Газета выходит с октября 1917 года Thursday 19 сентября 2019

«Черный список» оказался серым

Хотя и книгопродавцы, и наркологи желали бы видеть его легальным

 

Наркополицейские взялись за цензуру, с прилавков книжных магазинов Петербурга пропали почти два десятка произведений зарубежных и отечественных авторов, в которых Госнаркоконтроль усмотрел пропаганду наркотиков, — эта новость начавшейся недели пронеслась по Интернету. «Вечерний Петербург» решил проверить, как обстоят дела на самом деле.

 

В книжных магазинах предпочли бы работать с реальным списком, а не с туманными «рекомендациями».

— Действительно, еще в конце прошлого года в ходе проверки одного из наших магазинов представителями службы Госнаркоконтроля нам был представлен список из 19 наименований с пожеланием изъять их из продажи, если таковые имеются, — подтвердила нам Светлана Алексеева, пиар-менеджер крупнейшей книготорговой сети города. — Некоторые книги, в названиях которых прямо фигурируют наркотические вещества, мы бы и так не брали на реализацию. Не убеждены, что нам их и предлагали. Но сейчас мы, разумеется, руководствуемся этим списком.

 

Книжки о любителе опиума Шерлоке Холмсе в список не попали, но Шарль Бодлер со своим «Опиоманом» в нем оказался. По какому принципу сортировали «запретные плоды»? Отчего, кроме со всей очевидностью зловредного пособия по выращиванию конопли, в реестр нежелательных внесли, например, сатирическую антиутопию Олдоса Хаксли «О дивный новый мир», датированную 1932 годом и переносящую читателя в 2541 год? Чем руководствовались составители? 

Узнать это в Госнаркоконтроле невозможно — там от списка отрекаются.

— Если бы он существовал, в перечне были бы книги, судебным решением признанные как пропагандирующие наркотические вещества, — объяснили в Петербург­ском управлении Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков.

И этот список был бы официально опубликован — как, допустим, список экстремистской литературы на сайте Минюста. Та судом признана противоречащей закону. Но на сайте Госнаркоконтроля списка нет. Его происхождение туманно, подчеркивают в книжной торговле.

 

Занимательное чтение, тоже может оказаться под запретом. Фото: Евгения Павленко

В Антинаркотической комиссии при Смольном «Вечёрке» также подтвердили: официально списка не существует.

 

— Мы слышали лишь пожелания о том, что следовало бы его составить, — сказал представитель комиссии Михаил Коржик.

— Список запрещенной литературы необходим, — это мнение высказали нам в свою очередь в межрайонном наркологическом диспансере №1. — Не то иногда такая книжка в руки попадет, что лучше бы сразу ее спалить. В этих книжках подростков убеждают, будто марихуана не вреднее никотина. Зачем такие в книжных магазинах? Впрочем, они их и в Интернете найдут, если захотят...

Пропаганда наркотических средств и психотропных веществ грозит юридическим лицам штрафом до одного миллиона рублей. И на всякий пожарный случай книжная торговля следует списку даже туманного происхождения: возникшему из ниоткуда, без судебных решений.

— Нам было бы легче, если бы список был легальным, — говорит Светлана Алексеева. 

Иначе сегодня циркулирует один серый «черный список», завтра другой, который не успели занести в магазин проверяющие, а полки ломятся от Конан Дойла, вдруг признанного вредоносным.  

Между тем 

Кроме Шарля Бодлера и Олдоса Хаксли в распространяемом по магазинам «наркосписке» оказались также признанные величины мировой литературы — Алистер Кроули и Уильям Берроуз. Отечественная беллетристика представлена двумя именами — Полины Бельской и Баяна Ширянова. 

 

Фото Натальи ЧАЙКИ
↑ Наверх