Газета выходит с октября 1917 года Tuesday 17 октября 2017

Денис Клявер (экс-«Чай вдвоем»): Я не уехал, просто мигрирую…

Один из самых интеллигентных, приятных эстрадных артистов, он унаследовал это от отца — народного артиста России, автора и ведущего «Городка» Ильи Львовича Олейникова

Илюша ушел из жизни рано, но остался сын — Денис. Продолжатель папиного дела, причем не чисто по сатирической части, а шире — по эстрадной манере, по отношению к жизни вообще. Еще в пору бытования ансамбля «Чай вдвоем» он фактически перебрался в Москву (центр эстрадной жизни нынче сосредоточен там), а начав сольную карьеру, и вовсе осел в Белокаменной. Однако, в отличие от многих «перебежчиков», Питер не забывает, наведывается часто — к маме, сыну, в построенный под Питером дом. В один из таких визитов Денис по старой дружбе ответил на мои вопросы о Питере, причем ответил как-то радостно, душевно, как все, что он, собственно, и делает…

Фото: Татьяны Мироненко

— Уважаемый Денис Ильич, когда и при каких обстоятельствах вы поняли, в каком замечательном городе живете?
— Безусловно, это случилось, когда я уехал из Питера в Москву. С 1995 года мы стали надолго уезжать на гастроли в Москву и другие города, и я превратился из постоянного жителя в такого туриста. Это добавило новых ощущений, я переоценил свой взгляд на любимый город. Полезная терапия, потому что, как правило, что имеешь — не ценишь. Мне было тогда лет двадцать.

Для меня нет идеального места жительства. Питер безумно романтичен, а Москва — как некий завод с шестеренками, и если ты становишься шестеренкой в нужном месте, то у тебя все будет нормально. Для меня это два неразделимых города. Я называю их словно большие микрорайоны — петербург­ский и московский.

— Я часто думаю: как ужасно было бы, если бы Питер и Москва были похожи…
— Не приведи Господь! В их разнице для нас радость познания.

— Каждый год ЗакС Санкт-Петербурга называет нового почетного гражданина СПб. Но почему только одного? Не маловато ли на 5-миллионный город? Сколько, на ваш взгляд, нужно было бы называть?
— Думаю, как в хит-парадах, можно было бы сделать «хит топ сорок». Из разных областей. Неужели в Петербурге не найдется сорока достойнейших представителей?! Многим, во всяком случае, обидно, что Илья Олейников, мой отец, прекрасный юморист, народный артист России, один из символов ТВ-«Городка», ушел из жизни не в ранге почетного жителям Петербурга. Явно был достоин. Народ его любил и продолжает любить.

— Если бы вы 100 лет спустя после нашего разговора вернулись в Петербург, каким бы хотели его увидеть?
— Таким же. Это касается центра. Я вырос в Купчине, сейчас живу в кардинально противоположном направлении, в стороне Гражданки, и мне очень нравится, что центр у нас практически не трогают. По сравнению с той же Москвой.

— Был ли такой момент, такой период, когда Петербург на вас давил, сковывал вас, испытывал на прочность?
— Давит, безусловно, из-за географиче­ской своей расположенности. Я очень долго, работая между двух городов, испытывал это на себе. До 2004 года у меня в Питере были дом, студия, машина, все здесь. А в Москве — работа. И вот очень хорошо помню контраст: приезжаю домой, еду в такси и думаю, что сейчас я сделаю это, это, это, однако наступает вечер, лень берет свое, и я, лежа на диване, думаю: «Да гори оно все синим пламенем… Лучше посплю».

— Думали вы когда-нибудь о том, что уедете в Москву?
— Я не уехал. Я просто мигрирую. Уехал — значит отказался. А у меня в Питере мама живет, старший сын, здесь мои друзья, мое детство. В Москве тоже дети, жена, дом, друзья… Нет, я не уехал. Мигрирую по двум районам (улыбается).

— Какие две-три городские проблемы лично вам не дают спокойно жить и спать?
— Проблему сосулек и зимней неубранности, слава богу, решили. А пробки — это неизбежное. У нас великолепное метро, можно быстро и комфортно покрыть любые расстояния. В Москве, кстати, та же история, я и часто езжу на метро.

— Какие особенные места в Петербурге вы показываете своим гостям-друзьям?
— Когда говорят, что Петродворец — это Версаль, то я улыбаюсь. Далеко французам до красот наших! В детстве я много времени проводил в Пушкине. Мой детский садик «Теремок» находился прямо напротив решетки Екатерининского парка. И я знаю все здесь как свои пять пальцев, поэтому и люблю возить друзей туда тоже, как и в Петродворец.

Вообще я благодарен родственникам и знакомым, которые, приезжая в гости, помогают нам лучше узнавать свой город. Помню, впервые заметил новую подсветку мостов, когда приехавшие попросили покатать по вечернему Петербургу.

— Как вам нынешний Петербург по сравнению с тем, каким он был 10, 20, 30 лет назад?
— Мне, как человеку со стороны, который приезжает на пару дней в месяц, все очень нравится. Блистает, сияет. Исчез запах туалета, который долгие годы сопровождал прохожих на переходе на Невском… По моим ощущениям, город расцветает.

— Нет ли в этом некоего патриотического преувеличения, когда мы называем Петербург самым красивым городом мира?
— Питер — хитрец. Сколько раз, приезжая утром на «Красной стреле», я вместе с иностранцами попадал на Московском вокзале в море солнца, но ошибались те, кому казалось, что так будет долго. Двадцать минут, и город окутывался привычной серой пеленой… И все же при любом освещении он безумно красив.

Самый красивый? Я поездил по белу свету. Другого такого в своей уникальности города я не видел. А что касается самого-пресамого, то, конечно, Петербург — самый красивый город для нас, его жителей, и один из красивейших в мире — для остальных людей. Родина — там, где ты вырос, и ничего красивей ее нет.

— Что вы лично сделали для Петербурга и что он сделал для вас?
— Когда мы начали гастролировать, то я поначалу не понимал, что в нас такого: «Спасибо! Извините! Пожалуйста!» Наверное, эти вещи заложены сами собой в нашем воспитании. Для петербуржцев они столь естественны, а других людей искренне удивляют. Мне приятно, что до сих пор меня и моих музыкантов объявляют: «Гости из Северной столицы!», обращая внимание на нашу интеллигентность. Спасибо моим родителям, и городу, его атмо­сфере. И я хоть немного лично сделал для Петербурга то, что я его пропагандирую, находясь не только на сцене, но и за кулисами.

— Есть ли у вас или вашей семьи какие-то воспоминания, ассоциации с газетой «Вечерний Петербург» («Вечерний Ленинград»)?
— У мамы с папой точно были. В «Вечёрке» был очень сильный раздел юмора, и отец следил за этим.

— Как вы проводите свои петербург­ские вечера?
— Беру сына, маму, и в редкие свободные дни выезжаем в город, в какие-то ресторанчики, наслаждаемся общением…

— Денис, ваши дети себя считают петербуржцами или москвичами?
— Старший сын живет в Питере, дочка — в Москве, младшему два года, и он родился в Петербурге… Кем они себя считают? Где живут, теми и считают.

↑ Наверх