Газета выходит с октября 1917 года Thursday 23 ноября 2017

«Добро все равно выживает. И я помогаю ему, как могу»

Сегодня кинорежиссеру Георгию Данелии исполняется 85 лет

«Я шагаю по Москве», «Афоня», «Мимино», «Не горюй!», «Кин-дза-дза!», «Осенний марафон», «Паспорт»… На его фильмах воспитаны и наши родители, и мы, представители среднего поколения. Официальный статус Данелии: один из величайших режиссеров советского кинематографа, работавший в жанре комедии.

Но стоит пересмотреть его фильмы, чтобы задаться вопросом: какие же это комедии? Да, в этих фильмах присутствуют и смешные сценки, и веселые герои, и курьезы, юмор, ирония. А сколько в них забавных реплик, обогативших лексикон не только советских людей, знающих его фильмы наизусть, но даже совсем молодых, быть может, не знакомых с его творчеством. Мы то и дело цитируем: «Ларису Ивановну хочу!», «Тостующий пьет до дна», «Прибыли в Советский Союз?», «Я говорил ему, а он: «Коктейль, коктейль!» — Хиппи лохматый!» А еще бессмертное приветствие «Ку», выражающее высшую степень почтения. И конечно, фраза: «Хорошо сидим!»

Но над всем этим весельем у Данелии всегда витает печаль, окутывая происходящее, словно туман. Смех всегда приправлен горечью. Многие его герои — неприкаянные, неудачливые, словно так и оставшиеся вечными детьми. Они мечутся по жизни, пытаясь найти в ней свое место и постоянно попадая в незавидные ситуации.

Впрочем, какова жизнь — таковы и комедии. Ведь Чехов тоже обозначил жанр своей «Чайки» как комедия.

Сам же Георгий Данелия не раз говорил, что под съемки комедий просто давали больше денег. А свои фильмы называет сказками, в которых Иванушка-дурачок иногда добивается большего, чем самый разумный умник, лягушка превращается в прекрасную царевну, а добро побеждает зло.

В одном из интервью Георгий Данелия сказал, что добро, присутствующее в его картинах, не придумано: «Оно тоже есть, оно рядом. Оно, может быть, незаметно, потому что его очень сильно придавливает ненависть. Поток этой ненависти, который сыплется на нас, я бы сказал, с неба, пытается его уничтожить. Но добро все равно выживает. И вот я помогаю ему, как могу. Потому что если его не будет — вот тогда и нету никакого смысла жить».

Казалось бы, юмор у каждой нации свой. Трудности перевода всегда возникают, когда нужно донести до представителей другого народа местные шутки. Но вот сам Данелия вспоминал, как не хотел везти в США свою картину «Афоня», говоря: «Они же ни хрена не поймут!» И как был приятно удивлен, когда американские зрители приняли фильм на ура, хохотали над шутками и говорили ему потом: «Да у нас такие же сантехники!» Всем поклонникам Данелии знакома история о Бараке Обаме, который ребенком посмотрел «Кин-дза-дза!», а потом долго приветствовал всех словечком «Ку!»

Высоко ценил творчество Георгия Данелии его великий коллега по режиссерскому цеху Федерико Феллини. Вместе с Тонино Гуэррой Феллини придумал приз «Амаркорд». Он ежегодно вручается на фестивале в Римини. Так вот: первым лауреатом награды стал Георгий Данелия.

Фильмы Георгия Данелии — как комедии его великого предшественника Чарли Чаплина — понятны без перевода.

«Все началось с пивной во дворе киностудии «Грузия-фильм»

Мы связались по скайпу с Резо Габриадзе, который написал сценарии (иногда в соавторстве) к фильмам Данелии «Не горюй!», «Мимино», «Кин-дза-дза!», «Паспорт».

Фото: Интерпресс

— Реваз Леванович, вы могли бы рассказать для нашей газеты о Георгии Данелии?
— Да, конечно! Это самый мой любимый режиссер из тех, с кем я работал. Самый любимый фильм, над которым я работал, — «Кин-дза-дза!». В соавторстве с Георгием Николаевичем я писал сценарий. С Данелией работать всегда радостно.

— Помните ли ваше с ним знакомство?
— Все началось с пивной во дворе киностудии «Грузия-фильм». Студию построили в 1920-х годах немцы. У меня остался маленький прожектор, который, как я думаю, освещал Марлен Дитрих, я так и зову его — «Марлен». И вот представьте себе: во дворе этой студии, где во всем было ощущение немецкой работы, какой-то немолодой человек из остатков декораций соорудил нечто такое, где можно было пиво выпить. Данелию я знал по газетам. А вживую меня с ним познакомил Эльдар Шенгелая. Данелия прилетел в Тбилиси и сказал, что ему нужен грузинский сценарист для картины «Не горюй!», и Эльдар Николаевич рекомендовал меня, свел нас в той пивной. Мы выпили по бокалу и дней через 4 — 5 начали работу. Быстро стали понимать друг друга. Так и состарились… Я всегда люблю вспоминать о работе с Данелией, на площадке у него царило ощущение игры.

— Можете ли вспомнить какую-то ситуацию с участием Георгия Николаевича, которая характеризует его человеческую сущность?
— Таких очень много было, столько, что я уж и не вспомню. Он всегда очень чуток к окружающим, помогает близким.

— А сейчас вы с ним общаетесь?
— Конечно! Дружим телефонами. Вот созвонятся и говорят два старика. Оказывается, он старше меня — как он вчера вычислил — на шесть лет. Я еще молод, хотя мне скоро 80 будет. К сожалению, Георгий Николаевич не умеет пользоваться скайпом. Я вот умею. По скайпу как-то лучше, чем по телефону. Надеюсь, он прочитает это мое поздравление. Спасибо вам, что пишете о Георгии Николаевиче!

↑ Наверх