Газета выходит с октября 1917 года Sunday 26 мая 2019

Черные дыры и белые пятна Петербурга

Что происходило со знаковыми городскими объектами за время губернаторства Георгия Полтавченко

Менее трех месяцев остается до совмещенных с муниципальными губернаторских выборов, на которых Георгий Полтавченко, находящийся в кресле петербургского градоначальника без малого три года, надеется победить в первом туре, рассчитывая, разумеется, на поддержку горожан. Поэтому Георгий Сергеевич в последнее время стал действовать активнее, чаще появляться в публичных местах, в его речах появилось больше распространенных предложений, цитат из классиков и петербургских поэтов.

И. о. губернатора доволен ситуацией в городе (валовый региональный продукт вырос на 3,5%, налоги тоже увеличились, инвестиции подросли на 12%, средняя зарплата бюджетников — 37,6 тысячи рублей), о чем и было доложено на встрече с президентом. Но главное, по мнению Полтавченко, — это принятие стратегии развития Санкт-Петербурга до 2030 года, что, собственно, и стало его предвыборной программой.

Однако, как известно, губернаторы приходят и уходят, а Санкт-Петербург, стоящий на берегах Невы вот уже 311 лет, остается. Какую печать оставит на архитектурном облике Северной столицы нынешнее время? «Вечёрка» решила напомнить о судьбе некоторых объектов.

Стадион на Крестовском острове

Строится на месте знаменитого стадиона имени С. М. Кирова — одного из самых больших в СССР. Старый стадион был любимой ареной ФК «Зенит», просуществовал 56 лет (1950 — 2006), но относительно молодой возраст спортивного сооружения не помешал его сносу — 17 августа 2006 года был сыгран последний официальный матч, после чего памятник архитектуры федерального значения сровняли с землей. Кстати, в музее «Вечёрки» хранится реликвия — кирпич с разрушенного стадиона.

Новый стадион начали строить в 2007 году с дальним прицелом: сделать его площадкой для ЧМ-2018. За время строительства менялись руководители, а смета увеличилась в несколько раз — до 35 млрд. руб. И не только смета, но и количество бетонных конструкций, и численность рабочих — в 3,5 раза, то есть до 1400 человек. Однако вопрос как был, так и остается открытым: успеют ли к мундиалю?

Апраксин двор

Он же Апрашка. Насчитывает 57 корпусов, разместившихся на 14 га. Большинство корпусов комплекса находится в городской собственности. До последнего времени в Апраксином дворе велись восстановительные работы, которые проводила компания «Главстрой» Олега Дерипаски. Бизнесмен пообещал вложить в реконструкцию комплекса 40 млрд. руб. Но вот уже седьмой год осуществляется реконструкция, а результата нет. Хотя для предпринимателей в начале 2009 года специально построили и открыли Гражданский рынок на улице Руставели, 45, тем не менее впечатление такое, что малый бизнес прочно обосновался в Апрашке — там и сегодня в павильонах идет бойкая торговля. Руководство «Главстроя» еще в конце 2012 года предупреждало, что комплекс прекратит свое существование, но воз и ныне там.

Два года назад губернатор Георгий Полтавченко объявил, что Апраксин двор превратился в настоящий градостроительный тупик. Это означало, что город хочет досрочно расторгнуть контракт с «Главстроем», аргументируя тем, что за четыре года компания сумела лишь построить забор. Однако «Главстрой», взявший корпуса комплекса в аренду до 2016 года, не спешит аннулировать сделку. Похоже, Апрашка так и останется градостроительным тупиком на долгие годы.

«Невская ратуша»

«Невская ратуша» — масштабный деловой район в историческом центре города, построенный специально для того, чтобы разгрузить центр от административных учреждений. Проще сказать, именно там должны обосноваться городские чиновники. Судя по всему, с большим комфортом. Ведь в комплекс входят здание администрации Санкт-Петербурга (для размещения комитетов правительства), восемь бизнес-центров класса А, конгресс-отель, пешеходная улица с кафе, барами и ресторанами, двухуровневый подземный паркинг.

Только вот до сих пор не принято решение о том, какие комитеты первыми въедут в апартаменты, которые пустуют с января 2014 года. Похоже, что чиновники сами и тормозят переезд — ну не хочется им покидать насиженные в историческом центре места. Правда, вице-губернатор Василий Кичеджи в интервью «Вечёрке» как-то заметил, что готов отдать «Невскую ратушу» школьникам, чтобы разместить там Дворец науки и техники, но эта идея канула в Лету. Тем не менее глава КУГИ Мария Смирнова заявила в интервью «Фонтанке», что «предварительно объекты площадью до 800 кв. м будут использоваться в соответствии с потребностями районов, площадью до 3,5 тыс. кв. м — для размещения государственных учреждений, но будущее объектов площадью от 5 тыс. кв. м пока не определено». Опять градостроительный тупик?

Вторая сцена Мариинки


Этот проект неслучайно называют убийцей Крюкова канала. Хотя его можно смело назвать двойным убийцей: вспомним уничтоженный в 2005 году памятник конструктивизма — ДК имени Первой пятилетки вместе с фрагментом Литовского рынка работы Кваренги.

Именно на месте ДК, снесенного в рекордные сроки, и была построена Вторая сцена театра оперы и балета (общая площадь — около 39 тыс. кв. м), на что ушло 22 млрд. рублей из федерального бюджета, хотя вначале предполагалось потратить 9,5 млрд. рублей.

Надо сказать, что проект не задался с самого начала. Архитектурное решение доверили иностранцу — французскому архитектору Доменико Перро, работавшему в стиле био-тек (полная противоположность хай-тека). И француз добросовестно работал, сочинил проект сцены под огромным золотым куполом. Но в декабре 2006 года Перро, получившего от экспертов 286 замечаний к своим разработкам, отстранили от работ, и Мариинка-2 дорабатывалась уже российскими архитекторами. Переработанный проект упростили, снизив его высоту, усилили несущие конструкции, но лучше от этого творение Перро не стало. Особенно когда выяснилось, что строительство купола в том виде, в котором его задумал француз, невозможно.

Первоначально Вторую сцену Мариинки планировали построить в 2009 году, к фестивалю «Белые ночи», но к этому времени успели только провести новый конкурс по выбору архитектурного облика. В итоге театр открыл свой первый сезон в мае 2013 года, получив при этом клеймо самого некрасивого здания нынешних времен.

Никольские ряды


Самый свежий пример того, как мы обходимся с культурным наследием.

Реконструкция федерального памятника «Никольские ряды» на Садовой улице, 62, происходит по принципу «фасадизма» — когда от исторического здания оставляют только фасад, а все остальное безжалостно уничтожается и заменяется новоделом. Приспособить здание бывшего Никольского рынка (его еще в 2010 году выкупило у города ЗАО «Никольские ряды») под многофункциональный комплекс, то есть гостинично-деловой центр, взялась архитектурная мастерская «Евгений Герасимов и партнеры». Мастера архитектуры пообещали действовать по принципу «традиция плюс новация», то есть «вписать новые конструктивные и архитектурные реалии в контекст старого, ветшающего здания бывшего Никольского рынка, принимая во внимание историко-архитектурную значимость и охранный статус объекта».

Что же представляет собой этот комплекс? На сайте «Никольских рядов» имеется полный перечень объектов, ориентированных «на прием, размещение и обслуживание гостей, имеющих деловую и туристическую направленность»: 4-звездная гостиница на 350 номеров, бизнес-центр класса А площадью 8 тыс. кв. м, конференц-центр, фитнес- и SPA-центр, подземная двухуровневая автостоянка более чем на 200 машиномест. И как тут, учитывая увеличение общей площади комплекса, сохранить памятник культуры конца XVIII века? Пока по требованию градозащитников работы по проекту, который даже не обсуждался на Совете по культурному наследию, прекращены. Но, думается, это вряд ли спасет Никольские ряды от «фасадизма».

Новая Голландия

Этот архитектурный комплекс, ограниченный Мойкой, Крюковым и Адмиралтейским каналами, творение Валлен-Деламота, — памятник промышленной архитектуры раннего классицизма. Ансамбль со знаменитой 23-метровой аркой, переброшенной через канал, возводился более 20 лет (с 1765 по 1787 год), стал знаковым местом — позднее там была построена арестантская башня, прозванная бутылкой, отчего в народе родилось выражение «не лезь в бутылку», а также бассейн для опытов. Но после остров пришел в запустение, потерял некоторые свои строения, в том числе лабораторию Менделеева, радиостанцию морского штаба, созданную еще в Первую мировую, откуда Ленин посылал известие флоту, что революция совершилась. При Советах на острове располагались складские помещения Ленинградской военно-морской базы, и по понятным причинам посторонним вход туда был запрещен.

В наше время из Новой Голландии решили сделать коммерчески успешный проект — создать многофункциональный комплекс с театрами, галереями, выставочными залами, ресторанами, гостиницей. Правда, это не очень увязывалось с биографией острова, который всегда использовался для нужд морских ведомств. 

В 2004 году остров передали в собственность городу, и через два года началась реконструкция Новой Голландии — тендер на проведение работ выиграла компания Шалвы Чигиринского и Игоря Кесаева, которая даже успела пригласить в проект знаменитого Нормана Фостера, но затем у Чигиринского начались финансовые проблемы (в 2009 году Высокий суд Лондона наложил арест на имущество бизнесмена), и власти Петербурга озаботились сменой инвестора. Так появился Роман Абрамович со своей компанией, у которого тоже шло не все гладко: вначале он заключает договор на реновацию острова с одним американским архитектурным бюро, теперь — с голландским, специализирующимся на ландшафтном дизайне… Реставрация и реорганизация пространств Новой Голландии продолжается, но что получится на выходе, увидим в 2017 году, когда, по обещаниям, остров будет сдан «под ключ».

О новой концепции реконструкции Новой Голландии читайте в номере «ВП» от 8 июля.

Набережная Европы


Вообще-то нашему городу везет на набережные, но только не на «Набережную Европы» — так будет называться комплекс зданий между проспектом Добролюбова, набережной реки Малой Невы, переулком Талалихина и западной границей площади Академика Дмитрия Лихачева, то есть на территории, которую раньше занимал Институт прикладной химии (ГИПХ).

В 2008 году архитектурный конкурс выиграла компания «ВТБ-Девелопмент». И для осуществления этого масштабного проекта стоимостью 47 млрд. рублей инвестор собирался пригласить маститых архитекторов. В августе 2012 года на общественном обсуждении в Балтийской медиа-группе свое видение «Набережной Европы» представил руководитель архитектурной группы Сергей Чобан, известный своими берлинскими проектами. Он пообещал сделать современный комплекс зданий на площади в 100 га достойным обрамлением Северной столицы. Незадолго до этого и губернатор Георгий Полтавченко высказался в том духе, что Петербург должен развиваться и строительство «красивого квартала, театра украсит город не только в архитектурном плане, но и по своему содержанию». Действительно, помимо кварталов элитной недвижимости проектом было предусмотрено строительство здания Театра танца Бориса Эйфмана, пятизвездного отеля, офисных и торговых центров, а вдоль Малой Невки планировалось создать пешеходную зону. Реализация проекта была намечена на 2017 год. Правда, депутаты ЗакСа были озабочены «возникшими кучами мусора» на месте ГИПХа, который инвестор переселил в Ленобласть, построив во Всеволожске для оборонного предприятия новые корпуса, но затем быстро успокоились.

Однако 2012 год стал переломным в биографии «Набережной Европы»: работы были приостановлены, возник вопрос о смене инвестора — Управление делами президента присмотрело этот квартал для представителей судебной власти. В марте этого года Госдума приняла поправки в бюджет РФ на 2014 год, которые предусматривают выплату инвестору субсидии в размере 10 млрд. рублей за отказ от проекта «Набережная Европы». А сам проект уже передан мастерской Максима Атаянца, которая от старой концепции не оставила камня на камне, — выжил только Театр танца Бориса Эйфмана, который будет построен на площадке внутри административных зданий. В итоге есть решение о размещении на будущей набережной Европы судебного квартала, куда переедут из Москвы объединенные Верховный и Высший арбитражный суды. Осталось воплотить решение в жизнь.

↑ Наверх