Газета выходит с октября 1917 года Tuesday 20 августа 2019

Евгений Плющенко: Мне нужен адреналин

Король льда объяснил, почему его сделала не свита

Триумф Евгения Плющенко на чемпионате Европы по фигурному катанию — событие многогранное. Во-первых, титул чемпиона континента у него уже седьмой по счету: превзошел достижение австрийца Вилли Бёкля, шестикратного олимпийского чемпиона. Правда, остались еще более титулованные фигуристы — восьмикратный чемпион Европы австриец Карл Шеффер и девятикратный — швед Ульрих Сальхов. Однако Шеффер побеждал в 1930-е годы, а Сальхов вообще в последний раз становился европейским чемпионом в 1913 году. Да и Бёкль — чемпион 1920-х. В современном же фигурном катании достижение Плющенко, по утверждению знаменитого французского фигуриста Филиппа Канделоро, сравнивать не с чем.

Фото: Натальи ЧАЙКИ

 

Нынешний я — лучше прежних
— Евгений, в Шеффилде вы снова  подтвердили, что являетесь королем льда — ну хотя бы в мужском одиночном катании. На ваших конкурентов, выступавших после вас, было жалко смотреть: они на ровном месте спотыкались...
— Спасибо за столь лестное сравнение. «Король льда» — этот титул придумал не я. Но я стараюсь соответствовать ему. Хочу остаться им на долгое время, а потом и в памяти людей. Потому что я не для себя только катаюсь, я катаюсь также для любителей нашего вида спорта. Я люблю фигурное катание. Если бы не это, то давным-давно сделал бы шоу и ушел в него. Да оно и есть у меня. Но мне нужны адреналин, кураж, спортивная атмосфера, в которой не знаешь, выиграешь сегодня или проиграешь. Это суперощущение — ощущение борьбы с непредсказуемым результатом.

— Вас приехала поддержать на чемпионат ваша жена Яна Рудковская. Вы, рассказывают, выразили ей особую благодарность за то, что она не давала вам стоять на месте, зацикливаться на боли, травмах. Какова все-таки роль супруги в этом замечательном успехе? 
— Да пусть она сама расскажет — вот она стоит рядом.
Яна: — Да он тут постоянно сомневался, все время мне говорил: «Да я уже старенький, буду уступать по скорости, уступать по технике». А я ему не уставала повторять: «Женя, ты такой сильный, у тебя такая харизма. А потом вспомни, сколько у тебя поклонников! Ты популяризируешь спорт в нашей стране, и не только». И действительно: когда мы были на чемпионате России в Саранске, ко мне подходили много детей и взрослых и говорили: «Спасибо! Спасибо, что он вернулся!» Сегодня фигурное катание в России смотрело такое количество людей, которое в принципе его не смотрит. Но смотрели — из-за Жени!

— Ваш наставник Алексей Мишин заявил, что в этом сезоне зрители увидели нового Плющенко. В чем заключалась эта новизна?
Евгений: — Новое — хорошо забытое старое (смеется). Может быть, вы меня увидели таким, каким я был в далекой молодости. Возможно, я стал более уверенным в себе. Человеком, который, испытывая боль, способен терпеть. Кроме того, у меня появились новые элементы в программе: вращения, гораздо лучше прежних, новые дорожки шагов, которых требует сейчас фигурное катание. Наконец, совершенно новые образы программ. Танго — совсем не то, что я катал на Олимпиаде в Ванкувере.

— В Шеффилде на мужское одиночное катание собрался полный зал: в Британии вы очень популярны. Насколько вам нужна на льду поддержка зрителей?
— Я настолько долго катаюсь, что странно было бы стать непопулярным в Европе или вообще где-то. В Италии я выступаю действительно часто — но ведь меня не меньше любят и в других странах. А поддержка зала для меня действительно важна. Поэтому спасибо болельщикам.

Надеюсь, к Играм в Сочи многие звезды вернутся
— К сожалению, стало тенденцией, что фигурист, выиграв Олимпиаду, уходит — «получать проценты с капитала». Но вам она явно претит. Возможно,  теперь и многие другие ледовые звезды последуют вашему примеру?
— Как я могу за других говорить? Это надо у них спрашивать, а ответ даст только время. Но мне кажется, что спортсмены теперь будут кататься дольше. Более того, не исключаю, что некоторые, которые на данный момент ушли, вернутся к Олимпийским играм в Сочи.

— Ваше возвращение — как первое, так и второе — было определено еще и тем, что в фигурном катании появилась новая система судейства, которая в определенной степени является более объективной, чем прежняя?
— Действительно, система судейства стала лучше. Хотя бы потому, что она поощряет выполнение сложных элементов — например, четверных прыжков, вращений. Есть, конечно, нюансы, но в целом она намного лучше прежней. И она меня устраивает.

— Теперь, после успеха Артура Гачинского, в группе у Алексея Мишина двое фигуристов будут соперничать практически на равных…
— Ну почему двое — у Мишина еще Лиза Туктамышева есть (смеется)…

— Туктамышева вам не соперник, в отличие от Гачинского. Повлияет это на ваши взаимоотношения в группе — с Артуром, Алексеем Николаевичем, между вами обоими и тренером? Не будет ли ревности, борьбы за внимание тренера?
— Наоборот, я считаю, что спарринг-партнерство будет здорово как для Гачинского, так и для меня. В чем-то я его буду подгонять, где-то он меня «подергает». Мне это даже приятно, что я побегу за ним, как за молодым. А он станет смотреть на меня как на опытного спортсмена. Может быть, тоже чему-то научится. А ревности тут не возникнет — Алексей Николаевич каждому своему ученику отдает себя до конца.

Я уже в новом сезоне
— Сохраните ли вы свои программы на следующий сезон — короткую на музыку «Гроза» Янни, произвольную под «Танго Роксаны» из саундтрека к фильму База Лурмана «Мулен Руж!»?
— Нет. В новом сезоне будут новые, как короткая, так и произвольная, программы.

— Почему? Ведь нынешние программы вы откатали в этом сезоне на публике всего два раза — на чемпионате России и на чемпионате Европы!
— А вы заметили, что произвольную программу на чемпионате Европы я катал два раза — в квалификации и в основных соревнованиях — в разных костюмах? Это такой был ход, чтобы при исполнении одной и той же программы мое отношение к ней, мое состояние при ее исполнении были совершенно разными. Я не могу стоять на месте.

— Расскажите о своих ближайших планах.
— Операция по удалению левого мениска, которая предстоит мне в Мюнхене 21 февраля. Потом восстановление после нее. Ну и подготовка к следующему сезону.

— И на чемпионат мира в Ниццу не поедете?
— А вы посчитайте — после операции месяц на восстановление. Что на календаре получается? 21 марта. А 26-го уже начнется чемпионат…

 

Кстати
Искусство менять тренера
Что бросалось в глаза на чемпионате в Шеффилде — самых выдающихся успехов в своей карьере добились те, кто к началу нынешнего сезона поменял тренера. Судите сами.

Елена Ильиных и Никита Кацалапов, перейдя от Александра Жулина к Николаю Морозову, кажется, совершили не столь уж высокое восхождение — с 4-го места в чемпионате Европы на 3-e. Но как они это сделали! После, казалось бы, провала в коротком танце, где они были лишь седьмыми, — и вдруг такой эмоциональный всплеск в произвольном! Как только выступление закончилось и они бросились друг другу в объятия, даже показалось на миг: окружающее перестало для них существовать, и эти объятия будут длиться вечно…

А вот к канадцу Брайану Орсеру пришла грузинская фигуристка Элене Гедеванишвили. Якобы сам ее бывший тренер Робин Вагнер написал коллеге с рекомендацией обратить внимание на свою ученицу, которая явно превосходит тогдашнего своего учителя. Орсер не скупится на комплименты Элене: «Она прекрасно организована, у нее есть план на каждое занятие, и вообще она всю свою жизнь подчиняет фигурному катанию. И представляется она гораздо более зрелой, чем на свои 22 года». Не исключено, добавил Орсер, Гедеванишвили даже превзойдет его лучшую воспитанницу, олимпийскую чемпионку из Кореи Ю-на Ким.

 

Борис ОСЬКИН (Шеффилд — Санкт-Петербург)
↑ Наверх