Газета выходит с октября 1917 года Sunday 9 августа 2020

История с арифметикой

В гостях у «Книжного клуба» бывали прозаики, поэты, художники-иллюстраторы, переводчики, издатели. Но еще никогда не было человека, который выступал бы в качестве автора идеи издания и одновременно — собирателя талантов, необходимых для ее осуществления. Можно сказать, в качестве «книжного продюсера».

Детская книжка «Порешай-ка», которую мы представляем в рубрике «Издано в Петербурге», своим появлением обязана поэту и энтузиасту Всеволоду Гуревичу. И сегодня он рассказывает нам о том, как она создавалась. 

Всеволод Гуревич. Фото: Герман Власов

— Как возникла идея книги и как тебе удалось собрать в одном месте столько прекрасных людей?
— Года три тому назад, ища книжку для своего (тогда восьмилетнего) сына Даниила, я осознал, что среди детской литературы на тему логической и математической смекалки есть серьезный пробел.

Далее, оперируя истиной «Если хочешь, чтобы что-либо было сделано хорошо, сделай сам», я сформулировал следующие требования к будущей книге:

— быть одноуровневой для юного читателя — не начинаться элементарщиной и заканчиваться дифференциальными уравнениями;

— содержать задачки именно на смекалку, а не на знания (знать, применять четыре действия арифметики — и довольно!);

— сами задачки пусть будут оригинальными, с изюминкой, увлекательно изложенными и, что для детской книги особенно важно, ярко проиллюстрированными.

Потратив некоторое количество времени-сил, я пришел к очевидному — надо обратиться к специалисту. Через друзей я вышел на Константина Кнопа. Идея оказалась созвучна, не убоюсь слова — конгениальна, и мы приступили к составлению сборника задач. Вернее, составлял Константин, моя роль была редакторско-совещательной.

В некий момент наших посиделок прозвучала мысль Константина: «А быть может, нанижешь эти задачки на сюжет? Ты же как-никак литератор или — кто с горы? Я уже и имена для героев придумал: Думыч и Решка!»

Имена Константин придумал действительно замечательные, но дерзать на поприще детской литературы я был не готов и посему обратился к писателю Николаю Михайловичу Голю. «Нет, что вы, — как всегда, в изысканной манере, отвечал Голь, — где я и где математические задачи? Я их не понимаю, решать не в состоянии, а значит, и писать такую книгу не буду». Однако прошло несколько недель, и Николай Михайлович мне позвонил: «А знаете, Сева, пришлите-ка мне еще раз подборку задач — есть идейка!»

Когда основной текст был создан, я начал поиски следующего «специалиста» — иллюстратора. К моей радости, лучшее предложение сделала мой добрый друг Юля Беломлинская — «Бедная Девушка», по ее собственной классификации, а также художник, поэтесса и бард, писатель и журналист, в общем, человек, обремененный многими талантами и судьбой. В помощь к себе взяла другую (в противовес, наверное, небедную) девушку — Екатерину Мнацаканян, сказав, что изображать весы-грузовики-песочные часы она не в состоянии. (Хотя песочные часы Юля в итоге все же нарисовала сама.)

Дело оставалось за «малым» — найти издателя. Ходя вокруг да около, я наконец чуть ли не с улицы (точнее — с набережной реки Фонтанки) ткнулся в «Детгиз» к Алле Юрьевне Насоновой. «А что же, — молвила спустя непродолжительный кусок времени не Алла Юрьевна, а уже наш единомышленник Алла, — книга мне нравится, Голь — наш автор, будем получать грант!»

Ну и конечно, добрые слова не господину, но оформителю митьку Филу, художнику Андрею Филиппову, честно прорешавшему все задачи, чтобы понять, как делать книгу. Подход воистину достойный! Мы стали друзьями. Он сделал из нашего материала нечто цельное, вкусное и праздничное, а сколько его не только творческого, но и уныло-рутинного труда в книге!

Проект прошел через внимательные взгляды многих моих друзей и друзей моих друзей. Отдельное спасибо математику Константину Петровичу Кохасю за третье изящнейшее («Мормышкино») решение самой первой задачи!

Лично я присутствую в книге в двух ипостасях — как автор идеи и как ответственный редактор. И тут держу ответ — всё «по чесноку», я был очень ответственным на протяжении всего пути.

— Прошла ли «Порешай-ка» проверку у твоих собственных детей? 
— Нет пророка в своем отечестве, и учить-отдавать знания-умения своим детям не просто. Слишком близкая дистанция — не всегда благо. Но все задачи так или иначе прошли через моего Даньку. Семилетней Ксюше, к сожалению, большинство из них пока не по зубкам, хотя книгу она и прочла. 

Но вообще на примере сына и детей моих друзей я понял, что многие задачи дети, не загруженные «уравнительным» подходом, решают лучше и быстрее взрослых.

— «Продолжение следует»?
— Пока мы живы — продолжение следует всегда! Уже подумываем о «Порешай-ке» номер два. А пока что создали в социальной сети «Facebook» группу, где не только обсуждаем уже существующую книжку, но и предлагаем разгадать новые математические загадки, которые вполне могут со временем перекочевать в новую книжку. 

***


Давайте почитаем 

Предлагаем вашему вниманию отрывок из книги «Порешай-ка»

8. Напившись чаю, агенты разошлись по номерам и улеглись спать. И приснился Думычу сон.

Будто конца-краю нет дороге к агенту Мормышке. Только зимой добрались они до его явочной квартиры на проспекте Славных Агентов. В долгом пути счет дням потеряли.

Пришли и спрашивают: «Какое сегодня число, Мормышка? И месяц какой?»

А тот посмеивается: «Легко отделаться хотите. Ответить-то я вам отвечу, да только загадкой. Позавчера мне было 11 лет, а в следующем году исполнится 14. Подумайте — и узнаете, какое сегодня число, а заодно и когда у меня день рождения».

Заворочался во сне Думыч, стал думать. И что бы вы думали? Обе даты вычислил: и сегодняшнюю, и Мормышкиного дня рождения.

Сон Думыча о Мормышке. БОНУС за ВЕРНЫЙ ответ — 5 (ПЯТЬ) МИН.

9. Уснула и Решка. И ей тоже приснился сон. Будто шли они, шли и наконец нашли нужную квартиру. Сидит на полу перед стеллажом с книжными полками Мормышка грустный-прегрустный. Перед ним два тома из собрания сочинений самого А. С. Пушкина! Второй и третий.

— Что случилось, Мормышка? — спрашивает Решка. — В чем причина твоей печали?

— Да вот книжный червь у меня завелся, — держа книги в руках, чуть не плачет Мормышка. — Прогрыз нашего классика, пока книги рядком стояли, от первой страницы второго тома до последней страницы третьего. Во втором томе 647 страниц, а в третьем — 512! Жалко мне Александра Сергеевича, да и себя тоже. Это ж сколько страниц червяк испоганил? На любимую сказку о рыбаке и рыбке даже взглянуть боюсь.

Напрягла Решка все свои умственные способности и ответила на поставленный вопрос. Настроение у Мормышки сразу же улучшилось.

Тут Решка и проснулась.

Сон Решки о Мормышке. БОНУС за ВЕРНЫЙ ответ — другие 5 (ПЯТЬ) МИН!

↑ Наверх