Газета выходит с октября 1917 года Tuesday 19 ноября 2019

Как убирать тротуары, никто не знает

Пять лет назад власти разрушили сложившуюся систему уборки придомовых территорий, и восстановить ее уже невозможно

Первые за три года нынешние снегопады показали, что город не готов к оперативной уборке города. После одного из заседаний в комитете по благоустройству корреспонденту «ВП» удалось задать вопросы руководителям нескольких государственных унитарных дорожных предприятий, которые в нашем городе отвечают за чистоту дорог и тротуаров. Заручившись моим согласием не называть свои имена (мол, думать — это дело чиновников, а мы исполнители) они говорили достаточно откровенно. 

Зимой на тротуарах Петербурга — либо лед...

...либо снежная каша.

— Дороги худо-бедно убираются. Главной проблемой во время снегопадов для петербуржцев стали тротуары. В чем проблема?
— Мы все убираем город в соответствии с правилами уборки, обеспечения чистоты и порядка на территории Санкт-Петербурга. Раньше в них было прописано, что за чистоту придомовой территории — пять метров от фасадов — отвечают жилищники. Тогда при жилкомсервисах и других управляющих компаниях были штаты дворников, чистящих тротуары, газоны и так далее. Но пять лет назад жилищные организации начали тяжбу, доказывая, что придомовая территория к ним не относится. И, дойдя до Верховного суда РФ, доказали. В результате этот пункт был изъят из правил уборки, а тротуары отдали нам, дорожникам. Тогда еще Виролайнен в правительстве работал. Он тогда думал, что все будет просто — дорожные компании закупят технику и будут механизированно чистить тротуары. Тогда частные компании, которые убирали улицы, поразорялись, и в районах были созданы государственные дорожные предприятия — ГУДП. Но с идеей механизированной уборки не получилось, как задумывали. По большей части тротуаров снегоуборщик просто не может пройти. В общем, для того чтобы тротуары были чистыми при каждом доме, как раньше, должен быть дворник.

— А как было раньше?
— Раньше, как только выпадал снег больше десяти сантиметров, жилищные конторы выгоняли на тротуары всех своих дворников, да и других сотрудников. Мало того, нанимали жильцов. Ведь в любом доме находился какой-нибудь студент, который за лишние 2 — 3 рубля по сделке считал за радость подработать. В общем, снега больше 10 сантиметров — все на улицы! Дорожники тогда ругались. Только представьте: 22 тысячи жилых домов, и весь снег от них выгребали на проезжую часть. Дорожники ругались, но убирали. В конце концов и тротуары, и дороги очищались. Так было у нас, так сейчас происходит и в других странах. Дело в том, что это относится ко всем городам в наших широтах, будь то Европа или Северная Америка. И в таких городах 10 сантиметров снега — это аврал. В Торонто, например, такой день объявляется выходным, чтобы люди могли убрать свои дворы, чтобы управляющие компании могли привлечь дополнительно дворников из жильцов и чтобы машин на дорогах было меньше. У нас есть техника и дворники, но с объемами имеющихся тротуаров нам не справиться. Потому что в мировой практике за придомовые территории отвечают муниципалы или собственники. Кстати, такая система сохраняется и в провинции, где юристы оказались не такими заумными, как в столицах, чтобы перебросить тротуары на дорожников. Я, например, был в Костроме. Там, как и раньше, тротуары убирают дворники, работающие в жилищных конторах.

— Но зимой 2010 — 2011 годов было в разы больше снега. Тогда тоже все жаловались на уборку, но в конце концов дороги и тротуары удалось очистить. Тогда не было снегоплавилен. Их как раз после той зимы решили устраивать в массовом порядке. Тогда не было столько тротуарных снегоуборщиков. Почему сейчас такая засада?
— Валентина Матвиенко, чтобы о ней сейчас ни говорили, всегда умела построить работу в авральных ситуациях. Тогда тысячи дворников привлекались из частных компаний. Строители, заводы предоставляли своих рабочих. Мы возили рабочих с Металлического, Кировского заводов, с «Электросилы». Строительные, энергетические компании давали сотни машин дополнительной снегоуборочной техники. Брали числом. Сейчас такого взаимодействия между бизнесом и Смольным нет. Да и средств лишних на дополнительную рабочую силу в городе нет. Потом была на весь город закуплена техника для ГУДП. Контракты на зимнюю технику для дорожных предприятий в общей сложности обошлись в 5 миллиардов рублей.


— Спасла техника?
— Частично. Но дворники нужны.

— И в чем дело? Не набрать?
— Допустим, мы наберем. Но что с ними делать, когда нет снега? У меня около тысячи улиц. И сто дворников в штате. И у меня есть шесть часов после снегопада, чтобы расчистить места пешеходных переходов и остановочные павильоны. Это нереально. Конечно, не все так печально. Любое ГУДП в случае необходимости может привлечь до тысячи дворников. Но тут другая ситуация. Мы арендуем их у небольших клининговых компаний. Но те не ждали снежной зимы и не успели закупить все необходимое. У них даже инвентаря зимнего нет, одежды нет. Сколько раз было: привозят дворников — мигранты в трениках и кроссовках, в руках у них самые дешевые лопаты из металла, который руками рвется. Много такой дворник такими лопатами наработает? Я их сразу обратно отправляю. Но есть еще один момент. Допустим, набрал я дворников в других компаниях. Привожу их на какой-нибудь крупный проспект, говорю, надо расчистить сходы к пешеходным переходам, люки и остановочные павильоны. Хорошо, если они вообще поняли, что я пытаюсь им объяснить. Знаете, сколько времени они работают? Целый день они расчищают то, что можно расчистить за два часа. Почему? Потому что они никогда не были на этой улице и не знают, где и что находится. Они полдня один люк будут искать. Поэтому я и говорю, тротуары должны убирать те, кто эти тротуары знает как свои пять пальцев.

— Ну а механизированная уборка, что с ней не в порядке?
— А тут спасибо рекламщикам и Дирекции по организации дорожного движения. Столько всего на этих тротуарах вкопано. У меня из шести миллионов квадратных метров миллион с помощью техники убрать невозможно, потому что она не протиснется между каким-нибудь крыльцом, которое вынес магазин, рекламной стойкой или дорожным знаком. Для установки рекламной конструкции или дорожного знака точного проекта не нужно — плюс-минус два метра. Вот и ставят подрядчики куда попало. Мы сколько раз им говорили: не вкапывайте в тротуары — вешайте на стены, вкапывайте в газоны. Но толку никакого. Причем, заметьте, большинство дорожных знаков — это тоже реклама. Перед одним поворотом может стоять три указателя улиц. А нужен один. Но на двух других — под табличками с указанием улиц висит желтая табличка с названием какого-нибудь ресторана или отеля. Эти знаки ставит коммерческая компания. А сколько невкопанных временных знаков после ремонта везде остается! Это уже КРТИ не следит. Работы заканчиваются, а подрядчик стойку с бетонным основанием со знаками об объезде просто оставляет. Они тоже мешают технике. А еще есть парковки с заездом на тротуар. Это тоже тротуар, и его тоже надо убирать. Но там всегда машины. У меня таких парковок 750 тысяч квадратных метров. Вот вам и механизированная уборка.

Тротуары заставлены рекламными щитами и указателями, магазины и кафе оборудуют входы кто во что горазд, так что привлечь технику для уборки тротуаров иногда просто невозможно.

— А на убранных тротуарах почему снежные кучи не вывозятся?
— У нас все цены определены в контрактах с городом. Знаете, сколько я могу, а вернее, должен заплатить «КамАЗу» за вывоз кубометра снега?

— Сколько?
— 60 рублей. Один кузов — это 20 кубометров. Вот и считайте, «КамАЗ» должен работать за 1200 рублей за ходку. Причем это речь о только что выпавшем снеге. А мы валим мокрый, слежавшийся, смороженный. Никто за такие деньги работать не будет. И здесь наши прямые убытки. Платить приходится по рыночной стоимости, несмотря на госконтракты, потому что в них цены нереальные. В том числе и зарплаты дворникам. Ну кто будет круглые сутки мерзнуть и мокнуть на улицах за 15 тысяч рублей?

— Что же делать? Судиться, чтобы придомовые территории вернули обратно жилищникам?
— Даже если вернут, систему уже не возродить. Дело в том что при жилконторах раньше были определенные штаты и инвентарь. Как минимум один жилкомсервис в каждом районе имел техническую базу с техникой для уборки тротуаров. После того как тротуары передали нам, они дворников сократили, а технику и инвентарь распродали. То есть даже если им все это вернуть, несколько лет уйдет на то, чтобы создать новую базу.

— Так что же делать?
— Честно? Никто не знает. Ясно одно: у каждого дома, жилого или нежилого, должен быть дворник, который будет убирать тротуар. Ведь даже если снегоуборщик проедет, после него останутся валы, которые надо убирать руками. Потом, это мощение на тротуарах... В наших широтах брусчатка противопоказана, лед буквально вмерзает в нее. Да еще и водосточные трубы. Мы можем выскоблить тротуар, но под трубами, с которых все время в оттепель капает, образуются участки наледи. Их тоже надо постоянно сбивать, то есть в такое время дворник должен у дома работать постоянно. Смольный сейчас пытается предложить идею — договор социального сотрудничества, который на добровольных началах будут заключать с собственниками и арендаторами зданий или ТСЖ , чтобы те нанимали дворников или сами убирали тротуары перед своими фасадами. Но как ее примут? Хотя это логично, что магазин, который зарабатывает деньги, почистил бы тротуар у дома, где он находится. Но какие-то магазины, уважающие покупателей, чистят перед входом, а какие-то даже песком наледь не посыпают. В общем, надо что-то придумывать. Или у нас после каждого снегопада будут ледяные тротуары.

Тему дворников мы продолжим в завтрашнем номере.
↑ Наверх