Газета выходит с октября 1917 года Wednesday 21 февраля 2024

Денису Матвиенко подарили ползунки

А легендарному хореографу Хансу ван Манену — шапку Мономаха

XII Международный фестиваль «Dance Open», завороживший Петербург своими ножками и балетными па, завершился гала-концертом мировых звезд  и раздачей других ножек-призов —  хрустальных реплик со слепка ноги великой Анны Павловой.

Четыре дня на площадках Александринского театра и БКЗ «Октябрьский» был настоящий праздник балета — на фестиваль приехали не только отдельные исполнители, но и целые коллективы. В жюри, которое возглавила Наталья Макарова (легендарная прима Мариинки, к сожалению, не смогла приехать в Петербург), вошли руководители лучших балетных трупп мира — Ханс Ван Манен, Дэвид Доусон, Борис Эйфман, Эдвард Клюг, Владимир Малахов, Кевин О’Хэйр, Аарон Уоткин, Денис Матвиенко, Игорь Зеленский, Юрий Фатеев, Галина Степаненко, Юрий Посохов.

Награждение проходило в Мраморном зале Российского этнографического музея, куда съехались не только звезды балета, но и популярные актеры, писатели — именно они вручали лауреатам призы.

Титулом «Мистер Виртуозность» награжден Джозеф Гати. Солист Бостонского балета получил хрустальную ножку из рук Януша Вишневского и Ирады Вовненко — авторов совместной книги «Любовь и другие диссонансы».

«Мисс виртуозность» досталась сразу двум примам — Эшли Баудер из «Нью-Йорк сити баллет» и Яне Саленко из Берлинской государственной оперы.

«Мистер выразительность» досталась премьеру Американского театра балета Эрману Корнехо, а поздравляла его с этой наградой Ксения Раппопорт. 

«Мисс выразительностью» стала солистка Большого театра Ольга Смирнова, которая не скрывала своего изумления. «Это неправильно, — осмелилась оспорить выбор жюри самая молодая участница фестиваля, получая ножку из рук Вячеслава Полунина, — я только-только начала танцевать и еще учусь у своих партнеров. И это для меня важнее, чем премия! Мне кажется, что такое признание незаслуженно, но все равно — замечательно».

«Лучшими дуэтами» жюри признало две пары — супругов Элизу Кабрера и Михаила Канискина (балет Берлинской оперы), а также Юргиту Дронину (Национальный балет Нидерландов) и Фабьена Воранже.  Им вручала награду российская супружеская пара — актриса Анастасия Заворотнюк и фигурист Петр Чернышов.

Интрига с награждением завершилась объявлением гран-при «Dance Open». Его обладателем стала испанка, прима-балерина Баварского государственного балета Лусия Лакарра.

Знаменитый хореограф Ханс Ван Манен, вручивший «даме с камелиями», которую Лусия великолепно станцевала, ножку, и сам не остался без награды. Спонсор фестиваля — меховая компания — сделала ему царский подарок: вручила стилизованную «шапку Мономаха».

Одна из самых почетных номинаций — приз зрительских симпатий — досталась Дэниэлу Ульбрихту. Он получил награду из рук потомка августейшей семьи Романовых — светлейшего князя Георгия Юрьевского и указал на свое «родство» с Санкт-Петербургом, ведь он родом из Сент-Питерсберга (Флорида). 

Организаторы не забыли отметить и балетную пару Анастасию и Дениса Матвиенко, только приз — ползунки с логотипом фестиваля — достался им не за исполнительское мастерство, а за рождение ребенка. «Я не хотел бы, чтоб моя дочка занималась балетом, но, кажется, у нее нет другого выхода, ведь она растет в балетной атмосфере», — произнес солист Национальной оперы Украины. 

Незадолго до вручения хрустальных ножек «Вечёрка» поинтересовалась у ведущей Анастасии Заворотнюк, кто из выступавших поразил ее больше всего.

— Сейчас не очень корректно меня спрашивать об этом, ведь я буду объявлять победителей, и положение обязывает хранить молчание, — улыбнулась актриса.

— Ваша стройность наводит на мысль, что вы имеете к балету какое-то отношение. Можете сказать, какое?
— Всю жизнь, с раннего детства я мечтала стать балериной. И не могу простить родителям, что из-за одного случая — падения с пуантов — не стала заниматься в балетной школе. Но балет я люблю и по сей день. И когда родилась дочь, то я, придя в театр на премьеру «Ромео и Джульетты», даже встать не могла с кресла  во время первого антракта — рыдала и думала: «Пусть я не на сцене, но как бы мне хотелось, чтобы моя дочь так божественно танцевала». Но дочь выросла и, увы, не захотела стать балериной. 

— Анастасия, а часто ли посещаете балетные спектакли? Ходите в Большой?
— Конечно. Большой я часто посещаю — меня туда приглашают друзья, Коля Цискаридзе, которого я нежно люблю и очень сейчас переживаю за него. Однажды, когда Цискаридзе выступал в спектакле «Видение розы», я опомнилась только тогда, когда поняла — я вам клянусь, — что не дышу. Я спросила у него: «Коля, как ты этого достигаешь?» А он ответил: «Когда я танцую, я тоже не дышу. И... худею на десять килограммов». Такого большого актера, я считаю, страна должна поддержать в этот непростой для него момент.

— Последние скандалы в Большом театре вас лично очень ранят?
— Ужасно ранят! Искренне вам скажу, когда начались эти скандалы и я увидела репортажи CNN, то они меня без ножа резали. Когда ты отдал все, и вдруг из тебя сделали какую-то однодневку и разменивают по пятаку — это оскорбительно для Искусства. Не надо его разрушать — пусть оно останется изысканным, аристократичным, недоступным, загадочным. 

— Вы так прочувствованно говорите оттого, что и сами не раз оказывались в центре скандалов?
— Это все детский лепет по сравнению с тем, что сейчас происходит в Большом  с Колей Цискаридзе...

— Вы упомянули, что Цискаридзе худел на десять килограммов, а вам приходилось так резко худеть после съемок?
— Я не худела, всегда была в одном весе. Если хочешь чего-то добиться, то приходится прилагать большие усилия и тратить свою жизнь иначе. Кстати, на днях запускается новая картина — «Охота на гауляйтера». 

— На которую были потрачены килограммы?
— Да все там было потрачено — и килограммы, и жизнь... Должна выйти «Аргентина», продолжаются  телевизионные проекты. 

— И вы все успеваете?
— Я все успеваю делать, научилась этому.

— Как, поделитесь? Я, например, ничего не успеваю…
— У вас сколько детей?

— Один сын…
— Давайте второго, и все будете успевать!

↑ Наверх