Газета выходит с октября 1917 года Saturday 15 августа 2020

Как Терпсихора уживется с Клио?

Вслед за «Академией танца Бориса Эйфмана» на Петроградской стороне начнется строительство Дворца танца Бориса Эйфмана

За деревянным особнячком XIX века на Большой Пушкарской растут бетонные этажи. Это ГОУ «Академия танца Бориса Эйфмана». «Вечерний Петербург» узнавал, как совместится достижение современной архитектуры с романтичным памятником старины.


Бетон и зеркала
— Что строится на Большой Пушкарской за домом № 14? — обратились в «Вечерний Петербург»  жители Петроградской стороны. — Маленькое деревянное здание-игрушка совсем задавлено поднимающимися этажами. Неужели его судьба — потеряться на фоне махины очередного бизнес-центра?
— Домик не только не потеряется, но будет еще более выгодно смотреться на фоне зеркального фасада, — заверил редакцию Петр Костышев, заместитель директора по развитию Государственного академического театра балета Бориса Эйфмана.
Весь участок, очерченный Большим проспектом, улицами Большой Пушкарской, Лизы Чайкиной и Введенской, — теперь территория Терпсихоры. Здесь по проекту, разработанному архитектурной мастерской Никиты Явейна «Студия-44», возводится «Академия танца Бориса Эйфмана», а вовсе не очередной бизнес-центр. Замысел уже удостоен высоких архитектурных наград.
— Остается предположить, что несомненно высококачественный проект, получивший недавно Гран-при в номинации «Проекты» и премию им. Владимира Татлина на международном фестивале «Зодчество-2011» в Москве, оценивался архитектурным сообществом вне контекста, без учета взаимодействия с окружающей исторической средой, — говорит Людмила Семыкина, представляющая петербургскую организацию Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры в Петроградском районе.
Итак, одним это шедевр и триумф Терпсихоры, другим — жестокая расправа с музой истории Клио.

Немного старины
Создать государственное образовательное учреждение среднего профессионального образования (ГОУ) «Академию танца Бориса Эйфмана» Смольный постановил в январе 2011 года. Конкурент Вагановки будет суперсовременным, с 14 балетными залами, классами, спортивным комплексом, медицинским комплексом. Расчищать под него пространство начали без промедления.
Уже в феврале 2011 года снесли двухэтажное здание бывшего кинематографа «Ассамблея», построенное в 1913 году по проекту архитектора Федора Корзухина. До 2009 года оно считалось выявленным объектом культурного наследия, пока КГИОП не снял его с охраны. По традиции последних времен, об этом здании будет напоминать лишь фрагмент фасада — его воссоздадут на фронтальной стенке ГОУ.
Домик, о котором пекутся горожане, уцелеет — памятник деревянного зодчества XIX века включен в комплекс академии.

 

 

 


Музей Эйфмана
— Дом на Большой Пушкарской, 14, передан нам городом в оперативное управление, — поясняет Петр Костышев. — Это единственный деревянный особняк на Петроградской стороне с сохранившимися интерьерами. Лепнина, резьба по дереву — все там сохранилось, хотя и несет следы советского периода и «евроремонта». Где слой масляной краски, где гипрок, но мы все это устраним.
Как рассказывает Петр Борисович, в историческом особняке будет музей балета, представляющий богатейший архив и фонды Театра Бориса Эйфмана, конференц-зал и несколько административных помещений.
При советской власти особняк принадлежал бумажной фабрике «Светоч». В конце XIX — начале XX века им владела жена доктора медицины Юлия Добберт. Для нее домик, построенный во второй половине XIX века, переделали в романтическо-неоготический. Каковым он и дожил до наших времен.
Домик между тем был частью усадьбы Юлии Добберт. Для нее тем же архитектором, рижанином Рейнбергом, был не только перестроен деревянный особняк, но и выстроен каменный доходный дом.

Ландшафтный дизайн
— Вопреки здравому смыслу и закону органом охраны памятников этот редчайший, чудом сохранившийся образец городской усадьбы конца XIX века, состоящий из деревянного и каменного строений и сада, не был поставлен под охрану как единый комплекс, — рассказывает об историческом контексте стройки Людмила Семыкина. — Особняк с садом является региональным памятником, а доходный дом Добберт — выявленным объектом культурного наследия. Статус выявленного объекта имело и здание бывшего кинематографа, что год назад было в одночасье снесено, уничтожены зеленые насаждения и элементы благоустройства двора. Еще ранее была радикально сокращена территория памятника.
Людмила Васильевна указывает на то, что подготовка территории под стройку шла ударными темпами, с нарушением процедур и норм охранного законодательства:
— Проект планировки территории, которым должна была быть обоснована возможность размещения здесь нового объекта, не согласован и по сей день. Проектная документация не была представлена на рассмотрение Совета по сохранению культурного наследия при правительстве города, как предусматривало решение совета в 2009 году.
— В ходе работ пострадали практически все строения, окружающие строительную площадку, — полагает представитель ВООПИиК. — Разломы в стенах дома по Большому пр., 25/2, стянуты металлическими стяжками, сквозные трещины пронизали дворовый фасад доходного дома Юлии Добберт, пострадало и соседнее здание школы. Приходится констатировать, что столь радикальное преобразование исторической среды нанесло непоправимый ущерб существовавшему здесь ценному архитектурному ландшафту.
О чем, собственно, и тревожатся жители Петроградской стороны: что новостройка «задавила» соседей.

Мегапроекты
«Академия танца Бориса Эйфмана» должна заработать как учебное заведение уже с 2013 года. Параллельно здесь же, на Петроградской стороне, начнется строительство Дворца танца Бориса Эйфмана. Дворец станет архитектурной доминантой комплекса зданий «Набережной Европы», которые появятся в Петроградском районе в границах проспекта Добролюбова, набережной Малой Невы, переулка Талалихина и западной границы площади Академика Лихачева.
Это два мегапроекта, которыми гордится культурная столица России.

↑ Наверх