Газета выходит с октября 1917 года Sunday 20 сентября 2020

Деревья-долгожители получили паспорта

Два дуба и один клен возрастом 290, 350 и 190 лет соответственно, находящиеся в ведении Русского музея, а именно в Летнем и Михайловском садах, могут быть официально признаны памятниками природы

Так или иначе, они уже получили сертификаты, подтверждающие факт их внесения в реестр старовозрастных деревьев России. В связи с этим корреспондент «Вечёрки» встретился с Екатериной Лукмазовой, заведующей сектором мониторинга состояния зеленых насаждений Русского музея, и попросил рассказать о том, как себя чувствуют деревья-долгожители и что делается для их сохранения. 

Дуб получил свой паспорт: теперь свидетель эпохи Петра I официально признан старовозрастным деревом.

Встреча наша началась под древним дубом, который наверняка помнит самого Петра Великого. 

— Мы предполагаем, что этот дуб зародился при жизни Петра I, соответственно приблизительный его возраст — 280 — 290 лет, высота — 38 метров, окружность — 333 см, диаметр — 130 см, — начала свой рассказ Екатерина. — Точный возраст дуба мы назвать не можем, так как сердцевина его все-таки с гнилью, но проведенные нами исследования позволяют считать указанные цифры близкими к истине. 

— Как вы получаете информацию о возрасте деревьев?
— Информацию о возрасте деревьев мы получаем методом кернения, выполняемого специальным аппаратом. Мы сверлим дерево буром, вырезающим часть древесины в форме небольшого цилиндра. Он зачищается, и мы считаем годичные кольца. После всех необходимых операций керн вставляют обратно либо отверстие затыкается пробкой — в обоих случаях инфекция в дерево уже не попадет.

— Насколько глубоко проводится бурение?
— Как правило, чем глубже — тем лучше. Но проблема в том, что редкое дерево, возраст которого около 80 —100 лет, не имеет внутренней гнили, и поэтому сверлим до нее, иначе можно нанести вред целостности дерева. А затем, учитывая диаметр дерева, методом интерполяции мы предполагаем количество прироста.  

— А как высоту определяете?
— С помощью старого высотомера. Пользоваться им просто: «целясь» через его видоискатель на верхушку дерева метров с двадцати, мы нажимаем кнопку тормоза шкалы, и когда вершина оказывается в прицеле, то кнопку мы отпускаем. И видим значение на шкале. Такой древней штуки не видели даже в ПИПе! Хоть чем-то мне удалось их удивить.

Екатерина Лукмазова и ведущий инженер Летнего сада Виктор Мельников измеряют окружность 300-летнего дуба: подрос ли?

— Что дает статус памятника природы?
— Мы надеемся, что получение такого статуса привлечет к нашим деревьям повышенное внимание специалистов и дополнительное финансирование. Я, к сожалению, не могу назвать точную цифру, но на поддержание деревьев в добром здравии затрачиваются колоссальные деньги.

— Почему колоссальные?
— Существует в принципе стандартный набор процедур для всех деревьев в парке. У нас проводится обрезка, но не только санитарная, которой подвергается каждая единица, но на аллейных посадках проводятся формирующая и прореживающая обрезки. Обязательна обработка от болезней и вредителей, деревьям, особенно пожилым, мы даем подкормку и витамины. Если же видим раны на коре, трещины, то накладываем жгуты, проводим медикаментозное лечение. Мы надеемся, что специалисты из Всероссийской программы памятников природы смогут научить нас каким-то особенным приемам работы со старыми деревьями, может быть, для их содержания будет выделено особое финансирование. Дело в том, что старое дерево, как и пожилой человек, очень тонко реагирует на изменение окружающей среды, им сложно подстроиться. Поэтому нужны специалисты, которые подсказали бы нам какие-то особые пути их сохранения.

↑ Наверх