Газета выходит с октября 1917 года Saturday 19 октября 2019

«Киев всеми силами тормозит расследование катастрофы»

Представитель Донецкой народной республики в России Андрей Родкин рассказал о позиции ополченцев

Авиакатастрофа малайзийского «Боинга-777», сбитого 17 июля в небе над Донецкой областью, окончательно перешла в плоскость политики. Мировой истеблишмент волнует не гибель трехсот находившихся в самолете пассажиров, а то, как трагедия повлияет на расстановку сил вокруг украинского кризиса. 

Президент Украины Петр Порошенко обвинил во всем ополченцев, обозвав их террористами, а президент США Барак Обама свалил произошедшее на Россию, якобы передавшую повстанцам современные зенитки… 

Андрей Родкин.


Как ситуация в Донбассе видится изнутри?

— Андрей Николаевич, с момента провозглашения Донецкой народной республики прошло почти четыре месяца. Насколько ее руководители уверены в успехе? Не собираются ли они сдавать позиции?
— А что, разве похоже, что собираемся сдавать позиции? Нет, напротив. К сожалению, из-за агрессии Киева речь идет главным образом буквально о позициях, то есть военных. В этом смысле положение крайне сложное по причине огромного численного превосходства противника, но в настоящее время мы достигли ряда успехов: окружены украинские группировки в донецком аэропорту и под Мариновкой. Так что военные перспективы есть. Главная боль — гибель мирных жителей, потому что каратели бьют по жилым кварталам.

Не забываем и о мирной жизни. Недавно премьер-министр Александр Бородай провел совещание по подготовке к зиме с руководителями коммунальных служб, готовимся к новому учебному году, строим сотрудничество с бизнесом. Работаем.

— Есть ли у ополченцев планы в случае военных успехов на территории республики продолжить наступление?
— Давайте сначала свое отвоюем. Это очень непросто. Но отвоюем. Пересчитаем точно погибших, восстановим инфраструктуру, вернем беженцев, создадим условия для нормальной жизни. Чтобы люди работали, отдыхали, любили, воспитывали детей. При этом — да, мы знаем, что наши братья в Харькове, Одессе, Херсоне, Николаеве, Запорожье тоже ненавидят киевскую хунту. Не исключаю, что будем помогать им, как именно — говорить рано. Новороссия — не просто громкий бренд, это реальность. И она не ограничивается ДНР и ЛНР.

А еще очень хочется надеяться на то, что братский славянский народ — украинцы — к тому времени переболеет за-брошенной к ним из-за океана нацистской инфекцией, прозреет и сам разберется с хунтой. США как друг Украины — это бред. Большая часть территории Украины — это часть русского мира, культурной и исторической общности людей, живущих в разных странах.

— Готово ли руководство ДНР к переговорам с руководством Украины о федерализации или будет добиваться статуса самостоятельного государства?
— У нас пока даже о перемирии говорить не получается. Даже для расследования гибели малайзийского «боинга». Между тем позиция нами неоднократно озвучена: мы будем использовать любую возможность достигать соглашения о прекращении огня, чтобы сохранить жизни мирного населения. А вот именно переговоры возможны при выполнении двух условий: вывод украинских войск с нашей территории и диалог именно с официальными лицами Киева, имеющими реальные полномочия. При этом мы понимаем, что мировая дипломатическая практика допускает этап предварительных неформальных консультаций, и мы вели их с Леонидом Кучмой, хотя он и не имел никаких официальных полномочий. Достигли соглашения о прекращении огня, которое не соблюдалось, а затем началось наступление украинской армии. Похоже, это Киев не хочет ни временного прекращения огня, ни переговоров о мирном урегулировании.

— Вокруг событий на юго-востоке Украины развернулась настоящая информационная война. С одной стороны находятся действующее руководство Украины, США, ЕС. С другой — Россия и большинство жителей ДНР и ЛНР. Кто, на ваш взгляд, побеждает сегодня в этом поединке?
— Против нас работает очень мощная пропагандистская машина, в ход идут не только информационные, но уже и такие методы, как, например, объявление СБУ в розыск российских журналистов. При этом есть ощущение, что Европа «начинает что-то подозревать». И не столь уж доверяет Киеву, Вашингтону, Лондону. О многом говорит и нежелание вводить экономические санкции против России. Ведь на самом деле кроме судеб Новороссии и Украины решается судьба Европы: будет она плестись в хвосте американ-ской политики и экономики или будет равноправным и взаимовыгодным партнером России и других центров многополярного мира.

— Можно ли сегодня обойтись без пропаганды?
— Мы бы в Донбассе могли обойтись без пропаганды — для нашего народа это действительно отечественная война. Обстрелы карателей сразу дают понимание, как обстоят дела: кто агрессор, кто льет кровь мирного населения. Но для противодействия враждебной пропаганде мы стараемся доносить до мирового сообщества свою позицию. Лучший метод — быть открытыми и говорить правду. В республике работает очень много ино-странных журналистов, они видят все своими глазами. Рано или поздно их услышат.

— Андрей Николаевич, а что скажете насчет использования черных пиар-технологий? Можете привести примеры самых одиозных?
— За примерами далеко ходить не надо. Это, скажем, сфабрикованные записи переговоров казаков, якобы сбивших малайзийский «боинг».

— А не хочет ли руководство ДНР завести себе некую Джен Псаки, чтобы она «включала дурочку» и поносила США и Обаму, как это делает представитель Госдепа?
— А вы уверены, что Псаки именно «включает»? Быть может, это ее естественная манера? Нет, мы не будем опускаться до уровня американских чиновников. А поносить США и Обаму, поджегших Украину,  — это у нас едва ли не все население, живущее под бомбежками и обстрелами, делает. Причем искренне и серьезно, абсолютно ничего не «включая».

— Украина обвинила в крушении «боинга» повстанцев ДНР и Россию. Какими аргументами обладает ДНР в пользу непричастности к атаке на самолет?
— Касаясь аргументов, что это не мы сбили: про отсутствие у нашего ополчения соответствующего вооружения сказано уже много и подробно. Как и о том, что ДНР это не выгодно ни с какой стороны (даже с военной — возможное перемирие на время расследования не позволит нашим вооруженным силам уничтожить окруженную под Мариновкой группировку противника). Сегодня, пожалуй, главным аргументом является то, что Киев всеми силами тормозит расследование катастрофы: не откликается на наше предложение временного прекращения огня и создания гуманитарной зоны в районе падения самолета, не отправляет на место международных экспертов, мотивируя опасностью военных действий, которые сам же приостанавливать не хочет. Абсурд, не находите? Иностранные журналисты, кстати, спокойно на месте работают. Очень похоже, что Киев делает все, чтобы правда не открылась.

Беседовал Александр Столяров
↑ Наверх