Газета выходит с октября 1917 года Monday 19 августа 2019

Ирина Винер: Учусь гимнастике у Бориса Эйфмана

Великая наставница сборной России поведала о том, какое влияние Петербург оказал на ее творчество в спорте

Пока в российской художественной гимнастике царствует Ирина Винер, наши девушки останутся на первых ролях в мире — так оценила вклад главного тренера сборной России и «по совместительству» президента национальной федерации этого вида спорта в успехи чемпионка мира Ольга Капранова. Действительно, великая наставница, блиставшая на днях на сцене Мариинского театра в короне-диадеме, похоже, знает секрет, позволяющий нашим спортсменкам доминировать на гимнастических помостах. 

В Мариинке Ирина Александровна пояснила, с чем подошел «спорт красоты и граций» к своему 80-летию и что появится в нем уже завтра. 

— Ирина Александровна, признайтесь: 80 лет для художественной гимнастики — это много или мало?
— Такое бывает раз в жизни. А много это или мало — судить не нам. За эти 80 лет художественная гимнастика — единственный олимпийский вид спорта, который родился в Советском Союзе и в Ленинграде, — покорила весь мир. Мы в Мариинке выступили на той сцене, на которой танцевала основательница этой дисциплины — мы, во всяком случае, считаем так — Айседора Дункан. Она сказала: «Хочу свободы, хочу свободного тела! Не хочу туфли на пальцах, а хочу свободы движений». И теперь, хотя у гимнасток предметы в руках, они все равно свободны. 

— Питерский тренер по фигурному катанию Тамара Москвина считает, что программы в исполнении ее учеников Юко Кавагути и Александра Смирнова — это продолжение традиций классического ленинградского балета. А ощущается ли дух Мариинского театра в выступлениях российских «художниц»?
— Не только российских, а всех! Здесь танцевали девушки из Южной Кореи, Южной Африки, Мексики, Японии, США, даже из Грузии — весь мир занят художественной гимнастикой. И какие красивые девочки!  Я всем им объяснила, что это за театр, какие корифеи выступали на этой сцене и насколько великое здесь родилось. На этой сцене, между прочим, Стравинский стоял еще ребенком — отец у него пел здесь и представил маленького Игоря композитору Петру Чайковскому. Представляете, какая тут превосходная, добрая и сильная энергетика! И я заметила, что детки прониклись духом Мариинки и тем величием, которое было сотворено.

— Работоспособность ваших учениц, о которой в мире спорта ходят легенды, тоже имеет балетные корни?
— Конечно! Корни нашего спорта именно в балете. И современные успехи имеют к этому искусству отношение. Например, великий постановщик Борис Эйфман нашей дисциплиной увлечен — интересуется ею. И когда я приезжаю на его спектакли, то в прямом смысле учусь у него художественной гимнастике. Вот и в Мариинке действо состоялось не на сцене, а в середине зала, где площадка установлена была как на соревнованиях. С одной стороны, все было представлено, как в художественной гимнастике, а с другой стороны — как театральное действо.

— Художественную гимнастику многие считают лучшим видом спорта для девушек... 
— У наших девочек такие хорошие фигуры, что они могут позволить себе выйти на пляж, не сгорая со стыда. Даже лучшие танцоры диско получаются из тех, кто занимался именно художественной гимнастикой. 

— Олимпиада в Рио-де-Жанейро состоится меньше чем через два года. Насколько велики шансы российских «художниц» после ухода из большого спорта Евгении Канаевой и Дарьи Дмитриевой на сохранение мировой гегемонии? 
— Вопрос на засыпку. Об этом ведают наверху — на небесах. Мы делаем все для того, чтобы на Олимпийских играх в Рио-де-Жанейро наши девушки были в хорошей спортивной форме. Насколько получится, покажет время. Во всяком случае, Россия — талантливая страна, в которой рождаются первоклассные спортсменки и тренеры, в которой созданы все условия для того, чтобы они почувствовали себя настоящими звездами. 

— У наших девочек такие хорошие фигуры, что они могут позволить себе выйти на пляж, не сгорая со стыда. Даже лучшие танцоры диско получаются из тех, кто занимался именно художественной гимнастикой.

— Ну а какой вы видите художественную гимнастику через двадцать лет, когда мы будем праздновать столетие этого вида спорта?
— Я вижу только то, что есть сейчас, сию минуту. А что будет через двадцать лет, прогнозировать не берусь. 

— Но ведь гимнастки уже начинают выполнять упражнения с двумя предметами, а не с одним, на помост выходят и японские мужчины...
— Ах, это! Но ведь это наступит уже завтра, а не через четверть века. Мы сейчас стараемся, чтобы гимнастика развивалась. Но мужчин не допускают даже в членство в Международной федерации гимнастики. А какие они прекрасные ребята, какие восхитительные делают упражнения! Мужская ритмическая гимнастика — полезный проект, и нашим девочкам от ее внедрения стало бы интереснее. Потому что мальчики  — это всегда хорошо. 

— А выйдет ли художественная гимнастика за рамки 10-балльной системы оценок, которую многие специалисты полагают устаревшей?
— Хотелось бы. Это наша мечта. Потому что художественная гимнастика — единственный гимнастический вид спорта, который не выпускают за эти оценочные рамки. Поэтому и нет возможности понаблюдать за прогрессом наших удивительных спортсменок. 

— На что следует обращать внимание, когда тренеры отбирают девочек в группы?
— Только на глаза. Если у девочки глаза горят, остальное приложится. 

— И тем не менее соблазнов у «художниц» много. Если, например, талантливая девушка захочет бросить спорт, чтобы создать семью?
— Надо отпускать. Любовь — самое главное в жизни, личные отношения вообще должны стоять на первом месте. Ведь мешать любви — кощунство, варварство и грех. 

↑ Наверх