Газета выходит с октября 1917 года Wednesday 22 мая 2019

Федор Курёхин: Каждый человек чувствует ответственность за то, что он чей-то сын

Мы продолжаем наш проект, посвященный детям известных петербуржцев. Сегодня в рубрике «Яблоко от яблони» — сын Сергея Курёхина

Сергей Курёхин — человек, перевернувший музыкальную индустрию девяностых, создатель легендарной «Поп-механики», капитан петербургского андерграунда. Сергея нет с нами уже почти двадцать лет, но молодежь продолжает вдохновляться его творчеством, изучать подробности биографии. Сын Сергея, Федор, рассказал «ВП» о своей творческой жизни, романе, написанном в семнадцать лет, и о планах на будущее.

Возможно, свяжу себя с кино

— Федор, где вы сейчас учитесь?
— Учусь в Смольном институте Российской академии образования на факультете свободных искусств и наук, моя специализация — филология.

Это мое третье образование, которое я все же планирую закончить, в отличие от двух предыдущих. До этого учился на актерском, изначально планировал режиссуру, но не вышло. Проучился полгода и понял, что это абсолютно не мое. Подумал, что если не получилось стать актером, то творческие профессии меня не ждут, и пошел в противоположном направлении — а именно в Финэк. Оттуда тоже вскоре ушел, но теперь, наконец, нашел то, что хотел.

— Как известно, у вас уже есть один изданный роман — «Изгнание». Как возникла идея писать книги, что вас к этому привело?
— Желание возникло еще в детстве, это не были какие-то зарисовки, я всегда стремился к относительно глобальным формам. На это, конечно, повлияло воспитание. Но странно то, что я в детстве был загружен скорее не литературой, а визуальным и музыкальным искусством. А в итоге пишу книги.

— Расскажите подробнее о романе.
— Он немного автобиографичен. Если вкратце о сюжете, то это уход из места обучения и авантюры, которые этому сопутствуют. Он был написан три года назад, когда мне было семнадцать, и сейчас я вижу в нем некоторые композиционные и другие ошибки. Но в целом он мне нравится. В этом году он попал в лонг-лист премии «Дебют».

— Как отнеслись друзья и знакомые? Все-таки не каждый пишет романы в семнадцать лет.
— Я обитаю в филологическом обществе, можно сказать, и многие люди старше меня. Они считают, что нужно сидеть в библиотеке и строчить кучу монографий, что, наверное, и правильно. Определенное недопонимание, конечно, было. Противостояние науки и творчества. Но в целом все спокойно, драк не было.

— Какая литература вас вдохновляет?
— Мой любимый писатель с отрочества — Брет Истон Эллис. В своих произведениях я бы хотел походить на него. У нас даже судьбы схожи, он тоже в девятнадцать лет издал свою первую книгу. Из русских очень люблю Набокова, прочел большую часть им написанного. Каждый день прохожу мимо его дома на Большой Морской, так как мы соседи.

— Федор, без чего вы не можете прожить ни дня?
— Как бы банально это ни звучало, но я не могу не писать. Причем это не обязательно должна быть литература, это может быть и сценарий или еще что-нибудь. Может быть, я со временем свяжу себя с кино, сейчас тяжело сказать. Пока у меня готова вторая книга — роман в рассказах, планирую в скором времени ее издать.

Родители не могут передать нам свой талант по наследству

— Есть ли какие-то характерные черты, которые вы унаследовали от отца?
— Я недавно стал понимать, что даже если ты не унаследовал практически ничего, то люди все равно будут говорить, что ты очень похож. Мне часто говорят, что у меня очень похожа на папу манера говорить, манера мыслить и многое другое. Я ничего не могу сказать, потому что видел отца только на видео и смотрел записи его концертов, а этого недостаточно, чтобы увидеть в себе сходство.

— Какое достижение отца для вас самое значимое?
— Я не делю жизнь на этапы, и творчество тем более, поэтому все его проекты одинаково важны для меня. В моей голове общая картина его деятельности, и я все это ценю в равной мере.

— Хотели бы вы продолжать какие-то его проекты?
— Я сейчас читаю определенные книги по философии и истории, которые были прочитаны отцом, и начинаю постепенно понимать, как он мыслил и как пришел к тому, чтобы перестроить музыкальную среду вокруг себя. Это все безумно интересно. Сейчас, конечно, абсолютно другая эпоха и то, что делал отец, уже не повторить, оно не имело бы такого отклика. Но я не отказываюсь от его идей, я пока пытаюсь как можно глубже в них погрузиться и разобрать для себя все до мельчайших деталей.

— Чувствуете ли вы ответственность за то, что вы сын Сергея Курёхина, что вы в своей деятельности должны этому соответствовать?
— Я думаю, что каждый человек чувствует ответственность за то, что он чей-то сын. Мне кажется, не играет никакой роли, кто твой отец, известен он или нет, все люди равны. Наши родители не могут передать нам свой талант по наследству. Ответственность одинакова. Нельзя выделять наследников известных людей и пристально за ними наблюдать.

— Каким вы себя видите в сорок лет?
— Клевым! Я не ставлю себе планок. Конечно, я понимаю, как должно развиваться мое творчество в заданном мною направлении. Могу примерно представить, как я к такому возрасту буду писать или снимать, но в остальном я не уверен, что у меня обязательно должен быть какой-нибудь «пакет-плюс».

↑ Наверх