Газета выходит с октября 1917 года Wednesday 28 октября 2020

История удивительной любви

В Филармонии можно полюбоваться сценическими костюмами Галины Вишневской

В фойе Большого зала Филармонии работает выставка, приуроченная к 85-летию Мстислава Ростроповича, — «О, сколько музыки у Бога, какие звуки на земле!». Открыли выставку художественный руководитель Филармонии Юрий Темирканов и старшая дочь Мстислава Ростроповича и Галины Вишневской Ольга.

Ольга Ростропович решила, что эти наряды должна увидеть публика


Но выставка не только о музыке. Это еще и история любви оперной примадонны и гениального музыканта. 

На вопрос, в чем заключался секрет этого на редкость счастливого брака, выстоявшего в самые сложные моменты жизни обоих музыкантов, Ольга Ростропович ответила: «Самое главное — совершенно удивительная любовь отца к матери. Он ее просто боготворил, очень многое прощал. Например, считал абсолютно нормальным, что у мамы такой независимый, прямой характер, взрывной темперамент, а она — человек очень гордый — была, как мне представляется, внутренне ему благодарна за это понимание и приятие. Отец считал, что мама имеет на это право. Кроме того, у обоих феноменальное чувство юмора. И конечно, их соединяла музыка. Когда нужно было репетировать вдвоем, все ссоры и размолвки моментально уходили».

На выставке есть трогательный экспонат, который помнит начало этого романа: хрустальная ваза, которую Ростропович в дни памятной встречи их в Праге в 1955 году преподнес в дар примадонне, предварительно наполнив ландышами и... солеными огурцами (узнав, что певица их любит). 

Костюм Чио-Чио-сан в опере Джакомо Пуччини «Чио?Чио?сан». Большой театр. 1960-е

Галина Павловна была (да и остается) женщиной редкой красоты. Как часто даже сегодня внешность оперных примадонн не соответствует исполняемым ими партиям! Согласитесь, сложно увидеть в корпулентной грузной даме юную Татьяну Ларину или умирающую от чахотки Виолетту. Галина Вишневская всегда тщательно следила за своей фигурой, поражая тонкой талией. 

На манекенах в филармоническом фойе выставлены сейчас сценические костюмы Галины Вишневской, в которых она блистала в партиях Татьяны Лариной, мадам Баттерфляй, Марфы, Тоски, Аиды. Корреспондентам «ВП» пару лет назад посчастливилось видеть эти раритеты в доме на Кутузовской набережной, где хранятся архив и личные мемориальные вещи Вишневской и Ростроповича. Портреты и платья примадонны расположились в отдельной комнате, которую Ольга в шутку называет «Здравствуйте, Галина Павловна!».

Но тогда Ольга не разрешила их снимать. И вот сейчас ими может полюбоваться каждый, кто придет в Филармонию. Алое платье из «Аиды», кимоно из «Мадам Баттерфляй», кокошник и расшитый жемчугом сарафан из «Царской невесты»... И конечно, платье Татьяны Лариной. Эта роль была особенно значимой в творческой биографии певицы. Она вспоминала, как в девять лет, слушая пластинку, выучила наизусть оперу «Евгений Онегин». Музыка так сильно подействовала на нее, что ей показалось, будто она «из реальной жизни вдруг унеслась в иной, доселе неведомый и недоступный мир красоты, волшебных звуков, неземной чистоты. И обратно уже никогда не возвращалась!». Партией Татьяны она дебютировала на оперной сцене и этой же партией завершила свою блистательную карьеру на сцене «Гранд-опера».

Костюм Аиды в опере Джузеппе Верди «Аида». Большой театр. 1958

А кимоно мадам Баттерфляй помнит, как Галина Павловна выступала на сцене Большого театра, будучи беременной старшей дочерью. Ольга Ростропович шутит, что, может быть, поэтому она с детства знала многие оперные арии. Но эти костюмы не просто представляют личный гардероб великой певицы.В них — история российской оперы, лучших спектаклей Большого театра. 

Историк костюма и моды Александр Васильев, много лет собирающий платья советских и российских звезд, нередко сетует, что Галина Павловна отказывается дарить ему свои платья, которых у нее, по его словам, около 400. Но нежелание расставаться с костюмами вызвано не капризом примадонны, а желанием создать в Петербурге музей Вишневской и Ростроповича. 

Костюм Марфы в опере Николая Римского-Корсакова «Царская невеста». Большой театр. 1970

Ростропович и Вишневская многие годы собирали в своем архиве драгоценные реликвии истории русской и западноевропейской музыки, являясь не только исполнителями — интерпретаторами классического музыкального искусства, но и подлинными хранителями мирового музыкального наследия. Письма Чайковского, братьев Рубинштейн, Римского-Корсакова, Глазунова, Стравинского, Прокофьева, Рахманинова, Берлиоза, Сен-Санса, нотная рукопись Мусоргского, сувенирная именная палочка Берлиоза представлены в специальном разделе, посвященном композиторам, выступавшим в Большом зале Санкт-Петербургской филармонии.

Выставка продлится до 25 декабря.

↑ Наверх