Газета выходит с октября 1917 года Friday 18 октября 2019

Глаз в этом городе обретает самостоятельность…

До 30 ноября Малый зал Музей нонконформистского искусства приглашает на выставку фотографий Владимира Пешкова «Непарадная Венеция. По следам Иосифа Бродского»

Здесь собраны фотографии, сделанные во время трех путешествий художника в Венецию. Но не ищите в экспозиции адресной фиксации мест, где бывал Бродский и/или о которых он писал. Владимир Пешков просто бродил по Венеции и фотографировал все, что понравилось. Композиции нарочито небрежные, что попало в кадр — то и попало. Правда, некоторыми фотографиями он гордится: «Вот, посмотрите, этот кадр я назвал «Казанова XXI века», — художник показывает на снимок, где порочно-красивый мальчик нагло смотрит на нас, а на него влюбленными глазами смотрит девушка. Но сюжетов не так много, больше — фрагментов: часть стены, кусок лодки, верхняя часть фонаря, потрескавшийся деревянный столбик, к которому чалятся. Любимые «герои» — конечно, вода, как же без нее, и чайки. Они то взлетают, то с хозяйским видом где-нибудь сидят. Людей Пешков не исключает намеренно, как делают многие, наоборот, они часто присутствуют в кадре и заняты своими повседневными делами — разговаривают, смеются, сидят со смартфонами и айпадами. И, хотя Владимир Пешков явно пытается уйти от банальностей — как «туристических», так и «художественных», — в Венеции совершенно невозможно обойтись без кадров с развешанным бельем. Да и избегать их как-то глупо. Правда, Пешков выбирает белье не белое, а цветное: для него вообще цветовая гамма важнее архитектурных, да и всех прочих деталей.

Венецианские фонари.

«Пешков искал в Венеции не Бродского, а… Пешкова, — говорит искусствовед Александра Малинова. — Он выбрал принцип фотофиксации, спонтанных чувственных заметок». Самому Владимиру Пешкову очень понравилось определение Александры «спонтанные чувственные заметки»: «Пожалуй, лучше об этом не скажешь. Я заготовил какую-то речь, но после этих слов Александры длинные речи не имеют смысла. Скажу только, что не стал повторять банальный путь — фотографировать места, где бывал Бродский. Скорее, это общие поиски красоты».

«Володя, конечно, прежде всего фотограф, — дополнил куратор Евгений Орлов. — При этом он постоянно себя совершенствует: то был музыкантом, то делал перформансы... и у него все получалось органично. Но всегда возвращался к фотографии. Я бы сказал, Владимир Пешков — профессионально сделанный самим собой фотограф».

Этими каналами любовался Бродский.

↑ Наверх