Газета выходит с октября 1917 года Monday 17 июня 2019

Как птица для полета

Сегодня — Международный день счастья

Узнав об этом, наши корреспонденты бросились в погоню за счастьем: где оно? И первым  делом, конечно, зашли в Интернет.

Мировая Сеть полна счастьем не только в праздник, но и по будням. Здесь навалом остроумных (и не очень) афоризмов о счастье, трогательных (до приторности) историй о счастливцах, полезных (и дурацких) советов о том, как сделаться счастливым. И наконец, цитат из произведений классиков. Как будто Магнус Федорович Редькин из «Понедельника», который, по Стругацким, начинается в субботу, взял да и свел воедино все рецепты счастья. Помнится, у него там было одно хорошее определение, из Эразма Роттердамского: «Счастливей всех шуты, дураки, сущеглупые и нерадивые, ибо укоров совести они не знают, призраков и прочей нежити не страшатся, боязнью грядущих бедствий не терзаются, надеждой будущих благ не обольщаются».

Или, у того же Магнуса Редькина, было определение из Кристофера Лога, «с английского»:

Вы спрашиваете:

Что считаю

Я наивысшим счастьем на земле?

Две вещи:

Менять вот так же состоянье духа,

Как пенни выменял бы я на шиллинг,

И

Юной девушки

Услышать пенье

Вне моего пути, но вслед за тем,

Как у меня дорогу разузнала.

Но это для библиофилов. А средний офисный работник, скучая, листает Интернет и натыкается прежде всего на бороду многоуважаемого Льва Николаевича Толстого с его безапелляционным «все счастливые семьи похожи друг на друга, каждая несчастливая семья несчастлива по-своему». Тут он, работник, конечно, на пару секунд призадумается, какая же семья у него — счастливая или оригинальная? Но вдогонку уже летит следующая цитата Толстого: «Одно из самых удивительных заблуждений — что счастье человека в том, чтобы ничего не делать». Отбросив ее со справедливым негодованием, средний офисный работник натыкается на еще одно строгое толстовское наставление: «Человек должен быть всегда счастливым; если счастье кончается, смотри, в чем ошибся».

И тут кончается Толстой и начинается Ремарк. Средний офисный работник в недоумении. Потому что Эрих Мария утверждает: «Только несчастный знает, что такое счастье. Счастливец ощущает радость жизни не более чем манекен: он только демонстрирует эту радость, но она ему не дана. Свет не светит, когда светло. Он светит во тьме».

Но позвольте, только что ведь Лев Николаевич говорил, что человек должен быть всегда счастливым? А получается все наоборот? Кто же прав? Нет, конечно, у Ремарка рейтинг не тот, что у глыбы — матерого человечища, да и немец он...

Тут романтический Ремарк огорошивает еще раз: оказывается, «о счастье можно говорить минут пять, не больше. Тут ничего не скажешь, кроме того, что ты счастлив. А о несчастье люди рассказывают ночи напролет». Вот он и твердит о своем несчастье...

И наконец, выясняется: «Счастье — самая неопределенная и дорогостоящая вещь на свете». Ну хоть признался, что вещь неопределенная. Значит, так и скажи — не знаю. А «дорогостоящая» — это куда-то уже в экономическую сферу. Вот и Бернард Шоу, как настоящий марксист, поддерживает: «Мы не имеем права потреблять счастье, не производя его».

Но мы-то живем уже в постиндустриальную эпоху. Главное сейчас — не сам продукт, а его изображение. И тут на помощь приходит Виктор Пелевин: «Всегда рекламируются не вещи, а простое человеческое счастье. Всегда показывают одинаково счастливых людей, только в разных случаях это счастье вызвано разными приобретениями. Поэтому человек идет в магазин не за вещами, а за этим счастьем, а его там не продают».

И правда, не продают, приунывает средний офисный работник. А как было б славно, если бы на супермаркете висела вывеска не про распродажу помидоров по двести рублей, а из тех же Стругацких, из «Пикника на обочине»: «СЧАСТЬЕ ДЛЯ ВСЕХ, ДАРОМ, И ПУСТЬ НИКТО НЕ УЙДЕТ ОБИЖЕННЫЙ!»

Но, тут же припоминает средний офисный работник, там, в этом «Пикнике…», какое-то сомнительное счастье выходит…

«О счастье мы всегда лишь вспоминаем, — спохватывается офисный работник, — А счастье всюду. Может быть, оно Вот этот сад осенний за сараем И чистый воздух, льющийся в окно...»

Хорошо Бунину рассуждать, думает работник. А у меня вместо чистого воздуха в окно строительная пыль летит от разрушаемого исторического здания на улице Мира, 36… 

В общем, офисный работник припоминает в высшей степени индивидуальный и мудрый афоризм №80 из собрания мыслей и афоризмов «Плоды раздумья» великого Козьмы Пруткова: «Если хочешь быть счастливым, будь им» — и идет работать дальше, ибо Международный день счастья пока еще не объявлен нерабочим и праздничным.

***

Мы спросили у известных и популярных петербуржцев: что такое, по-вашему, счастье?

Алексей МИШИН, заслуженный тренер России по фигурному катанию:

— Я понимаю это так. Счастье наступает там и тогда, где и когда отсутствует несчастье. Да, это именно такое состояние, когда отсутствует несчастье. Потому что люди часто представляют себе счастье как что-то особо случившееся, как событие. А на деле наша человеческая жизнь — сама по себе колоссальное счастье.

Александр НЕВЗОРОВ, публицист, писатель:

— Для меня счастье — это довольно бессмысленное и неинтересное понятие. Я об этом даже не думаю. Потому что оно очень мимолетное. Оно не может быть стабильным. В нем нет ничего конструктивного. Сегодня человек более удачлив, завтра менее. Сегодня существование обретает смысл, завтра нет. Счастье — это скоропортящийся продукт! А зачем я буду тратить свои эмоции на скоропортящиеся вещи?..

Анжелика НЕВОЛИНА, актриса Малого драматического театра — Театра Европы:

— Что для меня счастье? Мир в душе.

— Как ты его достигаешь?
— Иногда он сам приходит на секунду. Но в основном приходится трудиться, достигать его. Чтобы не злиться, не осуждать никого, не обижать.

— Для тебя достижение счастья — это трудная, ежедневная работа?
— Кошмар. Очень хочется, чтобы оно само как-то меня посещало. Но это бывает очень редко.

— Ты достигаешь счастья изнутри, а бывает, что оно приходит извне: весна, солнце, цветы?..
— С годами все меньше счастливых моментов извне. Теперь мое счастье приходит изнутри.

Илья СТОГОВ, писатель, журналист:

— Я скажу, может быть, банально. Но другого ответа у меня нет. Самое главное, что нужно для счастья (не только для меня, но и для всех людей), — быть любимым. Ради этого миллионеры зарабатывают свои состояния. А преступники совершают свои преступления. Если любовь есть — ты счастлив. У меня это есть. Я — счастливый человек!

Василий ГЕРЕЛЛО, народный артист России:

— Я без понятия, что такое счастье. Не могу сказать, что я счастливый — только полный дурак, наверное, может им быть! Я нормальный, здоровый, правда, немного с гриппом, но, надеюсь, он пройдет к 21 — 22 апреля — моему сольному концерту в Кремлевском дворце (улыбается). Находиться на сцене — счастье, иметь жену-красавицу — счастье, иметь детей — счастье, чтобы были живы-здоровы родители — счастье... Счастье — придуманное слово, но складывается из всего по чуть-чуть, как в пазлах. Главное — жить с Господом Богом в душе и плохого не делать никому: тогда все будет хорошо.

Эдита ПЬЕХА, народная артистка СССР:

— Счастье — это очень много, и одновременно это очень мало, но это неотъемлемая часть нашей жизни. Иногда один подаренный цветочек вызывает эмоции счастья, а букетище не вызывает в душе ничего. Но когда я на сцене, то думаю только о том, о чем пою, а счастье приходит позже, когда уже концерт состоялся и ты думаешь: «Ну как, Пьеха, справилась? Вроде бы да, не хуже чем всегда». И тогда волна тепла омывает твое сердце. Но... я боюсь говорить о себе, что счастлива, потому что можно сглазить.

↑ Наверх