Газета выходит с октября 1917 года Friday 24 мая 2019

Израиль, модель мира

Чем пахнет в древней Петре

ИОРДАНИЯ

Если вы поедете в Эйлат и не уделите день и 195 долларов (150 — экскурсия, 45 — таможенный сбор и чаевые) на поездку в соседнюю Иорданию, многие покрутят у виска пальцем: со всего мира люди специально едут в Иорданию, чтобы посмотреть на чудо света (помните, недавно выбирали новые чудеса света?), высеченный в скалах древний город Петру, — а вы и так под боком, и пожалеете денег?!

Фото: «Treasury Petra Jordan» участника http://www.flickr.com/photos/21536074@N00/ Abouid - http://www.flickr.com/photos/21536074@N00/3512129939/. Под лицензией Creative Commons Attribution 2.0 с сайта Викисклада

Флаг Иордании виден прямо с эйлатского пляжа. Не мудрено — это самый большой флаг в мире. Был. Пока израильтяне не смастерили себе в ноябре флаг побольше — видал миндал!

На севере Иордании уже вовсю ходят в европейской одежде; на юге предпочитают традиционную и носят арафатку.

— У вас таблетки от головы нет? Просто я перепил вчера, — жизнерадостно признается наш иорданский гид Мухаммед. — Что? Ну да, я мусульманин. Ну да, выпил… Все мы грешны…

Мухаммед — исполненный внутреннего достоинства араб тридцати с небольшим лет, говорящий по-русски почти без акцента (учился в Украине), но обогативший наш великий и могучий терминами вроде «достопримечательства». По юмору — совершенно наш человек, так и рекомендуется: «Я — свой человек. Мой организм только вашего сала не принял».

Да, насчет алкоголя. «В Иордании алкоголь можно, — поясняет Мухаммед, — но не шляться по улицам, если выпьешь». Вообще-то голова у него болела потому, что он выдул смешные для россиян три бутылки пива — спустя 1,5 года воздержания. «Почему выпил? Не, никакой праздник не был. Повод всегда найдется».

От границы до Петры — 2 часа, 125 км. Петра в переводе — «высечена в скалах». Ее сотворил полукочевой народ набатеи, выйдя на это окруженное горами и лишь с одним проходом-ущельем место в 312 году до н. э.

Про Петру — полно версий и лишь 14 процентов — факты, говорит Мухаммед. Почему этот город однажды полностью засыпало песком? Почему потом песок ушел?

Открыл Петру в начале XIX века швейцарский путешественник Буркхард; точнее, просто выведал у бедуинов его местоположение — притворившись бедуином.

— Он представлялся бедуином из Западной Европы, — комментирует Мухаммед. — В общем, лапшу на уши вешал — какие в Западной Европе бедуины? Но классно, что он нашел Петру.

По проходу между гор, где почти два с половиной тысячелетия назад вас уже триста раз убил бы схоронившийся страж-набатей, вы можете спокойно ехать на лошади или на ослике. Сесть на животное — бесплатно (входит в стоимость экскурсии). Слезть с животного — 2 доллара. Это не шутка — это чаевые. 

Белое солнце пустыни; в воздухе — мельчайшие частицы песка; женщины в хиджабах, которые скрывают красоту волос, но подчеркивают красоту лица; торговцы, зазывающие на «адын долар!», — а увидев ваш отклик, тут же — «а нэт, эта пять долар!»; лошади, верблюды, ослы, которыми пацаны-иорданцы управляют как скакунами. И соответствующий запашок, совершенно не портящий картину, а напротив.

— Запах древности… — осторожно комментирует наш турист.

— Запах г…на, — уточняет Мухаммед.

И вот в конце ущелья выплывает немыслимое сооружение — высеченный в скале почти сорокаметровый фасад Эль-Казнех, то ли казны, то ли гробницы набатейского царя. И открывается сам горный город, в котором жилища были только у мертвых — пещерки в горах; живые обитали в шатрах. 

По дороге обратно Мухаммед рассказывает про местные свадьбы — постоянно приговаривая «бедный жених». Бедный жених — ухаживать за невестой от 3 месяцев до 3 лет, со всякими цирлихами-манирлихами, затратами и подарками, при полном воздержании от эротики (если верующий). Мухаммед, правда, в Украине успел и поучиться, и погулять «на отлично». В Украине у него осталась любовь, ее родители в Иорданию не отпустили. «…И она уже замужем, и я уже два месяца как молодоженный, но мы до сих пор общаемся», — лирически завершает экскурсию Мухаммед.

ВОЙНА И МИР

Посещение Иордании грозит вам дополнительными прелестями вроде более пристрастного осмотра-опроса на израильской границе и в аэропортах. Хотя пристрастнее, казалось бы, некуда. Не нервничайте — лучше восхищайтесь тем, что государство доверило свою безопасность парням и девушкам, которым всего-то слегка за двадцать и которые тебя измордуют — но не схалтурят, потому что понимают: родина в состоянии войны, родину надо защищать.

Да, страна в состоянии войны. В новостях (где телеведущие изъясняются на возмутительно лучшем, чем у наших телеведущих, русском языке) оптимистичным голосом, которым у нас говорят только про погоду в июне, вещают: сегодня на одном КПП пойман палестинец с поясом смертника, на другом уничтожены трое террористов. А погода в Эйлате завтра — плюс 26. 

Именно из-за того, что те парни и девушки так донимают туристов в аэропортах и магазинах, проверяя сумки, — в воюющем Израиле не ощущаешь опасности, будто там тишь и благодать.

…Возможно, во время вашего путешествия вам раз пятьдесят скажут: верующих христиан на земле — 2 миллиарда 600 миллионов, и все они хотели бы быть сейчас на вашем месте, здесь, потому что на этой земле впервые зазвучал диалог Бога и человека. И веришь этому. Потому что я вот, не особенно христианка и не особенно верующая, вернувшись в Россию, уже хотела бы оказаться на своем месте тогда, в начале декабря, в Израиле.

НУ НАРОД!

Молчуны — это не про израильтян. У них первое место в мире по разговорам по телефону (зато по телефону же решаются многие вопросы в госучреждениях, которые у нас решаешь «ногами»). Израильтяне не орут — они так разговаривают. Им всегда есть что тебе сказать: например, подойти к тебе в общественном туалете и довести до твоего сведения, на сколько кэгэ удалось похудеть тете Саре. Да что люди — в Израиле даже кошки постоянно что-то тебе сообщают.

Израильтяне то и дело воюют, но мало где так ценят жизнь, как здесь: до смертной казни низвели только одного человека — фашистского преступника Адольфа Эйхмана. Повесили, а труп сожгли — и костей не осталось, и нечему будет обрастать плотью, когда придет Мессия. Здесь так ценят жизнь, что готовы за одного израильского солдата выпустить из тюрьмы тысячу террористов.

…Как Израиль — модель мира, так еврейство, пожалуй, модель человечества: евреи могут быть белокожими и светловолосыми, а могут быть эфиопами. Говорят, едва ли не каждым вторым нобелевским лауреатом имеет право гордиться не только, так сказать, страна проживания (США, Франция, Германия и т. д.), но и Израиль: едва ли не каждый второй нобелеант — еврей. Россияне могут гордиться тем, что 70% работников в израильской «силиконовой долине» — из бывшего СССР. Вообще в Израиле с его населением 7 миллионов человек каждый седьмой говорит (или может говорить) по-русски.

Все сооружения в Петре возводились в различные эпохи и при разных хозяевах города, среди которых были идумеи (XVIII — II вв. до н.э.), набатеи (II в. до н.э. — 106 г. до н.э.), римляне (106 — 395 гг. до н. э., кстати, римская дорога во многих местах хорошо сохранилась, и на ней даже видны следы от колесниц), византийцы и, наконец, арабы. В XII веке н. э. Петрой владели и крестоносцы. Поэтому здесь рядом с античным театром можно увидеть здания эпохи идумеев или набатеев.

↑ Наверх