Газета выходит с октября 1917 года Saturday 25 мая 2019

«Хочу поблагодарить всех, кто нам помогает»

Вынужденные переселенцы устраивают детей в школу и ждут мира в Донбассе

В статье за 6 августа «Они надеются, что все наладится» «Вечёрка» рассказала о вынужденных переселенцах из Горловки Донецкой области — Ольге А. и ее двух сыновьях.

В Петербург они прибыли в июле — их уговорили приехать родственники, боясь за жизни своей племянницы с детьми, которые из-за обстрелов украинской армии вынуждены были жить в подвале. Но страшные дни с бомбежками, лопающимися от взрывной волны стеклами остались позади. Теперь молодая мама с детьми (младшему Станиславу идет шестой месяц, а Владиславу — 10 лет) живет в Северной столице уже второй месяц. Живут в ожидании 15 сентября. Именно в этот день Ольга должна получить талончик к специалисту на консультацию по вопросу о статусе беженца — раньше никак нельзя: слишком большое количество людей выбрались из горящих городов Донбасса в Петербург.

Владику из Донбасса нравится и Петербург, и новый классный руководитель Анна Павловна.

Уже имея статус беженца, можно будет хлопотать о российском гражданстве через год, а не через пять лет (по данным миграционной службы, в Петербурге общее количество беженцев с юго-востока Украины превысило 9,5 тысячи человек).

Родственники помогли беженке с детьми получить временную регистрацию на три месяца, после чего Ольга занялась устройством сыновей в поликлинику, а старшего — еще и в школу.

Молодую маму поразило, как оперативно сработал комитет по образованию Приморского района и руководство поликлиники. «Я пришла в школу №617, и директор Ольга Игоревна объяснила, что пятые классы переполнены, и дала распоряжение завучу отвезти меня в роно. Там все быстро уладили — назвали школу №253, куда я могу определить ребенка, — она в двадцати минутах ходьбы от дома, — рассказывает беженка. — С поликлиникой тоже проблем не было — детей осмотрели врачи, сказали, что они здоровы, но все равно надо сдать анализы. При этом объяснили, чтобы я не волновалась, что можно спокойно приходить на прием, если в этом появится необходимость, — мне дадут талончик к любому специалисту».

А 1 сентября Владик пошел в школу в новенькой форме, которую выдали в пункте гуманитарной помощи на набережной Черной речки.

Хотя собрать ребенка в школу оказалось проблемой — школьная экипировка стоит около 30 тысяч, а денег у Ольги нет.

Выручили сердобольные петербуржцы, волонтеры, среди которых особенной внимательностью к проблемам беженцев отличались Елена Коротаева, «Союз донбассовцев», — они принесли ей три мешка, где было все необходимое — портфель, форма, новейшая обувь, канцелярские предметы...

«Хочу поблагодарить всех, кто нам помогает, — мне самой не на что было бы купить детское питание, памперсы, теплую одежду для детей, собрать в школу старшего сына, — рассказывает Ольга. — Честно сказать, я не ожидала встретить такую отзывчивость».

Молодая мама пока не работает — сидит с полугодовалым Стасиком, надеется, что ей удастся пережить тяжелый период в Петербурге. Домой, в Горловку, она пока не собирается — не хочет рисковать, хотя там уже началось восстановление зданий, домов и школ — в одной даже 1 сентября прошла линейка. Но многие школы оказались разбомблены, и учебный год начнется не с сентября, а с октября — даже дневники уже откорректировали...

Конечно, у Ольги болит душа о родных и близких, которые остались в Горловке. Они ей каждый день шлют эсэмэски, из которых она узнает о том, что происходит с ее родителями, в каких условиях они вынуждены находиться, да и вообще, что происходит в самой Горловке. С ее разрешения мы приводим некоторые из них.

***

6 августа: «Еще живы. Новостей не знаем. ТВ не работает».

7 августа: «Бомбят. Нет электричества. На проспекте Ленина горят дома. Началась гуманитарная катастрофа».

8 августа: «Бомбят целый день. Электричества и воды по-прежнему нет. Взрывы страшные. Разрушения повсюду. Что будет ночью, трудно предположить. И сколько будет этот ужас длиться — неизвестно».

9 августа: «Пока живы...»

10 августа: «Бомбят с 4 утра. Перерыв и... снова бомбят. Света и воды до сих пор нет — каюк!»

14 августа: «Днем стало холодно. Интернет не подключен. Слышны взрывы в Калининском районе, а что будет ночью, не знаем».

15 августа: «С 6 утра снаряды летели на юг, а оттуда — ответные. Страх Божий!!!»

18 августа: «Привет всем! Сидели без связи, света и воды. Потом свет дали. Днем опять бомбили. Чего ждать — неизвестно».

19 августа: «Мы живы. Бомбят. Хотят нас уничтожить».

22 августа: «Появилась стационарная связь. Сейчас затишье...» 

В этих скупых сообщениях — то, чем живут сейчас люди не только в Горловке, но и в других городах Донбасса, находящихся под обстрелом украинских «Градов», «Буков» и «Точек У». Но об этом официальные сводки молчат — украинской пропаганде невыгодно, чтобы обыватель знал правду.

МЕЖДУ ТЕМ

По словам вице-премьера Ольги Голодец, в этом году в петербургские школы поступили более 800 детей украинских беженцев, а всего в российских школах будут обучаться 60 тысяч детей с юго-востока Украины.

↑ Наверх