должна платить, если воду беру в церкви? Но чиновники нарочно издеваются — ничего не делают. У меня 57 отписок от этих бюрократов».

Народ Светлане Александровне попадается не очень жалостливый — в ее кружке если наберется сто рублей мелочью, то хорошо. Она показывает удостоверения — ветерана войны, блокадные корочки, но большинство обходят старушку стороной.

А когда-то она сама работала начальником в ОБХСС. Старалась быть справедливой ко всем. «Нас уважали, ведь мы взяток не брали, а сейчас посмотри, что делается, — воруют миллионами, а как помочь нуждающимся — денег нет!» — говорит Светлана Александровна.

«Вечёрка» уже рассказывала 21 января историю Светланы Александровны Еременко. Но ни глава Петроградского района Юрий Николаевич Гладунов, ни руководство ТСЖ «Дом Бенуа» (руководитель — Юрий Абрамович Крупник) ничего не предприняли. Надеемся, заслуженному человеку все же помогут. Не стоять же ей с кружкой у метро…

↑ Наверх