Газета выходит с октября 1917 года Sunday 18 августа 2019

Черные лебеди Ричард и Каролина покидают Михайловский сад

Но обещают вернуться

31 октября пару черных лебедей, подаренных Русскому музею, увозят на зимовку из Михайловского сада.

На орнитологической станции Ричард и Каролина будут находиться в небольшом подогреваемом водоеме и весной 2015 года вернутся в свои просторные владения — пруды Михайловского сада. При отлове птиц будет производиться их окольцовка и чипирование.

Чипирование — это своеобразный паспорт для любого животного, где хранится вся информация о нем: год рождения, кличка, происхождение, индивидуальный номер и др. Все сведения заносятся в единую базу данных домашних животных, а владельцу выдается идентификационная карта. С электронного чипа специальным прибором-сканером считывается вся информация. Животному подкожно вживляют микрочип, заключенный в маленькую капсулу из биостекла, который остается на всю жизнь. Не волнуйтесь, что лебедям, которые так радовали нас все лето и добрую половину осени своей благородной сказочной красотой, будет больно. Специалисты уверяют, что процедура длится всего несколько секунд и абсолютно безболезненна. Поскольку в питомнике, где родились лебеди, не проводилось чипирование: то перед переездом на зимовку сделать это необходимо.

Кольца же надевают птицам для научного изучения их поведения. Кольцевание происходит во время отлова птицы: на ее лапку надевают алюминиевое кольцо с номером и определенной информацией. Расшифровать цифры может только специалист-орнитолог. Все данные с кольца заносятся в международную базу кольцевания птиц.

Таким образом, черные лебеди Русского музея станут обладателями собственных электронных паспортов, и посредством международной орнитологической базы информация о них будет известна во всем мире.

Отлов будет происходить рано утром, в 10.30 начнется кольцевание и чипирование птиц. Конечно, для свободолюбивых и гордых птиц все эти манипуляции, и отлов, и необходимость покидать привычные условия обитания — стресс. Но, увы, это необходимо, ибо петербургская зима слишком сурова для этих нежных созданий.

↑ Наверх