Газета выходит с октября 1917 года Thursday 16 августа 2018

Иван Колосов: Выбор космонавта на первый в мире полет был очень удачным

Врач, который готовил к полетам первых космонавтов, по-прежнему, несмотря на возраст, работает на космос. Только теперь он готовит будущих медиков для авиации и космонавтики

Из окна кабинета доцента кафедры авиационной и космической медицины ВМедА Ивана Акандиновича Колосова виден большой металлический шар — космический спускаемый аппарат «Зенит», установленный перед входом. Именно эта кафедра стояла у истоков космической медицины. А на таких вот «Зенитах» возвращались на Землю первые космонавты. Точно такой же «Зенит» был частью корабля-легенды «Восток», на котором отправился Юрий Гагарин. 


Но у данной модели были не только победы. Аппарат, рассчитанный на одного космонавта в скафандре, переделали в расчете на троих, что должны были возвращаться на Землю уже без скафандров (на скафандры и прочее оборудование уже не хватало места). Первая тройка космонавтов вернулась благополучно. Вторая — из-за разгерметизации кабины и отсутствия скафандров — погибла. Освоение космоса не обходится без трагедий.

Иван Акандинович 16 лет проработал в Центре подготовки космонавтов, принимал участие в отборе, подготовке и медицинском сопровождении полетов первых покорителей космоса. Восемь лет он работал с Юрием Гагариным (до его трагической гибели в 1968 году). По иронии судьбы Иван Акандинович готовил Гагарина в легендарный космический полет, и он же проводил медицинское освидетельствование Гагарина перед его последним полетом на самолете. 

Самому полететь не довелось

— Иван Акандинович, вы 16 лет готовили космонавтов, принимали непосредственное участие в 997 тренировках космонавтов в условиях кратковременной невесомости на самолетах-лабораториях. Вы были «возле космоса». В космос не хотелось?
— Хотелось. Я подавал заявление. Но меня не взяли. Тогда условия отбора в отряд космонавтов были жесточайшие. А у меня в пятилетнем возрасте была скарлатина, которая дала осложнение на слух. Чтобы все восстановить, врачам пришлось делать минимальное хирургическое вмешательство. Дальше все было со мной в порядке, я об этом и позабыл. Но медики вынесли вердикт: в космос — не годен. 

— Как вы попали в космонавтику? Ведь тогда в ВМедА не было профильной кафедры даже по авиационной медицине…
— Я почти ровесник Юрия Гагарина. Ему бы в этом году исполнилось 80 лет, мне же исполнится 82. Родился я в Воронежской области, в деревне имени Буденного, и до 1935 года жил там. Родители были простыми людьми. Папа — шофер, мама — колхозница. Детей в семье было трое. А в 1935-м папа перебрался в Ленинград, стал, как сейчас модно говорить, гастарбайтером. Когда ему дали комнату, он забрал нас к себе. В 1951 году я поступил в Военно-медицинскую академию, которую окончил в 1957-м. Меня послали служить в Заполярье, на Кольский полуостров, в авиационный полк. 

В космонавтику попал случайно. В конце 1950-х годов началось массовое сокращение воинских частей и увольнение военнослужащих. Под сокращение попал и мой истребительный полк, в котором я был старшим врачом. Многие стали тогда писать рапорта на увольнение, и я написал. Командир полка меня вызвал, сказал, что делаю глупость, что у меня, в отличие от очень многих военнослужащих, есть высшее образование, что я еще понадоблюсь ВВС. И разорвал мое заявление. Потом сказал, чтобы я готовился ехать в Москву, в Центральный военный научно-исследовательский авиационный госпиталь (в нем я проходил курс усовершенствования врачей по авиационной медицине): «Госпиталь уже запрашивал твое личное дело, и сейчас я могу тебя отпустить без ущерба для полка».

В апреле 1960 года я оказался в Москве, из госпиталя меня направили на собеседование к начальнику Центра подготовки космонавтов ВВС, я его успешно прошел. И уже 27 апреля был подписан приказ о моем новом назначении! Моей радости не было предела. Еще бы: буду заниматься отбором и подготовкой космонавтов к полетам! 

Невысокий крепыш с обаятельной улыбкой

— А когда вы познакомились с Гагариным? 
— В мае 1960 года. Начальник Центра подготовки космонавтов после инструктажа вывел меня во двор и представил группе молодых летчиков, которые что-то весело обсуждали между собой. Все они были достаточно низкорослыми (невысокий рост был одним из критериев отбора). 

Один из летчиков, чье лицо показалось мне знакомым, спросил, из какого гарнизона Кольского полуострова я прибыл. Я ответил, и летчик сразу сказал, что он тоже служил на Севере, что это очень хороший гарнизон с первоклассной взлетно-посадочной полосой. Что он знает этот гарнизон, поскольку неоднократно во время учений садился на этот аэродром для дозаправки. Выяснилось, что мы с ним действительно встречались на гарнизонном аэродроме осенью 1959 года. В тот день четыре военных самолета сели на наш аэродром для дозаправки. Мне было приказано поинтересоваться здоровьем летчиков, оказать, если понадобится, медицинскую помощь. Из всех четверых выделялся один — низкорослый крепыш, общительный, доброжелательный. С невероятно обаятельной улыбкой. Звали его Юрий Гагарин. 

— Как первых космонавтов готовили к полетам?
— Сначала у нас не было своей тренировочной базы, поэтому первые занятия проводились в разных местах, в том числе на базе НИИ авиационной медицины. Затем, когда в июне 1960-го разведке США стало известно о готовящемся полете в космос человека, нас в экстренном порядке перевели в район аэродрома Чкалов­ский (Московская область). Именно здесь начали строить ставший знаменитым Звездный городок. 

Мне по долгу службы нужно было участвовать почти во всех видах тренировок космонавтов. И у нас, врачей, и у космонавтов рабочий день начинался очень рано — в 7 утра с зарядки. Затем в 8.30 мы уже разъезжались на тренировки и возвращались домой лишь к 8 — 9 часам вечера. Вот такой был плотный график. Изначально тренировали 20 будущих космонавтов, но из-за сжатых сроков подготовки и нехватки врачей, проводивших медико-биологические тренировки (нас было всего четверо), приняли решение о форсированной подготовке только 6 космонавтов, которые показали самые лучшие результаты переносимости факторов космического полета. Это Валерий Быковский, Юрий Гагарин, Герман Титов, Павел Попович, Андриян Николаев и Григорий Нелюбов. Все они (за исключением Нелюбова) в дальнейшем побывали в космосе.

Во время полета на человека действует очень много негативных факторов, в том числе шумы, вибрация, ускорение, перегрузки, тепло, невесомость. Так что были и тренировки в барокамере, на центрифуге, в термокамере (в ней, к слову, за часовую тренировку космонавты теряли по 1,5 — 2 килограмма веса). Для определения уровня психологической устойчивости в замкнутом пространстве использовалась сурдокамера. (Это помещение, полностью изолированное от внешнего пространства. Связь с космонавтом осуществляется только условными цветовыми сигналами.) Гагарин находился в такой камере 10 дней, показав высокую психологическую устойчивость. 

Для повышения эмоционально-волевой устойчивости Юрий Гагарин выполнил 43 парашютных прыжка (в разных режимах — на сушу, на воду, днем, ночью), в том числе и прыжки в скафандре.

— А как проходили тренировки в невесомости?
— Кратковременная невесомость (на 25 — 45 секунд) создается при определенных условиях во время полета на самолете по параболической кривой. В условиях кратковременной невесомости (я неоднократно участвовал в таких тренировках) учат, как надеть друг другу гермошлем, скафандр, как выполнять бортовую работу (например, делать записи в бортжурнале), как питаться. 

Вот как описывал Юрий Гагарин свои ощущения после такого полета в условиях невесомости: «До выполнения горок невесомости полет проходил нормально. При вводе в горку прижало к сиденью. Затем сиденье отошло, ноги приподнялись с пола. Посмотрел на прибор: показывает невесомость. Ощущение приятной легкости. Попробовал двигать руками, головой. Все получается легко, свободно. Поймал плавающий перед лицом карандаш… В пространстве ориентировался нормально. Все время я видел небо, Землю и красивые кучевые облака. После полета самочувствие — обычное». 

— Почему на первый полет выбрали именно Гагарина?
— Во-первых, он всегда очень серьезно относился к тренировкам. Были случаи, другие космонавты роптали на прохождение той или иной сложной тренировки. А Юра (я его так называю, потому что мы ровесники и мы дружили), наоборот, всегда приговаривал: «Взялся за гуж — не говори, что не дюж». Один из претендентов, когда с него долго снимали мерки для изготовления скафандра, разозлился и заявил: «Надоели мне эти обмеры!» Другой во время нахождения в сурдокамере на наше замечание (с помощью условных сигналов), что датчики он наложил неправильно и нужно переделать, не стал переделывать и вообще отбросил датчики. И таких примеров было много. Хотя по выносливости Гагарин все-таки был вторым из шести. 

Во-вторых, Гагарин был очень трудолюбив, ответственен, был большим оптимистом. В трудных условиях он не впадал в панику, а искал разумный выход. В-третьих, он всегда был очень чутким и доброжелательным к другим. Всегда первым предлагал свою помощь. И к слову, именно он заставил меня в 1965 году форсировать написание кандидатской диссертации, которую я все откладывал и откладывал. Трудность заключалась в том, что тема была секретной и я не мог выносить документы из Центра подготовки космонавтов. Он по своей инициативе добился для меня разрешения на работу с секретной документацией в вечернее время.

То, что первым в космос отправили именно Гагарина, на мой взгляд, очень символично и правильно. Хотя не мы, врачи, принимали такое решение, а руководство страны.

Заместитель начальника ЦПК Ю. А. Гагарин вручает правительственную награду ветерану ЦПК И. А. Колосову.

На луну он не улетел

— О причинах гибели Гагарина спорят до сих пор. Версии самые разные — вплоть до фантастических. Что Гагарина похитили инопланетяне, что он погиб во время полета на Луну. Ваше мнение?
— Гагарина очень берегли и к полетам не допускали. А он все просился и просился, считая главным делом своей жизни не полет в космос, а именно работу летчиком. Он написал 11 рапортов с просьбой о допуске к полетам. Их отклонили. Положительная резолюция появилась только на 12-м рапорте, и то потому, что в тот момент главнокомандующий ВВС был в командировке и подписал рапорт Гагарина его заместитель.

Полет на Луну и инопланетян оставим бабушкам на завалинке. Теперь что касается заслуживающих внимания версий. Я не имею отношения к техническому обеспечению полетов. Могу только сказать: некоторые космонавты, которые работали с Гагариным, считают, что причина падения на землю самолета «МиГ», управляемого двумя Героями Советского Союза — Юрием Гагариным и Владимиром Серегиным, в том, что рядом с их самолетом пролетел сверхзвуковой самолет «Су-15». Но это лишь версия, на которую существует опровержение. 

Четко можно сказать лишь то, что погода во время полета действительно резко ухудшилась. И что и Гагарин, и Серегин были абсолютно трезвы и здоровы. Я лично (и не только я один) давал им медицинский  допуск на этот полет, оказавшийся роковым. 

— Вы много общались с космонавтами. Они вам рассказывали о том, что видели в космосе что-то необычное?
— Как-то на эту тему распространяться не любили. Но один из космонавтов, Леонид Кизим, однажды обмолвился, что на станции «Мир» экипаж видел необычное явление. Сначала им показалось, что за бортом появилась какая-то дымка и что-то непонятное, имеющее человекоподобные очертания, даже шевелилось. Потом дымка и эта человекообразная форма «вползли» внутрь станции. Космонавты не очень испугались, поскольку решили, что им это кажется. Довольно быстро незнакомое исчезло. 

Но некоторые странности во время нахождения в невесомости могут иметь место. Например, космонавты, после того как прилетают с Земли на МКС, очень интересно описывают свои впечатления. Полет на огромной скорости, огромные перегрузки, тебя словно вдавливают в стенку кресла. И вот ты оказываешься в невесомости и словно всплываешь с кресла. Ощущения — как будто тебя кто-то переворачивает. Кто говорит, что словно через спину перевернули, кто — через голову, кто — что боком. То есть создается иллюзия, а на самом деле никто никого не переворачивает. Невесомость — она вообще таит в себе еще немало сюрпризов. 

Кстати, все, наверно, слышали, что в невесомости постепенно происходит гипотрофия мышц. Поскольку все движения даются без особой нагрузки. В результате без специальных занятий где-то на 15 — 20-й день полета и происходит гипотрофия. Я это к чему говорю: на мышцы постоянно должна быть нагрузка, так что если мы субботу и воскресенье валяемся на диване — то делаем очень неправильно. Потому нам в понедельник и тяжело на работу идти. Так что, дорогие читатели, не жалейте себя и по выходным — в парк, на пробежку. Как врач советую.

Доктор Колосов принимал участие в 997 тренировках космонавтов.

Справка «ВП»:

В космосе побывали более 500 космонавтов, астронавтов и тайконавтов (тайконавтами называют китайских космонавтов) из более чем 30 стран мира.

Два астронавта побывали в космосе по 7 раз. Семь астронавтов — по 5 раз. 

Максимальная продолжительность полета — 438 суток.

 

Максимальное время пребывания в открытом космосе — 8 часов 7 минут.

Основные требования к поступающим в космонавты в 60-е годы

1. Положительная аттестация по службе.

2. Хорошее состояние здоровья.

3. Желание стать космонавтом.

4. Возраст до 30 лет, вес до 80 кг, рост до 170 см.

Начало космической эры человечества было положено запуском искусственного спутника Земли 4 октября 1957 года. На втором искусственном спутнике (3 ноября 1957 года) полетела собака Лайка. 

Эпохальным стал запуск корабля-спутника 19 августа 1960 года. На его борту находились собаки Белка и Стрелка, благополучно вернувшиеся на Землю после 25-часового полета.

Юрий Гагарин: «Что нас ждет завтра? Поселения на Луне, путешествия к Марсу, научные станции на астероидах, связь с другими цивилизациями… И не будем огорчаться, что не мы с вами станем участниками дальних межпланетных экспедиций. Не будем завидовать людям будущего. Им, конечно, здорово повезло, для них станет привычным то, о чем мы можем только мечтать… Но и нам тоже выпало большое счастье. Счастье первых шагов в космос. И пусть потомки завидуют нашему счастью».

↑ Наверх