Газета выходит с октября 1917 года Friday 23 февраля 2024

«И в глупой простоте, усердия полны, сыграли… Апокалипсис они»

Спектакль «Swamp Club» открыл международную программу фестиваля «Александринский»

Формально VIII фестиваль «Александринский» идет уже две недели. Но надо учесть, что первыми спектаклями стали петербургские премьеры — «Воспоминания будущего» Валерия Фокина и «Теллурия» Марата Гацалова. То есть петербуржцы могли отложить просмотр на потом. Международную часть программы — которую на потом не отложишь — открыла постановка известного французского режиссера Филиппа Кена (на фото) «Swamp Club». Этот спектакль уже побывал в разных городах, в том числе в Авиньоне на прославленном фестивале. Как говорит режиссер, его постановки всегда несколько меняются — в зависимости от пространства, куда их привозят. Вот наконец спектакль, название которого переводится как «Болотный клуб» (хотя в афише оно дается без перевода), оказался в городе на болоте. 

Месседж этого спектакля, казалось бы, до наивности прост: дружно за руки возьмемся — и защитим природу! Объединимся перед лицом экологической катастрофы! Но говорить об этом действе как о некой телеграмме публике («А про что же спектакль?» — вопрошали иные зрители) — значит схематизировать его смысл и пройти мимо чего-то главного. «Swamp Club», строго говоря, не драматический спектакль, а невероятной красоты сценические картины. Мизансцены, замедленный темпоритм, свет, цвет, дым… Все это рождало атмосферу, сложно переводимую в слова. 

Создатель и руководитель театра «Вивариум Студио» Филипп Кен рассказал «ВП» о себе и своем творчестве:

— По образованию я скорее художник, поскольку занимался изобразительным искусством, графикой. В моих штудиях не было чего-то концептуального: приходилось копировать картины старых мастеров. Я перерисовывал изображения овощей, фруктов, лягушек, например. Занятие это несколько монотонно, но, перерисовывая лягушек, можно задуматься о том, чем ты хочешь заниматься в будущем. 

Я решил продолжить обучение в сценографической школе Парижа на факультете декоративного искусства. Благодаря случаю я стал создавать сценографию для драматических и оперных спектаклей.

А потом я вдруг решил сочинить свой первый спектакль. Решил, в частности, потому, что традиционный процесс создания спектакля (когда один человек оформляет пространство, другой шьет костюмы, третий ставит свет, а над всем этим стоит режиссер), как мне показалось, упрощает задачу, отвлекая от главного.

Мне захотелось запереться в стенах. Я стал создавать свой спектакль в простой квартире, собирая его буквально по кусочкам: из каких-то фраз, фотографий, зарисовок. Основная тема, которая структурировала всю мою работу: зуд крыльев, взлет и неизбежное падение. Я ловил все идеи, которые рождались этой темой взлета и падения. Так в 2003 году появился мой первый спектакль «Крылья чешутся», на который я потратил шесть месяцев.

«Swamp Club» не драматический спектакль, а невероятной красоты сценические картины.

То, что мой первый спектакль сочинялся в квартире, оказало воздействие на все последующие работы. Мне очень важно максимально приблизить зрителя к происходящему, чтобы он наблюдал за миром моих персонажей. За микрокосмом. Зритель оказывается в некоем зоопарке, становится как бы энтомологом, который наблюдает за жизнью насекомых… ну или каких-то других животных. Поэтому мой театр называется «Вивариум Студио»: по аналогии с террариумом.

В 2006 году я поставил спектакль «С натуры». Название двойственно: имеются в виду и принципы живописи, и следование законам природы. В тот момент умы людей были заняты проблемой экологических аварий. Мои персонажи хотели забраться на небо и зашить озоновую дыру. Они стремились спасти мир, но в то же время мизансцены спектакля отсылали к картине Брейгеля «Слепые». У нас сегодня немало слепых поводырей! В финале мои герои брали лестницу, проделывали дыру в потолке — и отправлялись латать небо.

В «Болотном клубе» очень важны отсылки к Средневековью. Мне нравится, что художники того времени как бы архивировали свою эпоху. Мышление людей было нерасчлененным: фантомы существовали одновременно с реальностью, войны — с праздниками, ненависть — со страстью. Как вы заметили, меня вдохновляет средневековый бестиарий.

Иногда спрашивают, почему мои персонажи двигаются столь медленно, заторможенно. Потому что конец света проходит в полном молчании. Мы не ощущаем, как отравляются источники существования: еда, вода, воздух. Апокалипсис страшен в своем беззвучии. 

↑ Наверх