Газета выходит с октября 1917 года Friday 22 февраля 2019

«Карете прошлого» из Царского Села подарили светлое будущее

Ради этого ей пришлось совершить путешествие из Петербурга в Москву и обратно

На выставке «Придворный экипаж» Государственного музея-заповедника «Царское Село», размещающейся в здании Дежурных конюшен, в самом центре длинной подковообразной галереи, — новый экспонат. Карета, принадлежавшая трем поколениям царствующего дома Романовых, от Екатерины II до ее внуков, Александра, Константина и Николая. Сдержанно светится матовой позолотой кузова, более ярко — алым бархатом внутренней отделки, красным суриком колес. Ласкает глаз элегантностью форм.

И трудно поверить, что еще пару лет назад эта золотая карета скорее походила на тыкву, на которой подобало выезжать лишь Золушке…

Красавица карета в центре внимания

Правильно говорят, что новое — это хорошо забытое старое. К этой карете пословица подходит как нельзя лучше. Хранилась она на задворках фонда карет — черная, пыльная, грязная, с выбитыми стеклами, утратившая многие внешние детали. И вспоминали о ней разве что при ревизии фонда. Да и по документам, поступившим вместе с каретой в 1928 году из расформированного Конюшенного музея в Ленинграде, — приобретена для императора Александра I в 1809 году. В общем, «парвеню», начало XIX столетия — не золотой век.

Но вот как-то попалась она на глаза главному хранителю ГМЗ «Царское Село» Ларисе Бардовской — и взгляд на ней задержался…

— Она удивила меня своей элегантностью, легкостью, — рассказала Лариса Валентиновна корреспонденту «Вечёрки». — Чувствовалось, что по плавности и легкой вычурности форм — это еще XVIII век, да и по конструкции кареты тоже.

Кроме того, по словам Ларисы Бардов­ской, экспонат словно бросал вызов реставраторам — поди знай, что находится под беспросветной чернотой:

— Мы провели небольшую расчистку на кузове — и увидели, что золото там такое эффектное и вместе с тем такое крепкое, хорошо сохранившееся, что стало ясно: карету следует немедленно реставрировать.

И история кареты оказалась куда богаче, чем представлялось изначально. При изучении «Книги парадных экипажей» за 1821 год обнаружилась запись, что до 1809 года карета находилась у великого князя Константина Павловича. А в описи конюшенного имущества Константина Павловича данная карета именуется Юсуповской, ибо в 1783 году она была приобретена у князя Николая Борисовича Юсупова. Как нельзя вовремя нашелся и рисунок, сохранившийся в фонде Русского музея, на котором изображена эта самая карета с пометкой «Юсуповская в 4-й части» (4-я часть Придворно-Конюшенной конторы — конюшенное имущество внуков Екатерины II. — Прим. ред.).

Выяснилось также, что карета участвовала в коронациях трех императоров — Павла I, Александра I и Николая I, — а еще в процессиях на свадьбах Константина Павловича в 1796 году и его сестры Елены Павловны в 1809-м.

К тому же на левой задней стальной рессоре обнаружилось клеймо «London». Что ж, все сходится: князь Юсупов известен как агент Екатерины II, которому императрица доверяла приобретение произведений искусств за границей. В Лондоне он побывал в 1774 году, там же он мог ознакомиться с Лондонской школой каретного дела — в тот период законодательницей художественных вкусов в этой области.

Отреставрированный салон кареты сияет алым бархатом

Итак, время создания кареты — между 1774 и 1783 годами, в Лондоне. Увы, имя мастера неизвестно, ибо личных клейм на кареты тогда не ставили, а учетные книги гильдии каретных мастеров погибли во время одной из бомбежек Лондона во время Второй мировой войны…

Реставрация кареты была доверена мастерам столичного реставрационно-исследовательского объединения «Феномен», имеющим большой опыт подобных работ и давно и плодотворно сотрудничающим с ГМЗ. Министерство культуры РФ на ее реставрацию выделило 18 млн. рублей.

— Эта работа была для нас необыкновенно интересна, — поделилась с корреспондентом «ВП» реставратор высшей категории, руководитель компании «Феномен» Наталья Синицына. — Каждая сохранившаяся карета этого времени — уникальное произведение декоративно-прикладного искусства, в создании которого участвовали мастера разных направлений. Поэтому для реставрации кареты пришлось собрать коллектив специалистов, которые смогли проникнуть в секреты мастерства создателей кареты и разработать методики восстановления и сохранения разнообразных материалов, из которых она была изготовлена.

Один из этих мастеров — реставратор высшей категории Александр Козьмин, который уже свыше тридцати лет занимается воссозданием старинных карет. Именно он буквально по миллиметру, вручную, скальпелем снимал почерневший лак с тончайших пластинок сусального золота, которыми был покрыт кузов кареты. 

Однако результат превзошел все ожидания!

А Наталья Синицына занималась внутренней бархатной обивкой кареты. 

— Представьте себе, когда я расчистила тесьму под потолком — и она засверкала! — делилась она своей радостью. — Оказалось, в ней был стеклярус, мельчайшие стеклянные шарики, которые придавали ей дополнительный блеск и которые так потемнели со временем.

Вытертый бархат салона тонировали красным маргиланским шелком-газом. А для сиденья кучера пришлось создать новое бархатное покрывало — намет, по аналогии с другими подобными каретами.

Впрочем, наша карета — произведение не только декоративно-прикладного, но и инженерного искусства. Подобный тип экипажей называется «берлина», ибо был создан в Берлине во второй половине XVIII века, и представляет собой кузов, подвешенный к стальным рессорам на ремнях. 

А еще в ней были подъемные стекла, опускающиеся в пазы в дверцах, и опускающиеся шторки на окнах — почти как в современном автомобиле! 

Но самое интересное — в ходе реставрации, которая длилась почти полтора года, специалисты пришли к убеждению, что карета была сделана в Санкт-Петербурге! Пусть и, вероятно, английскими мастерами, и с использованием импортных материалов, тех же рессор из Лондона. Потому что в фондах ГМЗ есть сходные экипажи, созданные в Северной столице во второй половине XVIII века. Так что биографию кареты, возможно, придется переписать.

Лариса Бардовская считает, что лучшее место для экспозиции этой кареты — Парад­ный двор перед Екатерининским дворцом. Увы, наша погода не позволяет выставлять столь ценный экспонат под открытым небом. Возможно, для нее будет построен отдельный павильон. Но это вопрос далекого будущего.

↑ Наверх