Газета выходит с октября 1917 года Monday 22 июля 2019

Как обрел счастье кот Анри Матисс

В эрмитажном отделе искусства Франции на 16 сотрудников приходится 19 котов

В Музее кошки во Всеволожске снова провели выставку-фестиваль «Самый сУсамый-2014».

С 2009 года сюда приезжают владельцы котов и кошек — и породистых, обладающих безупречной родословной и экзотической внешностью, и самых-самых любимых, без всякой родословной. Конкурсы с веселыми призами — «За самый пушистый хвост» или «Я и хозяин — одно лицо», фотографирования на фоне музея и местной природы, летний длинный день с любимым питомцем — это «Самый сУсамый».

Господин Матисс испытал немало лишений, прежде чем обрел семейное тепло.

На поляне перед Музеем кошки ежегодно встречаются люди, в разные годы приютившие у себя «дворянских» котов: из Эрмитажа, из приютов и просто с улицы. И на этот раз фестивалю предшествовало радостное событие — в отделе французского искусства  отметили день рождения кота одной из смотрительниц. Кота, которому стукнуло 10 лет, зовут Анри Матисс — а как же иначе, ведь хозяйка до недавнего времени — до переезда картин Матисса в Главный штаб — работала смотрительницей именно в этом зале. Господин Анри — кот, а не художник — до того, как обрести семейное тепло, прожил непростую жизнь: был найден на дачном участке паркетчиком Эрмитажа, принят в семью, но на почве неприязненных отношений с хозяйским котом (неоднократно дрался с последним) был изгнан в подъезд, где чрезвычайно страдал. Но под сводами гостеприимного эрмитажного подвала, где столетиями живут поколения котов и кошек, кот нашел приют на два с половиной месяца, а потом попал в семью смотрительницы и получил имя Анри Матисс, а попросту — Анрюша. Кот счастливо живет в семье уже семь с половиной лет. Вообще в отделе искусства Франции на 16 сотрудников приходится 19 котов и кошек — найденных на улице, отбитых у ворон, подобранных в приюте или взятых из эрмитажных подвалов.

Как рассказала директор Петербургского музея кошки и ветеринарный доктор Анна Кондратьева (ее клиника лечит эрмитажных котов), ныне в подвалах музея обитают около ста усатых и хвостатых — популяция большая как никогда. Это происходит и из-за подкидышей — люди несут котов и котят и оставляют у подвалов. Не осознавая или просто даже не желая задуматься, насколько сложно обслуживать, кормить, поить, лечить такое кошачье хозяйство, — все это, кстати, происходит только за счет благотворительных пожертвований. А чтобы подготовить одного уличного кота или кошку к передаче в семью или просто привести в божеский вид — вылечить, кастрировать, привить, чипировать, — требуется от 5 до 8 тысяч рублей. Бывают и сложные случаи, когда лечение кота обходится в гораздо большую сумму. Анна Кондратьева не устает в этой связи напоминать об ответственности людей.

Коты Эрмитажа полгода были объектом пристального внимания голландского художника Эрика ван Лисхаута — автора проекта «Манифесты 10» «В подвале». Его команда за время проекта не только создавала произведение современного искусства, которое теперь доступно всем в Главном штабе, но и помогала сотрудникам и волонтерам эрмитажных подвалов обустраивать кошачий быт — убирала, оборудовала кухню, спальные места для кошек и т. д. Кстати, сам Лисхаут — хозяин двух котов. «Кошки всегда живут сами по себе. С ними нужно быть точным и терпеливым», — говорит художник.

Фрагмент инсталляции голландского художника Эрика ван Лисхаута, посвященной эрмитажным котам.

↑ Наверх