Газета выходит с октября 1917 года Thursday 19 октября 2017

Каунас: самый литовский город с мировой историей

Во втором городе Литвы турист из Петербурга найдет много родного и понятного

В любом государстве, кажется, есть альтернативная столица. Город — противоположный полюс, имеющий свою особую гордость, свою историю лидерства, свою точку зрения, претендующий на исключительное положение. И пусть он, как правило, не так богат, или помпезен, или огромен, как метрополия, — он знает себе цену, уважает себя и свято хранит память о своем значении. Может быть, он-то и представляет страну лучше, чем вечно суетливая и деловитая столица.


В России это, конечно, Петербург. В Литве таким соперником Вильнюса, бесспорно, является Каунас, второй по величине город страны. И петербуржец, посещающий Литву, может почувствовать родственное чувство собственного особого достоинства, исходящее от Каунаса, — тем более что наши города являются побратимами.

На развилке дорог мы свернем направо и посетим не литовскую столицу — а Каунас, который называют самым литовским городом Литвы.

— Хорошо было бы запустить дешевое транспортное сообщение между Каунасом и Петербургом, — рассуждает новый мэр города Висвалдас Матийошайтис. — Ведь в Каунасе проходит множество событий, интересных петербуржцам: фестиваль моноспектаклей «Монобалтия»; Международный фестиваль поэзии, Каунасская биеннале, «Каунас Джаз»… Правда, за последнее время уменьшилось количество туристов из России. А когда я был маленьким, очень много ленинградцев отдыхали у нас — на реку приезжали, на озера. У меня есть даже детские фото, где меня держат на руках курортники. Сейчас больше ездят на юг, в Турцию, на Черное море. Но уверяю вас, здесь тоже есть на что посмотреть.

Флорин и бочка медовухи

Каунас стоит на слиянии двух самых больших рек, текущих через Литву, — Немана и Вилии (по-литовски Нярис). Очевидно, место было заболоченным — название города (по-польски Ковно, по-русски Ковна) происходит от балтийского корня, означающего «низкое, топкое, болотистое место». 

Впрочем, это не помешало ему стать популярным. Удобное географическое положение — здесь пересекались торговые пути — сделало Каунас важным торговым центром, богатым развивающимся городом. На него облизывались тевтонские рыцари — в 1362 году, после длительной осады, они даже взяли штурмом, разграбили и разрушили молодой литовский замок. Правда, для такой авантюры пришлось собрать огромное войско, даже вызвать подмогу из Англии, Италии и Германии.

Однако в XV веке великий князь Литовский Витовт замок отстроил и усовершенствовал. Стены выросли до 15 метров в высоту и до 3 с половиной в толщину. Возведены были четыре угловые башни и мощные ворота, выкопан ров, наведен подвесной мост. 

С чем не справились враги-люди, то докончила природа. В 1611 году произошло наводнение, воды Вилии подмыли укрепления. Рухнули две башни и больше половины стен. Затем были пожары… Замок постепенно превращался в руины. Первые археологи пришли сюда только в 1925 году. До наших дней дожила лишь часть стены да круглая южная башня — музей истории Каунасского замка. Кстати, летом тут проходит Международный фестиваль оперетты, в котором участвуют периодически исполнители из Санкт-Петербурга.

На стену можно подняться, топнуть ногой по крепкому кирпичу — и почувствовать былую мощь крепости. Когда-то взять ее не представлялось возможным.

Недаром есть теории, производящие название «Каунас» то ли от немецкого «kauen» — жевать, в смысле, город пережевывал и уничтожал всех агрессоров. То ли от «kaufen» — покупать. Торговый, мол, город.

После Грюнвальдской битвы, в которой поляки, литовцы и русские успокоили тевтонцев, Каунас процветал. Тут встречались запад с востоком, проходили караваны между Европой и русскими землями — Новгородом, Москвой. Здесь была контора всесильной на Балтике Ганзы. Кстати, старейший документ, подтверждающий привилегии города, хранится в архивах Санкт-Петербурга.

И в сердце Старого города до сих пор живет этот средневековый Каунас. В центре торговой площади, организованной по всем канонам Магдебургского права, — белоснежная ратуша, ее башня высотой в 53 метра — самая высокая в Старом городе. Ратушу называют Белым лебедем за ее изящную длинношеюю форму. При постройке, которая началась 28 июля 1542 года, в основание ратуши члены городского совета заложили монету в один флорин и бочку медовухи. Здесь были магистрат, суд, казна, архив, торговый зал — и тюрьма в подвале: все, что нужно торговому городу. Впоследствии тут были разные учреждения и даже одно время — гостевые комнаты для проезжающих через Ковну российских монархов. А теперь тут Дворец бракосочетания. Впрочем, тут в покоях еще размещают глав государств, приехавших с визитом, или чествуют спортивных чемпионов. А рядом с ратушей — прикрытый стеклом археологический раскоп, на дне которого можно увидеть старинные печи для плавления воска.

Вокруг по площади стоят богатые средневековые купеческие дома. Самое выразительное из окружающих зданий — готический особняк из красного кирпича, с прихотливыми украшениями, фризами, эркерами, собранными из кирпичей 17 разных типов. Есть догадка, что тут-то и находилась ганзейская контора. Но называется оно дом Перкунаса. При чем тут древнее литовское божество, родственник славянского Перуна? В XIX веке во время ремонта (тут был устроен первый в городе драмтеатр) в стене дома нашли статуэтку. По мнению ученых, она и изображала Перкунаса. А дом сейчас принадлежит иезуитской гимназии, тут идут концерты, и монахов ничуть не смущает «языческое» название.

Когда пришел Наполеон

Поблизости другой дом изысканной эпохи барокко в 1910 году купил меценат, поэт и священник Йонас Майронис, «нетипичный ксендз», как говорят о нем гиды. Часть дома он сдал в аренду, а свою квартиру обставил самой изысканной мебелью, украсил картинами и другими произведениями искусства. Тут собиралась вся богема Каунаса и более того — всей Литвы. И сегодня на втором этаже открыта его мемориальная квартира, а дом так и называется — дом Майрониса.

Сегодня богемная публика сидит в кафе во двориках вокруг площади. Те, кто понабожней, могут сходить в одну из церквей — например, средневековый готический костел Витовта Великого. В 1859 году по указу царя Александра II костел был переделан в православный собор Св. Николая. А впоследствии здание снова сделалось католической церковью.

Кафедральный собор Св. апостолов Петра и Павла строился более ста лет с начала XV века. У костела Св. Троицы XVI века — сверху металлические кресты с характерным литовским «солнышком» вокруг — память о синтезе языческой и христианской традиций, встретившихся в Литве.

И все это — не считая множества других храмов и монастырей, которыми полнился старый Каунас: иезуитская семинария, монастырь бернардинцев, францисканский, доминиканский…

А в 1812 году костел Святого Георгия вступившие в Каунас солдаты Наполеона использовали как склад для хранения муки. Именно здесь в июне четыре дня подряд Великая армия переправлялась через Неман, по которому в то время пролегала российская граница. 

И здесь же через семь месяцев, 14 декабря, 1600 замерзших и голодных людей — остаток Великой армии — переправлялись через Неман обратно, спасаясь от наседающих казаков Платова.

Так что с важнейшими для российской истории событиями Каунас, казалось бы удаленный, связан непосредственно. 

Вблизи от города находится огромный Пажайслисский монастырь — его стройные белые колокольни видно издалека, когда едешь в сторону Каунаса из Вильнюса. Монастырь был основан в 1662 году канцлером Великого княжества Литовского Христофором Сигизмундом Пацем для отшельников-камальдолийцев, построен итальянскими архитекторами и являет собой прекраснейший пример итальянского барокко. У монастыря была нелегкая судьба: в 1812 году армия все того же Наполеона разорила его. В костеле была устроена конюшня для гвардии императора.

А после подавления Польского восстания 1830 — 1831 годов монастырь был передан Русской православной церкви и преобразован в Пожайский Успенский мужской монастырь. Потом, при независимости Литвы, его получили сестры ордена св. Казимира. При советской власти монастырь, конечно, был закрыт и побывал даже психиатрической лечебницей. А в 1990-м он снова отошел к ордену св. Казимира. Жизнь монастыря, впрочем, полна событий: ежегодно тут проводится международный фестиваль музыки, и за три летних месяца проходит около 30 концертов, часть из них — бесплатные.

При монастыре продолжает действовать гостиничный комплекс. Номера, кажется, остались неизменными с XVII века — тут высокие деревянные потолки, каменные полы и кровати под балдахинами. На дверях значится: «Наполеон», «Александр II» — разные венценосные особы тут останавливались в свое время.

В монастыре есть места не только для временного отдыха, но и для вечного упокоения. Есть и один факт, совершенно неожиданный. В Пажайслисском монастыре — кто бы мог подумать! — похоронен автор музыки к гимну Российской империи «Боже, Царя храни!» Алексей Федорович Львов — русский скрипач-виртуоз, композитор, дирижер, руководитель Придворной певческой капеллы. За создание гимна государь пожаловал автору золотую, осыпанную бриллиантами табакерку с собственным портретом, а 11 апреля 1834 года назначил своим флигель-адъютантом. Теперь он лежит здесь под простой гранитной плитой вместе со своей супругой Прасковьей Львовой.

Черти и Чюрлёнис

Каунас многомерный. Есть романтический средневековый град, есть провинциальная Ковна позапрошлого столетия — город Адама Мицкевича. Каунас XX века — отдельный сюжет, очевидно и наглядно связанный с современностью. 

В 1920 — 1940 годах Вильнюс был польским. Каунас сделался временной столицей Литовской Республики. Здесь был собран Учредительный сейм. Небольшой городок разросся, через Неман и Вилию перекинулись новые мосты. Пошли автобусы, появился водопровод, открылись университеты — Витовта Великого и крупнейший в странах Балтии Каунасский технологический. 

Причудливым формам фахверковых купеческих домов в Старом городе противопоставились четкие линии зданий в новых районах. В этом году архитектура функционализма в Каунасе была признана объектом Всемирного наследия ЮНЕСКО. Главной улицей стала Лайсвес Аллея — Аллея Свободы. Совершенно прямая перспектива пересекает весь центр, так что заблудиться в Каунасе трудно — рано или поздно все равно выйдешь на нее. Жители весьма гордятся аллеей, и есть за что: это широкий живописный бульвар, укрытый липовыми кронами. По сторонам — сплошь рестораны, ночные клубы и казино, так что жизнь тут не перестает бурлить и ночью. Каунас остался молодым, энергичным, студенческим городом. Вечером, прогуливаясь, можно слышать, как в старых зданиях идут вечеринки, звучит джаз и электроника.

Чуть в стороне отсюда на улице Путвинске, находятся два интереснейших, может быть, музея в городе. Музей чертей основал художник Антанас Жмуйдзинавичюс. Сперва это была его собственная коллекция статуэток и изображений чертей, свезенных со всего мира, — начал он собирать ее еще в 1906 году! Постепенно накопилась чертова дюжина, потом двадцать дюжин… А сейчас музей насчитывает более 3000 чертей.

Рядом — Музей Микалоюса Чюрлёниса (или, как его называли в России и СССР, Николая Константиновича Чурляниса). Он начинал как композитор и был вполне успешен, но не мог удовлетвориться музыкальной карьерой. Сделался художником-любителем, но широко признан не был. Чюрленис умер в 1911 году совсем молодым — ему было 35 лет. 

Поразительно, что как раз музыкальные его сочинения (их также можно услышать в музее) сегодня кажутся не слишком выдающимися, оставляют слушателя спокойным. Не то с картинами: эти невероятные, пропитанные светом визионерские полотна кажутся полными мифологической глубины и духовного взлета, прозревающего будущее. Они и светлы, и в то же время тревожны. В них есть предчувствие века, предчувствие тоталитарных идеологий и двух чудовищных войн, которые захлестнули весь мир, всю Европу — и Каунас в том числе.

Кстати, в связи с этими событиями здесь, в Каунасе, можно часто встретить туристов… из Японии. Дело в том, что в Каунасе работал японский дипломат Тиунэ Сугихара. После того как Литва была присоединена к Советскому Союзу, Сугихара помог более чем 6000 польских и литовских евреев, бежавших от преследования нацистов, покинуть страну, выписывая круглые сутки напролет транзитные японские визы, по которым был возможен выезд на Дальний Восток через территорию СССР.

Годом позже в Каунас вошла немецкая армия. Здесь было организовано гетто, а в 1943-м — концлагерь. Почти все его заключенные погибли. Из 37 тысяч евреев Каунаса выжить удалось лишь 3 тысячам. Но те, кому успел помочь Сугихара, были спасены. В 1985 году Сугихаре было присвоено Израилем звание Праведника мира. В Каунасе открыт его дом-музей.

↑ Наверх