Газета выходит с октября 1917 года Sunday 16 июня 2019

Чемпионат сбывшихся ожиданий и растаявших надежд

Собкор «Вечёрки» рассказывает о том, что осталось за кадром телетрансляций чемпионата Европы по фигурному катанию

Чемпионат в Стокгольме открывала наследница шведского престола кронпринцесса Виктория. Объявив соревнования открытыми, принцесса сдернула покрывало с эмблемы чемпионата — огромного конька, высеченного из ледяного куба.

Гигантский конек из льда пришлось убрать с арены в холодильник — чтобы не растаял.

К сожалению, ледяной конек оказался недолговечным и в первый же день начал таять, не выдержав тепла от телекамер и осветительных приборов в «зоне слез и поцелуев», где был установлен. Однако огромному ледяному параллелепипеду, на одной из граней которого была высечена эмблема, словно ничего не делалось.

Что ж, таков спорт, как и сама жизнь: чьи-то надежды тают, а чьи-то материализуются.

Наследная принцесса Виктория открывает чемпионат Европы.

Сестры Хельгессон сделали кассу

Поначалу чемпионат не привлек особого внимания жителей Стокгольма. И это при том, что цены на билеты были весьма разумными — начиная от 120 крон. 

«Столько стоит, например, билет в кино или в музей. Для семейного похода совсем необременительно. Однако жители Стокгольма просто отвыкли от фигурного катания на высшем уровне, — сокрушалась Лиса Нильссон, руководитель пресс-службы чемпионата. — Последний раз крупное международное соревнование — чемпионат мира — проходил в Стокгольме аж в 1947 году! Да и аренда ледовых арен в столице слишком дорога, поэтому все соревнования по фигурному катанию в последние годы проходили в других городах Швеции».

Поначалу казалось, что затраты, понесенные Союзом конькобежцев Швеции — организатором чемпионата Европы — на аренду огромной, на 13 800 зрителей, «Глобен-арены», не окупятся. Ибо в первые дни даже нижний ярус трибун, вмещающий около 8 тысяч зрителей, заполнялся едва ли наполовину. Но Лиса Нильссон не унывала: «В субботу финал женского одиночного катания, и зрители будут не только из Стокгольма, но и со всей Швеции, а также и из соседних стран — в первую очередь, чтобы поддержать шведских сестричек Викторию и Йоши Хельгессон, а также финку Кийру Корпи. Тогда-то мы откроем верхний ярус».

А так выглядела «Глобен-арена» в день женского финала.

И как в воду глядела! В день женского финала «Глобен-арена» была забита под завязку. И это несмотря на то, что Кийра Корпи вынуждена была сняться с соревнований. Даже на показательных выступлениях в последний день такого аншлага на арене не было…

Ах, не солгали предчувствия мне… 

Кстати, о Кийре Корпи. Она вернулась в спорт после почти полутора лет отсутствия из-за тяжелой травмы — разрыва ахиллова сухожилия. Неудивительно, что после ее прекрасного выступления в короткой программе, где она стала четвертой, сделав весомую заявку на медаль, от желающих поговорить с финской фигуристкой в микст-зоне просто отбоя не было!

Кийра Корпи.

В какой-то момент она устала стоять на коньках и решила их снять, чтобы ноги отдохнули. Не тут-то было — заело шнурок левого ботинка. Пришлось Кийре звать на помощь руководительницу финской делегации, которая, ко всеобщему удивлению, достала из дамской сумочки швейцарский складной нож и ловким движением рассекла шнурок.

«Не к добру все это, — заговорили журналисты. — Именно левая нога была у нее травмирована». Увы, как в песне Леонида Утесова: «Ах, не солгали предчувствия мне…»

В день финала стало известно, что Кийра Корпи на лед не выйдет. К счастью, не из-за рецидива травмы, а «всего лишь» из-за высокой температуры и сильных болей в желудке вследствие подхваченной где-то ротавирусной инфекции.

«Зеленая комната» с деревьями из льда

В этом году организаторы чемпионата впервые пошли на нововведение: сделали на арене «грин-рум». В театрах и концертных залах так называется помещение рядом со сценой, где артисты находятся перед своим выходом или отдыхают, уйдя со сцены.

«Зеленая комната» с деревьями из льда.

Идею сделать «грин-рум» на чемпионате предложил официальный телевещатель чемпионата Европы — шведский канал ТВ-4. В этом закутке, отделенном от арены ледяными блоками, по идее телевизионщиков, поддержанной функционерами ISU, должны были находиться только что откатавшиеся претенденты на медали и ждать, как откатаются их соперники, наблюдая на большом телеэкране за происходящим на льду. Ну а камеры бесстрастно фиксировали эмоции, проявляющиеся на их лицах…

Фигуристы отнеслись к этой идее по-разному. «Я могу специально сидеть с каменным лицом», — пошутил Максим Ковтун. «Прекрасная идея. Ибо, откатавшись, выходишь в микст-зону и не видишь, как выступают соперники. А здесь есть большой телевизор», — порадовался Хавьер Фернандес. А Сергей Воронов заметил, что сидение в «грин-рум» — это испытание. «Иногда так прокатаешь программу, что бывает желание после выступления чем-то запустить, что-то сломать, — сказал Сергей. — А тут ты на виду и должен сдерживаться». И тут же добавил, что вообще-то он не такой и никогда ничего не крушит и не ломает.

Кстати, несмотря на название, ничего зеленого в «грин-рум» не было. Даже деревья в ней были сделаны из льда…

Награждение или похороны?

Странное впечатление производила церемония награждения победителей и призеров чемпионата. На арене свет, приглушенный до полумрака, девушки, которые несут на бархатных подушках медали, одеты в черные платья. И все это — под заунывные мелодии, исполняемые хором а капелла.

Церемония награждения: полумрак, женщины в черном, пьедестал с черной лентой.

«Это что, заранее похороны шведских надежд хотя бы на одну медаль чемпионата?» — мрачно пошутил коллега, польский фотограф Людвиг Вельницкий. Как в воду глядел — через два дня после первого награждения, в финале женского одиночного катания, сестры Йоши и Виктория Хельгессон заняли соответственно 4-е и 5-е места.

Кстати, во время той первой церемонии, когда награждали победителей в танцах на льду, случился еще один казус. Отцепились поднимаемые во время исполнения государственного гимна страны фигуриста-победителя флаги стран, которые представляют призеры чемпионата. Вместо флагов Франции (Габриэлла Пападакис и Гийом Сизерон) и Италии (Анна Каппеллини и Лука Ланотте) под купол «Глобен-арены» взмыли голые флагштоки. Единственным стойким оказался флаг России, которой бронзовую медаль принесли Александра Степанова и Иван Букин…

Руслан Жиганшин — матадор или бык?

На пресс-конференциях фигуристов своими вопросами ставил в тупик журналист Жан-Кристоф Берло, представляющий специализированный сайт IseNetwork News, посвященный фигурному катанию. Так, после короткого танца, который фигуристы должны были исполнять в рамках пасодобля, месье Берло спросил у Руслана Жиганшина буквально следующее:

«В пасадобле, как известно, женщина изображает мулету, а мужчина матадора или же иногда быка. Когда вы держите в руках столь прекрасную «мулету», вашу очаровательную партнершу Елену Ильиных, кем вы себя ощущаете — матадором, полным эротической страсти, или же быком, который должен будет пасть ниц от смертельного удара?» Бедный Руслан стал краснее мулеты и невнятно пробормотал, что в таком аспекте они свой танец не рассматривали.

Руслан Жиганшин обнимает «мулету» — Елену Ильиных.

Случайно или нет, но после этого свой удар Жиганшин — матадор ли, бык ли — на следующий день получил, в произвольном танце. Его нанесла коньком Елена Ильиных, неудачно заходя на поддержку. Рана у Руслана, понятно, была несмертельной — но достаточно кровоточащей…

А был ли мальчик?

По традиции чемпионат завершался официальным приемом, который в этом году состоялся в знаменитом Синем зале Стокгольмской ратуши, где ежегодно проходит заключительный банкет после вручения Нобелевских премий. Вот только сделали его почему-то в предпоследний день чемпионата, еще до выступления пар в произвольной программе. И журналистов на прием не позвали.

Официальный прием ИСУ в Стокгольмской ратуше. Российские фигуристки. Справа Аделина Сотникова. Фото предоставлено Шведским союзом конькобежцев.

Зато на банкете была замечена олимпийская чемпионка Сочи Аделина Сотникова, которая приехала в Стокгольм поддержать российских фигуристов, в частности Максима Ковтуна, с которым вместе тренируется у Елены Водорезовой (Буяновой) и Татьяны Тарасовой. Правда, с журналистами во время чемпионата Аделина общаться не желала. 

Стокгольм
↑ Наверх