Газета выходит с октября 1917 года Thursday 23 мая 2019

Харьковчане мечтают, чтобы Путин забрал их в Россию

Но говорят об этом шепотом и с оглядкой

Обозреватель «Вечёрки» пересекла российско-украинскую границу, чтобы собственными глазами увидеть, что происходит в незалежной и выяснить настроение жителей первой столицы Украины.

А происходит в жовто-блакитной стране известно что: война в Донбассе, замаскированная под антитеррористическую операцию (АТО), принесшая в цветущий край хаос, нищету и поголовную шизофрению.  

Харьков — город контрастов

Почти трехмиллионный украинский Харьков, ближайший мегаполис у россий­ской границы, который за последний год резко увеличил свое население (за счет беженцев с Донбасса), не забывает свое славное прошлое. Ведь именно с этого самого большого города на 50-й параллели началась украинская государственность: став поначалу столицей Украинской Народной Республики Советов (с декабря 1917 года по январь 1918 года), затем столицей Донецко-Криворож­ской советской республики, он с декабря 1919 года по июнь 1934 года — главный город Украинской Советской Социалистической Республики.

Памятник Ленину снесен, а на постаменте из ботинка вождя торчит жовто-блакитный флаг

Однако про все советское здесь, как и во всей стране, срочно хотят забыть: со страшной силой валят все памятники коммунистическим вождям, целый «ленинопад» устроили. Даже огромный памятник Ленину — центральную доминанту советской площади Дзержинского, куда харьковчане приходили смотреть салют (теперь это площадь Свободы и, разумеется, уже без фейерверков), стянули с гранитного постамента пришлые откуда-то правосеки. Сейчас из ботинка вождя пролетариата трепыхается жовто-блакитный стяг, а сам пьедестал завешен полотнищем — дескать, ведутся строительные работы. Что соорудят на этом месте, пока никто не знает, но представители «Правого сектора», расположившиеся тут же, на мостовой, где устроили перманентную выставку фотографий из зоны АТО, справок не дают.

Жовто-блакитный флаг засунули в «калаш»

Честно признаться, от желто-голубого рябит в глазах. Ну еще понятно, когда двухцветные полотнища висят на административных зданиях, улицах и площадях, пусть даже с балконов свешиваются, обозначая национальную гордость живущих в доме, но укутывать в них монументы — согласитесь, в этом есть что-то нездоровое. На знаменитый памятник Тарасу Шевченко еще в прошлом году вдруг надели жовто-блакитную манишку — так кобзарь и стоит в ней до сих пор, пугая ворон. А бронзовому Воину-освободителю еще 9 Мая на поднятый им в небо автомат прикрутили национальный флаг. Но, видимо, этого националистам показалось мало, и 23 августа, в день освобождения Харькова от фашистов, и накануне Дня независимости, с которым, к слову, поздравил украинцев сам Обама, заметив, что «никогда Украина так не приблизилась к своей мечте — быть свободной и цветущей (???), как сегодня», Харьковщину почтил своим визитом Петро Порошенко. Пока украинский президент в Чугуеве, на родине Ильи Репина, участвовал в передаче военной техники в зону АТО, радикалы подогнали к монументу вышку и намалевали желтой и голубой красками «на грудях солдата» украинский флаг, а на его поясе — трезуб. Милиция безучастно смотрела на это действо — никого не отгоняла. Как и несколькими часами ранее стражи порядка не мешали националистам, укутавшимся в государственные флаги, перегородить проспект Ленина и избить парня в красной футболке с надписью «СССР».

Правосеки намалевали «на грудях солдата» украинский флаг

Станет ли проспект Ленина проспектом Бандеры?

«Разрисовывать памятники — вообще-то вандализм», — осторожно заметил пожилой харьковчанин и тут же услышал в ответ: «Уйди отсюда, сепар!» Только через день городские власти спохватились и стали искать вандалов, но, разумеется, никого не нашли. Но коммунальщикам все же пришлось на похожей машине с вышкой смыть краску с «визволителя». Похоже, что любое прикосновение к символам государственной власти, пусть даже и намалеванным, чревато тяжелыми последствиями. И чтобы обезопасить себя, городской голова Геннадий Кернес, оставшийся инвалидом на всю жизнь после покушения на него, поступил по-хитрому: приказал смыть украинскую символику, зато вместо нее на шее бронзового солдата стал болтаться голубой с желтым платок.

«Вот переименуют проспект Ленина в проспект Бандеры, а вместо солдата поставят памятник Бандере, — у вас же сейчас все может быть: идет декоммунизация», — говорю я своему соседу-харьковчанину. «Нет, я так не согласен, — покачал он головой. — Зачем переименовывать улицы и сносить памятники Ленину, Энгельсу, Крупской — это огромные деньжищи, лучше пусть мне пенсию индексируют».

Пенсии есть, но их сразу нет

То, что на Украине называют пенсией, смело можно назвать подачкой. Средняя пенсия — 1200 гривен, что по российским меркам составляет 3 тысячи 600 рублей. А цены на продукты, между прочим, по большей части совпадают с российскими, только пенсия у россиян в несколько раз больше. «Для меня борщевой набор уже стал деликатесом, — горько заметила 65-летняя Валентина Владимировна, живущая в частном секторе. — Моя пенсия — это слезы. Что такое эта тысяча гривен (три тысячи рублей), если она почти вся уходит на платежи? На что мне жить?»

Жить, понятное дело, не на что, но харьковчане как-то исхитряются. Однако «уряд» Яценюка, то есть его правительство, по «совету» МВФ предлагает народу новые испытания: с 1 сентября еще на 25% повысил тарифы на электроэнергию, кроме этого, понизил норму отопления в квартирах с 18 до 16 градусов. Это притом что с апреля поднялись цены не только на электроэнергию, но и на газ (в среднем на 285%), и на воду с 4% до 100%! Как только не обзывают Яценюка и Порошенко в народе — ненависть к этим деятелям, склонным по всем вопросам советоваться с «вашингтонским обкомом», у отдельных граждан аж зашкаливает. «Думаю, их скоро уберут, — многозначительно подмигивая, поведал мне капитан милиции в отставке. — Их песня уже спета. Придут другие».

Финансы, как известно, поют романсы

Чтобы как-то усмирить народный гнев, кабмин решил компенсировать гражданам расходы за счет выдачи субсидий на оплату ЖКХ.

Но сделали все по-хитрому: субсидию дали, а льготы... сняли. К примеру, если доход гражданина более 1710 гривен (5 тысяч 130 рублей), то он лишается ранее полученных льгот и рассчитывать может только на субсидию, хотя раньше имел и то и другое. В итоге льгот лишились... ветераны, дети войны, потому что их пенсия — около 2 тысяч гривен, а это значит, что им положена только субсидия, которую, кстати, еще нужно оформить, а очереди в местные собесы страшные.

Честно признаться, я не поверила, что так по-хамски можно обойтись с ветеранами, и позвонила по одному из бесплатных телефонов горячей линии, указанных в социальной рекламе. «Приемная Порошенко», — раздалось в трубке. От неожиданности я чуть не уронила аппарат, но все-таки успела задать вопрос о льготах ветеранам. «Все льготы отменены, пусть оформляют субсидию», — подтвердили в приемной украинского президента.

Понять, что за штука эта субсидия, можно на примере. Социальный работник Валентина Егоровна, владелица стандартной двухкомнатной квартиры, получая пенсию в 1000 гривен (3 тысячи рублей), полностью оплачивает ею коммуналку, поэтому вынуждена работать на двух работах, чтобы как-то сводить концы с концами. Знакомый ветеран с пенсией около 2 000 гривен (6 тысяч рублей), получая льготы и субсидию, платил за трехкомнатную квартиру площадью около 60 кв. м чуть более 400 гривен (1200 рублей). Но по новой схеме вынужден отдать за свои метры что-то около 800 гривен (2400 рублей) и экономить, экономить, экономить... Зато коррупция в стране во всех сферах — колоссальная. Ну, если два десятка чиновников министерства обороны не прошли проверку на «детекторе брехни», то что уже говорить об остальных.

Инвалидов тоже призывают в армию

«Пусть бы ваш Путин забрал нас к себе с потрохами, — шепотом, оглядываясь по сторонам, прошептала мне Людмила, бабушка двух очаровательных детей. — Сил уже нет никаких. Порошенко с Яйценюком уже достали. Да еще за сыном моим охотятся — хотят отправить воевать в Донбасс». Сын не будь дураком уже сбежал к родственникам в ближайший российский город — Белгород, но семья пока в Харькове — и теперь он думает, как к себе всех забрать. Кстати, в Харькове на чиновников завели уголовные дела — за срыв мобилизации, как будто это что-то изменит.

Тем временем в ноябре на Украине грядет еще одна волна мобилизация — седьмая по счету. И все украинские женщины пребывают в страхе за своих мужчин, которых гребут в армию несмотря на возраст и состояние здоровья. «Мой муж — инвалид первой группы, у него онкология, а он получил повестку», — недоумевает Татьяна. Кстати, получают повестки и те, кому только что исполнилось 18, и без пяти минут пенсионеры. Но воевать не хочет никто. Даже бесконечная пропаганда, льющаяся из украин­ского зомбоящика, ежесекундно сеющего у тамошних жителей ненависть к России, которую называют исключительно агрессором, оккупантом, а ее лидера — диктатором и тираном, не помогает. Как незалежни журналисты радовались, что Россия запретила ввоз в страну моющих средств — заголовок даже придумали: «Прощай, немытая Россия!», хотя, по идее, надо расстраиваться, что экспорт украинских продуктов в РФ достиг минимума, что социальные программы заморожены, что Украина на грани дефолта и общество расколото пополам — на тех, кто за дружбу с Россией, и тех, кто россиян считает своими личными врагами. Тем не менее националистических настроений хватает: чуть что, «еврохохлы», по выражению Михаила Задорнова (из-за чего ему теперь въезд на Украину запрещен), поют гимн, хватаясь, как при инфаркте, за сердце, и скачут, скачут, скачут, всем видом показывая «кто не скачет, тот москаль». И тут хочется послать им месседж: может, хватит скакать, лучше другим способом выбираться из той разрухи, в которую попала их страна.

Крымский вопрос — самый уязвимый

Как ни странно, Владимир Путин — ньюсмейкер №1 в незалежной: каждый шаг его отслеживается, комментируется... Все новости начинаются если не с фронтовых сводок, напоминающих российские репортажи, только акценты прямо противоположные, то обязательно с того, что заявил или предпринял российский президент. Например, Путин на фоне падения рубля заявил, что нет необходимости волноваться. Или Путин «занурився» (опустился) на дно Черного моря, возле берегов «окупованого» Крыма. Путин в Крыму стал на защиту боевиков с Донбасса.

«Зачем вы у нас Крым отняли?» — вопрошает мой украинский сосед и вместе с ним сотни украинских националистов. Крым — это то, что не может простить украинская душа русской, искренне считая, что Тавриду завоевывали не Суворов с Нахимовым, а украинские казаки из Запорожья — им, дескать, проще всего было туда попасть. Полуостров обозначен на всех картах украинским и считается оккупированным. И не дай бог кому-то из украинских деятелей туда поехать, как это сделала певица Ирина Билык, которая встретилась в Крыму с Филиппом Киркоровым и Игорем Крутым. Шеф-редактор сайта «Эспрессо ТV» Сергей Руденко целыми днями в эфире возмущался поступком певицы, с которой начиналась независимая украинская эстрада, а заодно и поведением Филиппа Киркорова, который, между прочим, является народным артистом Украины, а носит на пальце перстень с изображением (о, ужас!!!) самого Владимира Путина. Это не говоря уже о постоянных призывах (именно призывах!) к децентрализации — мол, вся Европа так живет — и одиозных воплях по поводу агрессии России.

Скажем «нет» войне

«Мы уже давно не смотрим телевизор, не слушаем новости — целый год одно и то же, — говорит мне местный врач. — Меня больше всего интересует, почему нам надбавки все сняли, а работы прибавилось. И мы не хотим войны. Я со многими больными общаюсь — и всегда их мучает один и тот же вопрос — когда война в Донбассе закончится? Как бы с ума всем не сойти». А с ума сойти сейчас на Украине — раз плюнуть, и не обязательно в зоне АТО: достаточно включить телевизор, в котором по всем каналам с утра до вечера показывают похороны погибших в Донбассе, и шизофрения вам обеспечена. Те же, кто еще не успел сойти с ума, живет мечтою о мире, и в Харькове, чьи районы стали зоной АТО, особенно. Ведь здесь традиционно сильны украинско-российские связи: кого ни спросишь, через одного — кум, сват, брат, сын — в России, кто на заработках, а кто уже и гражданин РФ.

И поэтому так болезненно на Слобожанщине относятся к тому, что строится великая «китайская стена», разделяющая наши народы, что железнодорожное сообщение между странами прервано...

Я хотела купить билет до Петербурга и услышала в кассе: «Прямые рейсы отменили». А на вопрос, как же мне быть, услышала несколько вариантов — лететь самолетом через Киев (в Харькове аэропорт закрыли из-за войны в Донбассе) или поездом через Белоруссию, трясясь в вагоне 30 часов. Но я решила ехать в Петербург через Москву и купить билет на украинский поезд, составленный из вагонов трех поездов: Сумы — Полтава — Харьков, экономя таким образом аж 8 часов.

В поезд ничего с собой не брала, хотя родственники уговаривали взять сало, горилку и конфеты, — слишком хорошо помню, как шерстили всех на таможне, а украинские пограничники вымогали деньги у мамы с ребенком, направлявшейся в Сумы и не знавшей, что надо иметь при себе «Заяву» — приглашение от принимающей стороны... Но по «незалежным» новостям сообщили, что в Сумах у свиней обнаружена чума и там ввели карантин, а по сарафанному радио, что в магазинах полно паленой горилки, и желание что-то из национальных продуктов взять с собой отпало. Да и потом никогда не знаешь, на каких таможенников нарвешься. В этот раз перерыли вещи у всех пассажиров в вагоне, только детей и одного мужика из полтавской деревни, который вез с собой в урне прах жены, чтобы захоронить его на земле ее родственников в Туле, оставили в покое.

Все это так нервировало, наводило на тяжелые мысли, вводило в депрессию, что, когда из окна вагона показались родные места, вздохнула с облегчением.

↑ Наверх