Газета выходит с октября 1917 года Friday 22 февраля 2019

Сокровища Нарышкиных нашел прораб?

Старинный особняк в Петербурге стал центром мировой сенсации

У дома №29 по улице Чайковского вчера было необыкновенно людно. Объективы теле- и фотокамер были направлены исключительно на синий строительный забор, скрывающий въезд во двор особняка П. Н. Трубецкого, и этому имелась абсолютно объективная причина: во флигеле особняка нашли клад!

Слева — фотокор, справа — телевизионщики. А клад за забором. Под охраной. Фото: Алексея БЛАХНОВА

За забор, естественно, никого не пустили: оставалось созерцать лишь подъезжающие и отъезжающие машины полиции и пару бетономешалок. Но корреспонденту «ВП» удалось пообщаться с сотрудником ООО «Интарсия», который своими глазами видел сокровище, разговаривал со специалистами и до сих пор под впечатлением от увиденного.

— Данные в воздухе витают противоречивые, что же на самом деле произошло?
— Вечером 27 марта на третьем этаже при проведении реставрационных работ вскрывались полы и была обнаружена ниша приблизительно полтора на полтора метра, не указанная на генеральном плане здания. Объясню, чтобы было понятно: предполагалось, что, сняв пол, строители обнаружат потолок коридора, проходящего на втором этаже. Но вместо этого открылось пространство, абсолютно глухое помещение, «без окон, без дверей», в котором были аккуратно уложены специальные короба для хранения столовых приборов и матерчатые, туго стянутые тюки, в которых находились столовые сервизы.

— Кто же совершил эту находку?
— Сам я точно не знаю. Но говорят, что нашел этот тайник прораб, контролировавший проведение работ. Фамилия мне неизвестна…

Тщательная опись клада датирована 1913 годом.

— Расскажите о кладе…
— Принадлежали все эти предметы, судя по всему, семье Нарышкиных — об этом свидетельствует наличие их фамильного герба на части столовых приборов. Столовое серебро было частично упаковано в некую, видимо специальную бумагу, частично — в газеты за август-сентябрь 1917 года. Специалисты, работающие на месте, все же считают, что предметы были спрятаны в октябре, просто газеты использовались старые. Другая часть серебра хранилась в специальных деревянных ящиках для столовых приборов, проложенная льняными фартуками, которые раньше носила прислуга. Все эти матерчатые вещи были пропитаны уксусом, что противостоит окислению серебра. Сохранился даже характерный уксусный запах! Уникальность заключается в том, что это абсолютно полные сервизы!

Где окажутся найденные вещи? В музее? В хранилищах? В запасниках?.

— Я не возьмусь это утверждать стопроцентно, сейчас там работают специалисты, но они упомянули, что если подобные находки и происходят, то это просто разрозненные предметы, здесь же — настоящий клад в полной сохранности! От них же я слышал, что крупных кладов в городе не находили лет двадцать, а настолько крупных схронов — и того больше. По предварительным оценкам, там три крупных сервиза, и количество составляющих превышает тысячу: от маленьких чайных ложечек до серебряных самоваров! Из крупных предметов я видел три серебряных самовара, три или два бульника — это такой чайничек на спиртовке, в большом количестве ножи, ложки, вилки, солонки… На данный момент из этой ниши все обнаруженные предметы переместили в оперативно оборудованную комнату, которая находится под круглосуточной охраной, ведь предметы представляют немалую ценность. С ними сейчас работают специалисты КГИОПа и антикварного отдела ГУВД.

Судя по клеймам, найденные предметы 1872, 1914 и 1915 годов выпуска.

— Удалось ли установить, к какому периоду относится серебро?
— Судя по клеймам, о которых упоминали сотрудники КГИОПа, это предметы 1872, 1914 и 1915 годов выпуска.

— По вашим описаниям — это целая уйма вещей! Сколько же места занимает весь клад?
— Это четыре стола, каждый метра три длиной. Частично друг на друге, частично рядышком, но очень плотно.

— Были ли предметы, которые удивили?
— Я сам не специалист, поэтому передам мнение КГИПовцев. Их, в первую очередь, очень заинтересовали ордена, штуки три. Какие — не могу сказать… Но ими, как сказали профессионалы, могли награждаться офицеры, сравнимые по чину с сегодняшним полковником. Также присутствовали и медали — одна приуроченная к 300-летию дома Романовых, другая — к юбилею войны 1812 года, видел и Георгиевские медали — они именные, нумерованные, и поэтому будет возможность установить владельца. Присутствовало еще немного «ювелирки» — дорогой бижутерии. Также есть подозрение, что среди всех предметов имеются часы работы Фаберже! Во всяком случае техника очень похожа. Маленькие, в футлярчике. Они специалистов очень удивили — ведь футляры теряются в первую очередь.

Можно предположить, что вещи принадлежали семье поручика Сомова.

— Может, есть необычные вещицы, которые выбиваются из общего ряда?
— Есть просто забавные — стилизованные звонки для прислуги: когда-то это были шнурки с колокольчиком, здесь же — электрический провод и декоративная кнопочка. Непонятно, зачем они их туда спрятали. Но есть и загадочный предмет, «из ряда вон» — японская табакерка для нюхательного табака, по-видимому, принадлежавшая награжденному офицеру. Определить ее ценность спецы пока не смогли, но находка необычная.

Кроме обычной столовой утвари, клад изобилует диковинными вещицами.

— Поскольку все было так тщательно запаковано, предположу, что сохранность отличная…
— Невероятная! Возможно, помимо упаковки, свою роль еще сыграли какие-то свойства помещения, где хранились эти предметы.  Серебро практически не окислилось, на металле — почти нет ржавчины. А если учесть, сколько там все это пролежало, то я бы сказал, что все как новое, хоть сейчас поставь на стол и зови в гости королеву Британии! Ножи не затупились, они настолько острые, что можно случайно порезаться, просто коснувшись лезвия.

— Сколько, по-вашему, продлятся работы по описи всех предметов?
— Исходя из объемов находки дня три — минимум!

Специалисты поражены сохранностью княжеского клада.

Коллекцию — в музей
Прославившийся кладом дом №29 по улице Чайковского — памятник культурного наследия федерального значения. Здание было построено в 1780 году для Абрама Ганнибала — «арапа Петра Великого». В 1855–1856 годах его перестроили для новых владельцев — князей Трубецких. Позже реконструировали для князей Нарышкиных. В реестре памятников фигурирует как особняк П.Н. Трубецкого.
Реконструкция здания начата в сентябре 2011 года. Здесь будет Санкт-Петербургский международный центр сохранения культурного наследия. Работы ведет компания «Интарсия», известная в Петербурге реставрацией Каменноостровского театра, здания Главного штаба и других исторических объектов.
— 28 марта при производстве работ руководителем проекта реставрации особняка П. Н. Трубецкого были найдены ящики и коробки в основном с предметами кухонной утвари и домашнего обихода, — сообщил «ВП» Александр Новиков, директор по связям с общественностью группы компаний «Интарсия».

Чтобы описать и оценить все найденные предметы потребуется не один день.

— В настоящий момент на объекте работают специалисты КГИОП правительства Санкт-Петербурга и ГУВД СПб, которые проводят инвентаризацию и опись найденного. В ближайшее время найденная коллекция будет перемещена в один из музеев города, а затем после окончания реставрационных работ в особняке мы хотели бы разместить эту коллекцию в особняке П.Н. Трубецкого для всеобщего обозрения.
Что касается гонорара нашедшим ценности княжеского быта, то статья 233 Гражданского кодекса РФ «Клад» гласит: «В случае обнаружения клада, содержащего вещи, относящиеся к памятникам истории или культуры, они подлежат передаче в государственную собственность. При этом собственник земельного участка или иного имущества, где клад был сокрыт, и лицо, обнаружившее клад, имеют право на получение вместе вознаграждения в размере пятидесяти процентов стоимости клада».
А кто раздает вознаграждения — закон умалчивает.

Некоторые находки выглядят совсем новыми.

Сервиз - в кладовку, уран - в подпол
От национализации после революции в петербургских домах прятали не только фамильные ценности. Удивительная находка была сделана двадцать лет назад на Васильевском острове, в доме № 48 на 15-й линии. Там под полом нашли клад… урановой руды.
Вчера о давней истории 1992 года «Вечернему Петербургу» напомнил Валерий ЯМСОН, врач по радиационной гигиене:
- До революции в этом жилом доме находилась лаборатория Ферганского общества для добычи редких металлов. И этому обществу, учрежденному в 1908 году, принадлежал единственный в то время в России урановый рудник. Запасы урановой руды хранились в амбарах на 11-й линии В. О., их уже нет. После 1917 года вышел ленинский декрет о секвестрации у Ферганского общества этих запасов.
Ну, а поскольку жители Петрограда надеялись на то, что власть Совета народных комиссаров не продержится дольше власти Временного правительства, владельцы общества припрятали - на время! - часть руды прямо в лаборатории. Просто подняли пол и засунули под паркет несколько мешков.
- Затем помещения этой лаборатории на третьем этаже стали обычной большой коммунальной квартирой, - вспоминает Валерий Аронович, присутствовавший при обнаружении клада. - Люди там много лет жили, и расселили их оттуда только через шесть месяцев после опасной находки.
Также в составе этого клада специалисты по радиационной безопасности обнаружили несколько пузырьков с маркировками аптеки Пеля. Эта «ниточка» привела на 7-ю линию Васильевского острова. Во дворе аптеки, в свою очередь, было обнаружено пятно радиоактивного загрязнения.

Мелочь, а приятно!

Ценности изъяла полиция

Клад в особняке Трубецких нашли, теперь его надо сохранить. К этому привлечены сотрудники полиции.

Как рассказали корреспонденту «ВП» в «антикварном» отделе угрозыска, даже не вооруженным глазом видно, что эта находка не имеет себе равных в Петербурге по культурной и исторической значимости. То есть коллекция эта, скорее всего, музейная. 

Поэтому, как рассказал нам начальник «антикварного» отдела Владислав Кириллов, перед его сотрудниками стоит задача фиксации обнаруженных предметов:

Небольшие предметы спрятаны в сейф, габаритные разложены по коробкам.

— Оперативники должны каждый предмет сфотографировать, указать время и место его обнаружения. Объединенные, эти материалы станут каталогом полной коллекцией. И дальше наша задача и задача других подразделений ГУ МВД сохранить полноту коллекции.

Вчера вечером оперативники должны были закончить этот процесс и изъять ценности для сохранности. Как объяснили в ГУ МВД, изъятие — это не вывоз, а протокольное оформление. То есть взятие ответственности за сохранность.

Как рассказали корреспонденту «ВП» в компании «Интарсия», возможно, сотрудники «антикварного» отдела и увезут небольшие ценности, для которых был выделен специальный сейф. Габаритные же предметы будут раскладываться по коробкам, опечатываться. На каждой будет стоять несколько печатей организаций, работавших на месте находки — ГУ МВД, КГИОП и самой «Интарсии». Пока этим коробкам отведено место в особняке. В ближайшее время, как пояснил источник в компании, они будут перевезены в один из музеев Петербурга или Ленинградской области, в котором есть условия для хранения подобных предметов. Вскрываться коробки будут в присутствии представителей организаций, чьи печати на них стоят.

Фото предоставлено группой компаний «Интарсия»

Видео предоставлено Управлением информации и общественных связей ГУ МВД России по г. Санкт-Петербургу и Ленинградской области
↑ Наверх