Газета выходит с октября 1917 года Wednesday 18 сентября 2019

ЕГЭ лучше сдавать досрочно

Так меньше нарушений

Время сдачи Единого государственного экзамена — конец мая — середина июня. Но 21 апреля стартовала кампания по досрочной сдаче ЕГЭ — для тех, у кого есть уважительная причина пропустить традиционные экзамены. Это, как правило, юные спортсмены, которым необходимо уехать на международные соревнования, или выпускники, у которых есть проблемы со здоровьем, или же те, кто уезжает из страны по обмену и т. д. Таких набралось 887 человек по всей стране. 21 апреля эти выпускники досрочно сдали ЕГЭ по русскому языку, из них — 79 петербургских школьников. 

А 28 апреля пройдет ЕГЭ по математике. 24 апреля и 5 мая российские выпускники сдадут предметы по выбору. Резервный день для сдачи всех предметов — 8 мая. Казалось бы, все просто — иди и пиши, но почему-то несколько лет подряд выпускные экзамены сопровождают скандалы — накануне ЕГЭ происходит утечка данных. Чтобы предотвратить подобные нарушения, в этом году процедура сдачи ЕГЭ и обработка результатов будут записываться на видеокамеры, кроме того Рособрнадзор накануне сдачи досрочного экзамена временно заблокировал около 100 групп в социальных сетях, которые, по сообщению пресс-секретаря Рособрнадзора Сергея Шатунова, могли заниматься противоправной деятельностью. 

По мнению депутата Госдумы, члена генсовета «Единой России» Владимира Бурмтова, при сдаче досрочного ЕГЭ меньше нарушений, потому что его сдают небольшое количество школьников. А грядущие экзамены в мае — июне все равно обречены на скандал из-за... бездействия Министерства образования и науки РФ и главы ведомства Дмитрия Ливанова.

— За досрочные экзамены я не волнуюсь, основные проблемы нас ждут в процессе сдачи основной волны ЕГЭ, — рассказал в эксклюзивном интервью «Вечёрке» Владимир Бурматов. — Не хочу быть пророком, но есть определенные риски, которые не оставляют мне возможности считать иначе. Прошлый год стал чемпионом по нарушениям и скандалам в ходе кампании по сдаче единого госэкзамена, и нынешний год не исключение, поскольку Минобр не решает системные проблемы ЕГЭ. Поэтому я ожидаю увеличения количества скандалов вокруг ЕГЭ. 

— Какие риски вы имеете в виду?
— Первый, и это главное, — запредельный уровень коррупции, которая сложилась в Министерстве образования. Мы видели, какое количество коррупционных скандалов было в прошлом году, когда чиновников этого ведомства ФСБ и МВД буквально за руку ловили во время продажи контрольно-измерительных материалов (КИПов), то есть ответов к ЕГЭ, но мы не видели, чтобы хоть один чиновник понес хотя бы дисциплинарное наказание. Ведь были утечки, а нам врали, что это хакеры взломали сайт и украли экзаменационные ответы. И никто не понес ответственности. 

— И по этой причине министр Дмитрий Ливанов — самый непопулярный министр в рейтинге ВЦИОМ?
— Это оценка наших граждан, и их не обманешь. Далее. Средний балл ЕГЭ, по которому судят и об эффективности власти на местах, висит дамокловым мечом над региональными чиновниками, которые «натягивают» этот средний балл, выкручивают руки директорам школ и т. д. Это ведет к искажению результатов ЕГЭ, и я всегда выступал за отход от этой практики. Но министерство на это не пошло. И вместо того, чтобы решать эти проблемы, мы видим имитацию бурной деятельности. Вот поставили рамки металлодетекторов, потратив огромную кучу денег, и ничего, кроме стресса для школьников, это не дало. Потому что милиционеры в ряде регионов проносили в аудиторию и мобильные телефоны, и шпаргалки...

— У нас в Петербурге таких нарушений зафиксировано не было...
— Я имею в виду не Петербург, а другие регионы, хотя и в Северной столице нарушения были, но не такие топорные. Но речь не об этом, а о том, что люди в погонах нарушали процесс проведения ЕГЭ, и они — я проверял это — до сих пор работают в органах. И в этом году, вполне возможно, они будут проверять рамки металлодетекторов, и где гарантия, что этот участковый снова не пронесет мобильный телефон школьника? Вторая инициатива Минобра — вбросить в Сеть фальшивые результаты ЕГЭ и продавать их. Да за кого они держат наших выпускников? За потенциальных нарушителей закона? Они ведь таким образом занимаются провоцированием школьников. Я предложил закрыть 104 сайта, которые торгуют результатами ЕГЭ, но Министерство образования молчит. 

— А видеокамеры разве не помогают избежать нарушений?
— Веб-камеры — это хорошо. Я написал в Министерство официальное письмо, чтобы мы провели общественную экспертизу. И замминистра мне ответил, что 600 миллионов из бюджета будет потрачено на установку камер. А почему не 500, не миллиард рублей? Почему мы не видим смету? Как подсчитывалось это все? Вот это — системная проблема. 

Поэтому любой человек, который в теме, понимает, какие проблемы существуют. Потому что ЕГЭ — огромный рынок, огромные деньги и огромный бизнес.

↑ Наверх