Газета выходит с октября 1917 года Sunday 25 августа 2019

Голова моя машет ушами

До 31 августа в «Эрарте» — выставочный проект «Розовый ящик»

Участники выставки — художники творческого коллектива «ВГЛАЗ», созданного Георгием Острецовым как дружеское сообщество выставляющихся вместе авторов, объединенных не по принципу схожих идей, а как союз индивидуальностей.

ак что это за ящик и почему он розовый? Оказывается, это словосочетание используют ученые, изучающие работу мозга. «Нейробиологи и психологи проводят аналогию с методом черного ящика в кибернетике, при котором исследование объекта с неизвестной внутренней составляющей производится посредством изучения его реакций на внешние воздействия. Таким образом, подчеркивается, что механизмы работы мозга до сих пор продолжают оставаться загадкой. А найти полную локализацию функции памяти в головном мозге, наш внутренний авиационный черный ящик, ученым пока не удалось», — объясняет куратор выставки Елизавета Шагина.

Георгий Литичевский. «Столкновение семьи строителей пирамид с цветами-хищниками». 2013

Художники подошли к теме «розового ящика», как и следовало ожидать, весьма цинично: самой популярной темой стала фрагментарность памяти, ее несовершенство. «Стена» Ольги Божко состоит из множества деревянных «кирпичиков», часть их упала, создав огромный проем, через который зрители проходят в следующий зал. На картине «Дырка в голове» Людмилы Константиновой — голова со срезанным затылком, а внутри, вестимо, нет совершенно ничего. Склад черепов на полочках, изображенный Иваном Сотниковым, называется «Футляры». Картина Натальи Стручковой «Ни жив ни мертв» повторяет композицию Василия Верещагина «Апофеоз войны», только вместо человеческих черепов — пустые канистры.

Пиксельные работы Ивана Тузова продолжают темы кирпичиков, дыры, пустоты. Зная Ивана как человека, любящего рассуждать, корреспондент «ВП» задала художнику несколько вопросов.

«Вечерний Петербург»: — Считаете ли вы, что мозг состоит из пикселей?
Иван Тузов: — Из пикселей, только более сложной формы, в виде объемных загогулин.

«ВП»: — Нравится ли вам само сравнение мозга с ящиком?
И. Т.: — Ящик? Надеюсь, по нему не надо стучать, чтобы он заработал?..

«ВП»: — Если бы надо было изобразить собственно мозг, как бы вы его изо­бразили?
И. Т.: — Изобразил бы серией работ, одной картинкой не отделаешься.

Другая часть художников воспринимает мозг, наоборот, как джунгли, в которых недолго заплутать. В картине Елены Ковылиной «На глубине» мозг предстает дном океана. А картины Георгия Литичевского — причудливые психоделические фантазии с названиями в стиле Сальвадора Дали (да и сам Сальвадор, отринув гордыню, вполне мог бы участвовать в этой выставке). В общем, получается, мозг — это или густо, или пусто…

↑ Наверх