Газета выходит с октября 1917 года Thursday 23 ноября 2017

Как изобрести таблетку от смерти?

В прокат вышел фильм «Пионеры-Герои»

Это — первая режиссерская работа актрисы Натальи Кудряшовой, которая здесь же исполнила одну из главных ролей. Фильм, однако, уже поучаствовал в конкурсе лучших дебютов на Берлинале и получил диплом Гильдии киноведов и кинокритиков на «Кинотавре». Этому успеху наверняка поспособствовали и прекрасная, четкая и прозрачная операторская работа Руслана Герасименкова, и столь же ясный и простой киноязык режиссера, и прежде всего та откровенность внутреннего страдания, с которой сделан фильм и которая искупает все возможные неровности дебютной картины.

«Вы пусты», — говорит Ольге (Наталья Кудряшова) отчаявшийся помочь ей психоаналитик, не понимая, насколько он близок к истине

На премьере «Пионеров-героев» мы встретились и побеседовали с режиссером фильма Натальей КУДРЯШОВОЙ.

— Детство героев проходит в Новгороде, и вы тоже, кажется, оттуда... 
— Нет, я из Нижнего. А в Великом Новгороде мы просто нашли нужные нам объекты советской эпохи. Их было довольно сложно найти, в других местах они не сохранились. И в Новгороде нашлись уникальные школы. Там нет евроремонта, пластика, всех этих ужасных подвесных потолков. Там паркет, советские парты, которых больше нигде не осталось. Или прекрасное здание театра драмы имени Достоевского —  совершенно космическое. А «органы милиции» мы сняли в Обнинске. Вообще мы выискивали такие объекты повсюду — они разбросаны по бывшему Союзу.

— А мемориал пионерам-героям этот колоссальный, который снится персонажам?
— Это Горки Ленинские, Подмосковье. Музей Ленина. Мы туда добавили от себя только портреты пионеров. Надпись «Слава» и все остальное — настоящее. Нам хотелось показать такой несколько сюрреалистический Советский Союз. Каким он остался в моих воспоминаниях. Я не помню быта, я помню гигантские монументы, бесконечные поля эти из плиток…

— Вам хотелось рассказать психологическую драму отдельных людей или, как-то обобщив, порассуждать о судьбе целого поколения? Здесь есть, мне кажется, что-то вроде манифеста...
— Конечно, это о времени, о нашей ситуации. Недаром все персонажи занимаются в жизни разными вещами: актриса, медиатехнолог, пиарщица — но кризис у них общий. Кризис поколения тех, кому за тридцать.

— А я в школу пошел в 1991 году, и как раз все это закончилось. Мне не то что пионером — октябренком даже не довелось побыть. Как вы думаете, фильм будет интересен тем, кто младше ваших героев? 
— На Берлинале, на «Кинотавре», на московской премьере к нам подходило очень много молодых людей, лет двадцати с чем-то. Письма мне пишут. Они в диком восторге от фильма, на что я совершенно не рассчитывала. Думала, что они не поймут. Они говорят, что у них тоже было детство, а теперь в головах происходит то же самое. Фильм оказался всем абсолютно понятен, и это очень здорово.

Иконостас пионеров-героев — метафизический центр фильма

— С одной стороны, у ваших героев кризис из-за того, что идеология их детства умерла. Но с другой — не получается ли, что сами эти идеи, тиражируемые советской пропагандой, вызывали зависимость у детей, которые в них поверили? Без них герои обнаруживают себя в пустоте…
— Смотря о каких идеях мы говорим. В фильме речь об идее подвига, об идее настоящего человеческого присутствия… О тех прекрасных, подлинных идеях, которые дети вычленили. Поймите, что мы тогда ничего не понимали в пропаганде. И все эти заветы пионера — они же в своей основе прекрасные, в них нет ничего вредного. Прекрасные призывы — быть хорошими людьми, помогать другим, жертвовать собой, жить не только ради себя — они и в Новом Завете тоже есть.

— Расскажите о детях, с которыми вы работали на съемках…
— Наших детей мы очень долго искали вместе с нашим замечательным кастинг-директором Юлией Миловидовой — это был колоссальный труд. Варя и Никита — из Питера, Серафима — из Москвы. 

— Они действительно похожи на вас тогдашних, двадцатипятилетней давности? Или отличаются?
— Не знаю даже... У меня не было ощущения от Симы, от Вари, да и от Никиты, что они сильно отличаются. Они вполне «те дети». А остальные… Новгородских детей мы снимали в качестве одноклассников наших героев. И они сильно отличаются от московских ребят, это точно. Вот почему — вопрос. Наверное, разное окружение. Новгородские дети — чистые, неизбалованные, не сытые. Они тоже больше похожи на «тех».

Эпоха последних пионеров в фильме воссоздана с кропотливым вниманием к деталям.

— Вы изображаете в фильме террористку, шахидку, взрывающуюся в толпе. И мне пришло в голову, что ведь и она тоже в каком-то страшном смысле — «пионерка-героиня», вдохновленная высшими идеями на подвиги. Вы имели в виду такой смысл?
— Я думала об этом, да. В сценарии было прописано, что эта девушка похожа на один из портретов пионеров-героев, просто оказалось сложно это сделать визуально. Подвиг спасает, а не убивает. Она совершает антиподвиг. Это тоже одна из примет нашего времени — у нас много «анти», с ног на голову поставлены самые важные вещи.

— А человек все-таки может отличить подвиг от антиподвига? Ведь грань иногда действительно тонкая. Кто-то считает, что он убивает врага ради спасения всех остальных...
— Такие вопросы, наверное, надо задавать какому-нибудь мессии. А я ни в коем случае не претендую на эту роль. Но, по-моему, у каждого человека есть совесть, есть такой внутренний… пионер. В тебе сидит этот маленький десятилетний человек, который смотрит на тебя из зеркала и говорит тебе о самом важном. И хочет придумать для всех людей таблетку от смерти.

О чем фильм

Октябренок Андрюша хотел изобрести таблетку от смерти, чтоб никто не умирал, Оля делала чернильницу из хлеба и чернила из молока, как Ленин в рассказах Зощенко, а Катя была такая честная, что собиралась рассказать милиционеру про своего дедушку-самогонщика. Всем им хотелось совершить подвиг и стать пионерами-героями, как Зина Портнова или Леня Голиков. Теперь они выросли, им за тридцать, и они не знают, что делать с собой. Им трудно любить самих себя и своих близких, они страдают от панических атак, их кризис — не столько экономический, сколько душевный. Идеология кончилась, а заменить ее нечем. Пионеров-героев больше нет, а если бы и были — они никому не нужны.

Андрей, политаналитик, на вопрос, какой подвиг он совершил, криво усмехается: «В Москву приехал». «Я бы хотела делать что-то важное. Мне кажется, я забыла, что нужно делать», — говорит на сеансе у психотерапевта Ольга, актриса. А пиарщику Екатерине все продолжает сниться белый торжественный мемориал, колонны и ступени, портреты пионеров-героев, которые глядят на нее то одобрительно, то гневно.

При просмотре неизбежна ностальгия по временам, когда люди были добрее, а галстуки — краснее

***

«Пионеры-герои». Россия, 2015. Режиссер-постановщик — Наталья Кудряшова. В ролях: Наталья Кудряшова, Дарья Мороз, Алексей Митин, Александр Усердин, Светлана Письмиченко, Ёла Санько, Юрий Кузнецов и другие. 

↑ Наверх