Газета выходит с октября 1917 года Wednesday 20 марта 2019

Евгений Плющенко: Да это же родной олимпийский огонь!

Олимпийский чемпион пообещал подарить факел сыну за хорошее поведение

Если вы думаете, что факелоносцы просто ждали на своих этапах олимпийский огонь, то заблуждаетесь. Все они находились в автобусах-«шаттлах». Из первого автобуса, который ехал впереди, участники выпрыгивали там, где им передавали эстафету. Во второй, выполнив миссию, они садились позже. Факел, естественно, у каждого был свой — зажигали один от другого.

— А я, представьте себе, Алексея Мишина видела с факелом, тренера по фигурному катанию — у дворца Меншикова, — делилась впечатлениями в троллейбусе миловидная женщина. — Случайно оказалась в тех краях, дождалась эстафеты, гляжу: батюшки, да это же наш Алексей Николаевич! Видела, как он зажигал факел.

Воспитанник Мишина олимпийский чемпион Евгений Плющенко стартовал на Тучковом мосту. Шесть лет назад наш фигурист участвовал в подобной эстафете, приуроченной к Играм в Пекине. Его караулили. Школьники. Сам Плющенко явился на старт вместе с сыном Егором — от первого брака с Марией Ермак.

— Олимпийские игры в Сочи, можно сказать, начались? Добежите, Евгений, до Сочи?
— Если я встану на коньки и пройду отборочные соревнования, то тогда уже действительно начнутся Игры в Сочи. Ну а праздник олимпийский начался уже сейчас.

— С каким чувством вы несете олимпийский факел по практически родному Петербургу?
— Почему практически? Питер — родной для меня город. А эмоции прекрасные одолевают. И настроение отменное. Слава богу, нет дождя, хотя до этого дождь шел почти весь день. Волнительно, ну и ответственность присутствует — из-за того, что мне доверили нести огонь.

— Шесть лет назад вы уже несли по Петербургу олимпийский факел, но к Играм в Пекине. В чем разница по ощущениям?
— Да это же родной олимпийский огонь! Наконец-то Олимпиада пришла в нашу страну. Это большой-большой праздник для всех — спортсменов и обычных граждан.

— Факел оставите себе? Придется выкупить его на этот раз…
— Если сынуля будет хорошо себя вести, то по наследству передам факел ему, моему старшему. …Помню, когда пробежал предыдущую эстафету, пообщался с Антоном Сихарулидзе, и тот предложил: «Давай поставим факел на машину — будет вместо мигалки». Но это, конечно, шутка.

…К Плющенко бросились любители автографов. «Живой Плющенко, живой Плющенко!» — завопила, всплеснув руками, экзальтированная девица-подросток. Но Евгений извинился: дескать, даже стикеров нет плохоньких, чтобы было на чем расписаться. Из опасения, что может опоздать, фигурист, взяв сынишку за руку, стал протискиваться через оцепление. Как ни странно, но «опознали» полицейские Евгения не сразу. Хоть тот был в эстафетной экипировке.

Эстафету Плющенко передавал небезызвестной Тине Канделаки. Вот она впервые стартовала на подобном мероприятии. Впрочем, вела себя как знаменитость — демонстративно не смотрела в сторону желавших с ней сфотографироваться.

— Спорт — это мир. И даже если кто-то выступает и пытается ставить палки в колеса олимпийскому движению, он бессилен: наш спорт все равно победит, — глубокомысленно изрекла телеведущая. — Мир надо укреплять, как и вести здоровый образ жизни. Никто не помешает спорту, даже те, кто выступает против Игр в Сочи.

Возле метро «Спортивная» тоже фанаты собрались. Только не Тины Канделаки — Александра Кержакова, в сине-бело-голубых зенитовских шарфах. Александр обнялся со своим отцом. Болельщики, как на «Петровском», затянули: «Саша Кержаков, ла-ла-ла-ла-ла-ла-ла…» Зенитовец закашлялся, но поприветствовал фанатов. «Мы гордимся тобой, Саша!» — завопили, хлопая его по спине, волонтеры в ушанках.

— Факел не тяжелый, — только и расслышал корреспондент «ВП», когда зенитовец направился к Дворцовому мосту.

…Чуть позже автор этих строк увидел Плющенко — из окна троллейбуса. Евгений, продолжая держать сына за руку, брел по Большой Пушкарской. И на них уже никто внимания не обращал…

↑ Наверх