Газета выходит с октября 1917 года Monday 22 апреля 2019

Чтобы бороться с влиянием ИГИЛ, нужно строить мечети?

Ответственность за то, что новообращенные мусульмане уезжают в халифат, ложится на мусульманское духовенство

«ИГИЛ — это альфа-хищник, аналогов которому в мире еще не было» — так называлась публикация в номере нашей газеты за 23 июня нынешнего года, в которой шла речь о том, какую угрозу представляет для мира и для России вновь образованное «Исламское государство» и почему туда бегут молодые люди из разных стран.

Продолжаем тему. Свою точку зрения на то, как бороться с влиянием идеологии ИГИЛ на молодые неокрепшие умы, высказывает Александр СОТНИЧЕНКО (на фото), кандидат исторических наук, доцент кафедры теории и истории международных отношений факультета международных отношений СПбГУ.

Молодежь завлекают красивой сказкой

— Александр Анатольевич, не так давно на телеканале «Россия» имамы из российских городов заявили, что успешно бороться с угрозой распространения идей ИГИЛ среди молодежи вполне возможно. Но для этого нужно построить больше мечетей, так как случается, что новообращенных в мусульманство некому наставлять на путь истинный, вот они и попадают под влияние разных экстремист-ских течений…
— Мечетей в России действительно мало. Вот смотрите, в Петербурге, в котором проживает несколько сот тысяч мусульман, есть две официальные большие мечети: одна близ станции метро «Горьковская», другая — на Парашютной улице. Этого не хватает, и поэтому часть мусульман собирается где-то в других местах, и очень часто с ними работают духовные лица, придерживающиеся в том числе салафитской идеологии, которую проповедует и ИГИЛ.

— Напомните, пожалуйста, суть этой идеологии…
— С начала появления ислама в VII веке в нем возникло два направления, одно из которых развилось впоследствии в ханбалитский мазхаб, от которого и пошли экстремистские течения: салафизм и его разновидность ваххабизм. Они утверждают, что золотым веком ислама было время праведных халифов, которые правили после смерти пророка Мухаммеда. Поэтому сегодня необходимо привести исламское государство в состояние VII века. Салафизм — очень рациональное течение. Оно в простых формулировках рассказывает мусульманам, как достичь райского состояния — абсолютной справедливости уже здесь, на земле. 

Действительно, при пророке Мухаммеде и его первых последователях были осуществлены величайшие завоевания мусульманами и правление строилось на принципах справедливости. Другое дело, что это было очень давно, и уже не отличить, где миф, а где правда. Но отдельные мусульмане принимают все за чистую монету и становятся последователями салафизма именно потому, что уж больно красива сказка. Однако большинство мусульман в мире — наоборот, оппоненты этой идеи. Это приверженцы традиционного ислама, который учит, что в каждой местности Аллаха можно славить по-своему, именно поэтому с самых первых веков ислама появляются масхабы — юридические школы, которые учат, как можно жить в других культурах, не нарушая при этом законов мусульманства. 

В мире постоянно идет борьба между этими двумя течениями. Сейчас в результате глобализации, того, что в мире появилось единое информационное пространство, салафиты пытаются объединять мусульманское сообщество простыми, понятными и рациональными лозунгами, которые гласят, что ислам должен быть везде одинаков: давайте всех причешем под одну гребенку, возвратимся в эпоху праведных халифов, и тогда нас ждут великие завоевания и благоденствие. ИГИЛ пытается максимально эксплуатировать эту идею, очень активно работая в Интернете. Проводя страшные казни, которые фиксируются на видео и распространяются через Сеть, приверженцы салафизма ссылаются на то, что такие же казни проводились как раз во время правления праведных халифов и что благодаря такому непримиримому и крайне жестокому отношению к идеологическим противникам в VII веке мусульмане смогли завоевать огромную территорию. И сейчас это возможно повторить. Что привлекает некоторые неокрепшие умы. 

Второй момент: современное западное общество несправедливо. Оно построено на материальном неравенстве, очень многим не нравятся те процессы, которые там сейчас происходят: легализация гей-браков, усыновление однополыми парами детей и т. д. И молодые люди, видя, как Запад идет в сторону краха, пытаются найти новые пути. В 70-е годы на Западе молодежь вступала в различные левацкие группировки, а сейчас многие пытаются преодолеть внутренний кризис через исламизм. Именно поэтому определенное количество молодежи воспринимает аргументацию «Исламского государства», но все-таки в большинстве своем пропаганда ИГИЛ апеллирует к новообращенным мусульманам — именно таковыми были многие российские девушки и парни, которые отправились в ИГИЛ.

Мы унаследовали традиции империй

— Все-таки насчет мечетей. Многие с вами не согласятся, что нужно строить их больше. У нас доминирующая религия — православие, поэтому нужно строить больше как раз церквей. Вот их действительно не хватает...
— Я понимаю, о чем вы говорите. И в Москве идет большая дискуссия по этому поводу. Безусловно, роль православия в истории нашей страны трудно переоценить. С другой стороны, Российская Федерация унаследовала полиэтнический, многонациональный, характер, традиции империи Ивана Грозного, Романовых и империи под названием Советский Союз, и не надо от этого отмахиваться. Мы сейчас видим, что в отличие от европейских государств, где повсеместно снижается интерес к религии, в нашей стране, наоборот, интерес к религии — как к православию, так и к исламу — в целом растет. Вот почему России следует предусмотреть и новую религиозную политику: отказаться от либерального закона о свободе совести и вероисповедания, который давно устарел и является отсылом к европейской практике XIX века, и рассмотреть новые позиции, которые занимают православие и ислам в нашей стране. В этой связи я считаю, что ислам должен получить некие зафиксированные права.

— Вы мусульманин?
— Нет, конечно. Я православный. Но считаю, что мусульманское духовенство должно получить некую институционализацию, и только тогда мы сможем спрашивать с его представителей, какую работу они провели для того, чтобы молодежь не отправилась воевать в ИГ, какую работу они провели для того, чтобы салафитская идеология не получила распространение. И, кстати говоря, на примере Чечни мы видим, что там салафизм уничтожен практически полностью, в том числе и физически. Схожая ситуация в Дагестане, но там борьба еще продолжается. Много молодежи раздумывает, ведутся дискуссии. Дискредитация ИГИЛ и салафизма должна, на мой взгляд, полностью лечь на плечи мусульманских лидеров, с них нужно спрашивать. Но для серьезной работы им, разумеется, нужно предоставить площадки. Они должны привлекать популярных спикеров, как ученых, так и мусульманских деятелей, в том числе со всего мира, и активно работать в первую очередь с мусульманской молодежью.

На Ближнем Востоке все воюют против всех

— Насколько, по вашему мнению, реальна угроза со стороны ИГИЛ для нашей страны?
— Я слышу много таких апокалиптических суждений, что не сегодня завтра ИГИЛ повторит подвиг праведных халифов и завоюет полмира. Люди, которые такое говорят и пишут, фактически повторяют пропагандистские призывы идеологов ИГ. Нужно учитывать, что ситуация на Ближнем Востоке очень неоднозначная. ИГ — это лишь одна из самых влиятельных и активных группировок. С другой стороны, у него есть много оппонентов, которых ИГ само себе  создает, провозгласив такфир — решение, что все остальные мусульмане, которые не поддерживают «Исламское государство» и не признают его лидера халифом, не являются мусульманами. Поэтому и мусульманские страны, и различные структуры, в том числе террористические, которые не хотят подчиняться ИГ, являются его злейшими врагами. Поэтому пока на Ближнем Востоке воюют все против всех. И это в какой-то мере выгодно США, так как в этих условиях нет возможности появления некой единой силы, способной сплотить мусульманские государства и стать оппонентом Америке и Западу.

Проблема, с которой сталкивается Россия, — это вербовка молодежи. Как с этим бороться, я уже сказал. С другой стороны, ИГИЛ угрожает нашим стратегическим союзникам — Сирии и Ирану. И поэтому мы также не можем оставаться в стороне от ближневосточных событий.

***

О том, как защитить молодежь от влияния ИГИЛ, читайте в в интервью психолога профессора РГГУ Андрея Жиляева (материал «Детство без дворовых игр сделало молодых людей податливыми к вербовке в ИГИЛ»).

Мнение редакции может не совпадать с мнением нашего собеседника.
↑ Наверх