Газета выходит с октября 1917 года Monday 20 февраля 2017

Илья Ковальчук: Я расплакался на своей первой линейке

Чем еще запомнился День знаний звездам петербургского спорта

Ольга КУЖЕЛА, олимпийская чемпионка по синхронному плаванию:

«Меня нельзя было назвать примерной ученицей»

— До восьмого класса тройки в табеле у меня отсутствовали. Но я училась в математическом классе в 232-й школе на Крюковом канале, где один из дней отводился на объяснение сути урока, следующие два — на самостоятельную работу, а затем назначали контрольную. И получалось так, что я постоянно попадала на контрольные. А занятия, где тему объясняли, пропускала. Приходила, просто подписывала свой листок и сдавала его пустым. Списывать не хотела. Поэтому приходилось догонять, брать дополнительные уроки, чтобы снова получить четверку. Вот когда я переехала в Москву в училище олимпийского резерва, ко мне там стали относиться хорошо — ведь я была активной девочкой, а мы там находились в одинаковых условиях, хотя общеобразовательная программа, конечно, присутствовала.

В училище в Москве на меня все время писали докладные. А там существовало правило: три докладные — отчисление. А у меня явно не три было, а больше. Но завуч меня обожала. Вызывала меня после тренировки и говорила: «Оля, мне уже надоело рвать эти докладные — сколько можно нарушать правила?» А у меня постоянно происходили стычки с дежурными, которые пытались уложить спать, я от этого просто бесилась. Мне казалось, что они ко мне относятся несправедливо — и «защищала правду». Но в училище занятия по общеобразовательной программе начинались в полдень, а мы, синхронистки, приходили даже позже — иногда с трудом успевали к трем часам дня на последние уроки.

А когда училась в Ленинграде, помню, во втором-третьем классе мы с моей подружкой Леной Востротиной, будущей балериной, на линейке поливали водой старшеклассников из окна туалета. И у меня до сих пор сохранился дневник, где замечание написано во всю страницу. Учительница Татьяна Ивановна, очень хорошая женщина, знала, что мама не станет ругать меня сильно, поэтому позволила себе черкнуть на всю страницу: «Как же ты могла так поступить?!» А Ленка в этот момент стояла рядом и плакала, потому что папа строго бы ее наказал. И Татьяна Ивановна просто Лену поругала. Когда моя мама увидела запись, мне кажется, она с трудом сдержала смех.

В общем, не нравилось мне ходить в школу... Еще и потому, что я часто опаздывала или вовсе пропускала уроки — одноклассники считали меня прогульщицей. Но однажды я пришла с медалями, добытыми уже на первенстве России. Они все: «Ничего себе!» Зауважали. И потом, когда я выиграла Олимпиаду-2008 в Пекине, стали говорить, как они горды тем, что я училась с ними в одном классе.

Илья КОВАЛЬЧУК, хоккеист СКА, чемпион мира:

«На линейке я расплакался»

— Учился я в детстве в спортклассе (в Твери. — Прим. ред.). У меня не было двоек, но и хорошистом я не считался. А когда в старших классах начал больше заниматься спортом, уехал в Москву, уроки приходилось пропускать. Но родители распределили обязанности: папа отвечал за мои тренировки, а мама — за учебу.

На линейке я… расплакался. Да, было дело. Но случилось это много лет назад — когда пошел в первый класс. Я заблудился: потерял свой класс и маму с папой. Не знал, куда идти, поэтому сел в угол и заплакал. К счастью, меня нашли. И все закончилось слезами радости. Кстати, мы со своими одноклассниками до сих пор встречаемся.

Алексей Мишин, заслуженный мастер спорта, заслуженный тренер СССР (фигурное катание):

«Я был круглым отличником, но недолго»

— Я пошел в первый класс 1 сентября 1948 года в Тбилиси. Туда мой отец был направлен преподавать в Нахимовском училище, и я поступил в школу, где учились дети преподавателей училища. И на первой же школьной линейке оконфузился!

Потому что директор школы вместо приветствий и поздравлений начала по-другому: «Вчера скончался выдающийся партийный и государственный деятель, член Политбюро и секретарь ЦК ВКП(б) Андрей Александрович Жданов». Повисла гнетущая тишина. И тут я растерялся. Подумал, наверное, что раз директор школы, самый главный и уважаемый в ней человек, что-то сказала, то надо аплодировать. И я стал хлопать в ладоши! К ужасу моей классной учительницы, которая даже не сразу сообразила остановить меня…

Впрочем, как видите, первоклашку-несмышленыша никто расстреливать и даже сажать не стал — обошлось. Не тронули и моего отца. Хотя, может быть, ему это припомнили позже, в другой истории. В ящике с книгами, который пылился у входа в нашу квартиру, завалялась книга «врага народа» маршала Блюхера. Кто-то ее нашел, «стукнул» куда надо — и папу арестовали. Могли ему припомнить и мою выходку: мол, подучил сына. К счастью, товарищи отца отстояли.

Учиться в школе я начинал хорошо, более того, был круглым отличником. Правда, продлилось это недолго. Потому что коллега моего отца, преподаватель Нахимовского училища, как сейчас помню, по фамилии Тобиаш, подошел как-то к нему и стал возмущенно говорить: «За что твоему сыну ставят одни пятерки, а моему сыну нет, хотя он учится куда лучше твоего!» И показывает мою тетрадь, невесть как к нему попавшую. А в ней грязь, каракули…

Пошел мой папа в школу, к моей классной учительнице, грузинке, уже в возрасте. А она и говорит: «Батоно Николай, мой сын учится у вас в Нахимовском училище — и круглый отличник в вашем классе. Не могу же я ставить низкие оценки сыну столь уважаемого человека — учителя моего сына!» Тут мой отец возмутился и сказал, что требует от учительницы ставить мне только то, что я заслуживаю. Так моя отличная учеба и закончилась.

На следующий год моего отца перевели в Ленинград, преподавать в ВВМУ имени Фрунзе. И я пошел в школу в Ленинграде. А там выяснилось, что я говорю с ужасным грузинским акцентом! И мои одноклассники в первый же день меня прозвали почему-то «армяшка — в попе деревяшка»! Но я и сам за словом в карман не лез, мог дать отпор. А еще мог насмешить весь класс. Скорчу, бывало, рожу, все хохочут, животы надрывают, учителя возмущаются — а я сижу себе с невозмутимым видом…

В общем, прилежным учеником я не был. И в школу каждое 1 сентября возвращался, скажем так, не испытывая безграничной радости.

Андре Виллаш-Боаш (Португалия), тренер ФК «Зенит»:

«Я любил учиться»

— Школа, 1 сентября… Как давно это было! Помню, каждый раз в преддверии этого дня испытывал двойственное чувство. С одной стороны, было жаль, что не смогу теперь все время проводить со своей семьей, что закончились два восхитительных месяца летних каникул. Но с другой стороны, я также испытывал радость, что увижу снова своих школьных друзей, снова будем с ними вместе проводить время. А потом, я любил учиться, любил узнавать что-то новое. И вообще был в школе прилежным, трудолюбивым учеником.

↑ Наверх