Газета выходит с октября 1917 года Tuesday 25 июня 2019

Дмитрий ЛИВАНОВ: Уровень халтуры в образовании превышает все допустимые пределы!

Министр образования намерен избавляться от плохих университетов

 

Два министра образования — бывший Андрей Фурсенко и нынешний Дмитрий Ливанов — встретились на дискуссии «Университеты-лидеры» в формате Петербургского экономического форума. Андрей Александрович, не вызывавший своей персоной у прессы горячих эмоций, сидел не в числе выступавших, а среди слушателей, в то время как Дмитрий Викторович участвовал в обсуждении.

«Поддерживаете вы реформы нового министра?» — полюбопытствовала «Вечёрка» у экс-министра, ныне помощника президента. «Конечно, поддерживаю, считаю это продолжением нашей разумной политики», — признался господин Фурсенко. 

После дискуссии Дмитрий Викторович ответил на вопросы журналистов.

— Конкуренция — это то, что обеспечивает движение вперед. В наших университетах должны преподавать лучшие ученые, вне зависимости от того, гражданами какой страны они являются. Важно, чтобы они были лучшими в своей области. И задача университетов — создать такую среду, где бы были открытые, прозрачные конкурсы на должности профессоров.

— Дмитрий Викторович, вы сказали, что у нас много ученых, но нет науки. Но сейчас бизнес активно наступает на науку...
— Никто ни на кого не наступает.

— Тем не менее Высшую аттестационную комиссию (ВАК) будут реформировать...
— Я согласен с тем, что эта система требует серьезной реформы. Сегодня количество халтуры в таких областях науки, как экономика, или педагогика, или социология, превышает все допустимые пределы. Будет это связано с обновлением работы ВАК или будут использованы какие-то другие инструменты — посмотрим, но  так или иначе с халтурой будет точно покончено.

— На сессии звучали заявления, что «вузы должны иметь право на смерть». Вы думаете, что не надо искусственно поддерживать на плаву вузы-аутсайдеры?
— Общественные институты возникают и прекращают свое существование — это обычное дело. За последние 20 лет в России возникло много университетов. Часть из них — хорошие, часть — не очень, поэтому мы будем продолжать политику селекции. То есть отделять хорошие университеты от плохих и способствовать тому, чтобы плохие университеты уходили из сферы высшего образования.

— А сколько вузов из числа аутсайдеров вы планируете сокращать?
— У нас нет никаких количественных показателей. Мы в течение этого года проведем мониторинг всей сети государственных высших учебных заведений и по их результатам примем решение. 

— Дмитрий Викторович, не раз говорилось, что коррупция разъедает все, и система образования — не исключение. Всем известно, что дипломы покупаются и продаются. Как вы намерены бороться с коррупцией, и может ли платное образование помочь избавиться от коррупции?
— Борьба с коррупцией — задача всего нашего общества. Сейчас есть очень большой сегмент платного образования — он превышает по своему объему, по количеству студентов сегмент государственного образования. И здесь вопрос не в форме собственности высшего учебного заведения — государственное оно или негосударственное, не в форме оплаты за обучение, вопрос — в качестве подготовки. Мы будем добиваться повышения уровня работы всех высших учебных заведений, независимо от формы собственности. У нас есть прекрасные негосударственные учебные заведения, есть очень плохие государственные, и для меня как министра образования нет границы между государственным сектором и негосударственным, главное — качество образования.

— Сейчас закончилась сдача ЕГЭ, и есть информация, что можно купить банк заданий ЕГЭ через представителей Министерства образования...
— Банк заданий по математике является открытым — в этом смысле ничего покупать не надо. Любой человек может посмотреть эти десять тысяч заданий, он может решить эти задания и распорядиться этим решением по своему усмотрению... Вообще мы будем и дальше располагать базы ЕГЭ в открытом доступе. Могу добавить, что сроки экзаменов будут постоянно расширяться — мы хотим сделать так, чтобы технология ЕГЭ позволяла школьникам сдавать экзамены не только в течение нескольких дней, когда ЕГЭ проводится по всей стране, но и в более широких временных интервалах, чтобы снять с них технологическую нагрузку.

— Как вы думаете, «электронные дневники» школьников показали свою эффективность в Петербурге? Планируете ли вы распространить их на остальные регионы?
— «Электронные дневники» распространены не только в Москве и Петербурге. Самый продвинутый в этом смысле регион — Татарстан, там 100% школ полностью перешли на электронные дневники. Безусловно, мы поддерживаем использование цифровых технологий в школах. Это создает условия для большей открытости и по отношению к ученикам, и по отношению к родителям.

— Сейчас, чтобы поднять планку образования, обсуждался вариант привлечения иностранных специалистов в высшую школу. Не получится ли так, что они станут конкурировать с российскими преподавателями?
— Обязательно станут. Конкуренция — это то, что обеспечивает  движение вперед. В наших университетах должны преподавать лучшие ученые, вне зависимости от того, гражданами какой страны они являются. Важно, чтобы они были лучшими в своей области. И задача университетов — создать такую среду, где бы были открытые, прозрачные конкурсы на должности профессоров. 

— Ну почему мы опять приглашаем «варягов», неужели не можем обойтись собственными силами — своими учеными, которые не уехали в 90-е на Запад за «длинным рублем», а оставались здесь и из чистого энтузиазма преподавали за копеечные зарплаты?
— Объясняю. Нам нужны лучшие профессора. И мы будем выбирать лучших. Если в открытом конкурсе окажется, что все лучшие — наши ученые, то это будет очень хорошо! Если окажется так, что профессорско-преподавательский состав университетов надо усилить и пригласить кого-то из-за границы, думаю, в этом нет ничего плохого. Потому что в конечном счете студенты от этого только выиграют.

 

Фото Натальи ЧАЙКИ
↑ Наверх