Газета выходит с октября 1917 года Saturday 24 августа 2019

Фоторепортаж: Размышляя о цене Победы…

На Дороге жизни реконструировали военную операцию по взятию Зееловских высот

Когда на 28-м километре Дороги жизни я увидела этот роскошный 184-летний дуб, вспомнила роман «Война и мир» Льва Толстого. А именно — Андрея Болконского, который под дубом размышлял о смысле жизни. Наверное, это какое-то особенное дерево, что под его сенью думается с особым масштабом и размахом. Вероятно, причиной тому солидный возраст деревьев. Их жизнь напитывается энергией поколений людей.

Дуб раскинул свои ветви на возвышенности или, как говорят военные, на господствующей высоте. С нее открывается очаровательный вид на заливные луга, а за ними лес и по его опушке — вьющаяся змейкой дорога. Вдали разные по тональности перелески. Именно там активисты военно-патриотических клубов провели реконструкцию военной операции по взятию Зееловских высот в минувшее воскресенье. Невольно поймала себя на мысли, что все исключительно примечательные с точки зрения человека-художника детали пейзажа не что иное, как ориентиры для военных топографов и тех, кто своей силой пытается сломить силу противника. На этот раз в военной игре одной силой были немецкие войска. Они занимали тройные эшелоны обороны на Зееловских высотах на подступах к Берлину. А другая сила — советские войска 1-го Белорусского фронта, которыми командовал легендарный маршал Георгий Жуков. Я не берусь разбирать и объяснять суть самой военной операции, которая была проведена 70 лет назад за несколько недель до Великой Победы. Просто меня поражает цена прорыва немецкой обороны — более 100 тысяч погибших советских воинов...

И все-таки не удержусь от соблазна побыть стратегом по отношению к реконструкции боя. Прежде всего, меня удивило, то, что на поле действительно было вырыто три эшелона траншей. Были установлены надолбы и другие военно-инженерные заслоны. На поле боя было выставлено множество указателей на немецком языке, в том числе и со значимым в связи с Великой Победой словом Berlin. Почему-то бросилось высокое качество обуви на немецких солдатах и низкое — на русских, когда они пошли в наступление. И вообще у немцев и обмундирование было пошито, что называется, по фигуре и оружие поблескивало как на солнце, хотя день выдался пасмурным. Да и выглядели «немцы» более упитанными и сытыми. Возможно, это магия формы. А может, просто те, кто изображает их, имеют больше средств для того, чтобы потратиться на все аксессуары немецкого солдата или офицера.

И вот бой начался. Самолет-кукурузник Ан-2 три раза пролетел над позициями фашистов. Он сбросил им листовки. В текстах было предложение сдаваться. Но в плен немцы не захотели. Когда же на опушке леса показались русские солдаты, оккупанты в панике покинули траншеи первого эшелона обороны. И это несмотря на то что русских-то была какая-то горстка. Одним словом, получилось по-суворовски — не числом, а умением. Надо отдать должное зрителям. Они выкрикивали не только «Фюрер — капут», «проваливай, фашист проклятый», но и вовсю поддерживали наших бойцов. Болельщики помогли победить и прорвать оборону так, как это было ровно 70 лет назад. Кстати, о зрителях. Их было так много, что до боя и после него на Дороге жизни образовывались такие пробки, что легче было дойти до города пешком. Кое-кто решил переждать это столпотворение у красавца дуба. Так что времени было достаточно, чтобы подумать. А о чем можно думать после боя. О победе. И цене Победы. Миллионы, миллионы советских солдат погибли на поле брани. Участники реконструкций боев Великой Отечественной войны не дают нам забыть Подвиг наших предков…

↑ Наверх