Газета выходит с октября 1917 года Thursday 18 июля 2019

Вячеслав Макаров: У каждого мужчины должен быть кодекс чести

«Настоящий полковник» дисциплинирует депутатов и чтит суворовское братство

Председатель Законодательного собрания Санкт-Петербурга Вячеслав Макаров — человек военный, имеет звание полковника. Вячеслав Серафимович — профессор Военно-космической академии им. А. Ф. Можайского. А еще он возглавляет петербургский парламент, в котором работает депутатом три созыва подряд (с 2003 года). И пожалуй, никто из коллег не может упрекнуть Вячеслава Серафимовича в предвзятости, невнимании, в нарушении регламента… Наоборот, депутатам импонирует такое отношение к делу «настоящего полковника» — они стараются вовремя приходить на заседания, действовать четко, говорить конкретно.


На вопрос о том, как ему это удается, Вячеслав Макаров поясняет: «Я считаю своим долгом организовать работу депутатов таким образом, чтобы результат нашей деятельности был максимально эффективным». Можно сказать, что нацеленность на максимальный результат — фирменный стиль Вячеслава Макарова.

В канун праздника — Дня защитника Отечества — Вячеслав Серафимович рассказал «Вечёрке» про свое армейское прошлое, про политику и про парламент.

— Вячеслав Серафимович, что значит для вас офицерский кодекс чести?
— У каждого настоящего мужчины должен быть свой кодекс чести, включающий верность слову и долгу, верность дружбе, взаимовыручку. Никогда, ни при каких обстоятельствах нельзя сдавать людей, которые верят в тебя. Офицер без такого кодекса просто не может служить своей стране. Ведь в случае вооруженного конфликта офицер поведет людей в бой, где они каждую минуту рискуют жизнью. Командир должен показывать пример мужества и ответственности.

— Недавно все мы стали свидетелями торжественной церемонии переезда Главштаба ВМФ в Петербург. Что еще нужно сделать для того, чтобы Петербург получил статус морской столицы России?
— Имя морской столицы Петербург получил и как одна из важнейших военно-морских баз на Балтике, и как центр российского кораблестроения. Возрождение традиций российских корабелов — одна из самых насущных задач нашего времени. Депутаты Законодательного собрания всегда принимали живое участие в судьбе Адмиралтейских верфей, Балтийского завода. Чтобы наш город с гордостью мог называться морской столицей, со стапелей петербургских верфей должны сходить самые современные боевые корабли, построенные с применением высоких технологий. Тогда мы сможем и на должном уровне поддерживать боеспособность флота России.

— В СМИ сейчас обсуждается ситуация с «Авророй»: будто к столетию революции — в 2017 году — легендарный крейсер отремонтируют и он сможет пройти по невскому фарватеру; Минобороны собирается выделить на это 7 млрд. руб. Как вы считаете, игра стоит свеч?
— «Аврора» — это не только символ революции, но и один из символов нашего города. Боевых кораблей тех лет в мире остались считаные единицы. Законодательное собрание, как вы знаете, обращалось в Министерство обороны с предложением не выводить крейсер из состава российских ВМС. И я рад, что министерство нашло средства для уникального корабля. На модернизированном крейсере призывники смогут заниматься не только сохранением музейной экспозиции, но и получать морскую подготовку.

— Министр обороны Сергей Шойгу объявил об изменениях в армии: военнослужащие получат современное обмундирование и вместо портянок появятся шерстяные носки, также обещают перейти на новую систему питания военнослужащих — «шведский стол», в казармах уже устанавливают душевые кабины... На ваш взгляд, это решит проблемы армии?
— Если бы проблемы армии сводились к питанию, обмундированию и казарменному быту, не было бы нужды назначать министром обороны такого опытного человека, как Сергей Кужугетович Шойгу. Конечно, эти меры улучшат условия службы, но ситуация-то гораздо серьезнее. Высшему военному руководству еще предстоит тяжелая работа. Во времена моей армейской молодости в Вооруженных Силах не было интриг. Не было национальных вопросов. Офицерское звание мы носили с гордостью, а сегодня профессия военного девальвирована. Мы должны вернуть престиж военной службы, чтобы молодые люди воспринимали ее как почетную обязанность и священный долг. Необходимо совершенствовать организационно-штатную структуру Вооруженных Сил, подготовку офицерских кадров.

— Сергей Шойгу также пообещал возродить в российской армии институт капелланов. Поможет ли это ослабить конфликты на национальной почве, искоренить дедовщину?
— Военные священники должны помогать верующим военнослужащим, которые имеют право на отправление религиозных обрядов, на помощь священнослужителя. Национальные конфликты далеко не всегда возникают на религиозной почве, а уж дедовщина и вовсе никакого отношения к вероисповеданию не имеет. Эти проблемы должны решать офицеры. Я прекрасно помню, что там, где были настоящие командиры, никакой дедовщины не было. От них зависит установление жесткой дисциплины, соблюдение воинских уставов и распорядка дня. Вообще я всегда был за профессиональную армию. Служить должны те, кто чувствует к этому призвание, для кого это является делом всей жизни.

— Одна из горячих военных тем — отказ от французских «Мистралей». Как вы считаете, насколько необходимо России закупать для нужд армии западную технику, иностранное оружие?
— Как вам известно, дискуссии о строительстве «Мистралей» еще продолжаются. По такому сложному вопросу решение должно приниматься с учетом программы развития Военно-Морского Флота и мнения специалистов. Вообще же принятие на вооружение иностранных образцов техники всегда сопряжено с громадным риском. Это вопросы обслуживания, обучения экипажей, взаимодействия с техникой российского производства. Убежден, что российские Вооруженные Силы должны оснащаться военной техникой отечественного производства, которая должна быть на уровне новейших достижений науки.

— Недавно вся страна отмечала 70-летие Сталинградской битвы, и многие ветераны высказались за переименование Волгограда в Сталинград, коммунисты уже собрали подписи — хотят провести референдум. Как вы относитесь к подобным акциям?
— В российском обществе сложное отношение к сталинским временам, и такое решение повлечет за собой горячие дискуссии и у многих может вызвать отторжение. Что же касается истории Великой Отечественной войны, о которой переживают инициаторы референдума, то я не думаю, что подвигу сталинградцев грозит забвение. Едва ли не ежегодно в России и за рубежом выходят новые исторические труды, посвященные Сталинградской битве. Память о тех великих испытаниях и славной победе останется в мировой истории и без переименования города. Гораздо важнее патриотическое воспитание нашей молодежи. Подрастающее поколение должно знать, как воевали их деды и прадеды и чем они жертвовали во имя Отечества.

— Теперь вопрос к вам как к законодателю. Когда вы стали спикером парламента, то все депутаты ощутили на себе ваши организаторские способности — заседания начинаются вовремя, повестка дня утверждается быстро, соблюдается регламент, мало стало прогулов. Этому вас армия научила?
— Конечно же, в армии нас учили твердой дисциплине. Но и в парламенте есть жесткий закон, который надо соблюдать, — это наш регламент, являющийся конституцией Законодательного собрания. Дело даже не в военной дисциплине — плох тот законодатель, который сам не соблюдает законы. Я благодарен коллегам за то, что они с уважением относятся к регламенту.

— Вы с детства знали, что такое дисциплина, благодаря учебе в Суворовском училище, а сейчас встречаетесь (переписываетесь) со своими друзьями-курсантами. Вспоминаете о суворовских традициях?
— Не только вспоминаю о годах в Суворовском училище и о традициях, но и стараюсь участвовать в различных мероприятиях и торжествах суворовцев. Так, в октябре прошлого года мы вместе с начальником департамента образования Минобороны РФ Екатериной Приезжевой открывали выставку достижений воспитанников суворовских училищ и кадетских классов. В ней участвовали ребята из Петербурга, Москвы, Твери, Уссурийска, Казани, Ульяновска, Екатеринбурга и других городов. Часто и с удовольствием играю с суворовцами в футбол и волейбол. Стараюсь привить им любовь к спорту, к здоровому образу жизни. Я горжусь тем, что играю с ними на равных, ни в чем не уступая.

— Часто говорят, что политика — грязное дело, в политике друзей нет. Вы согласны с этим? Есть ли у вас друзья в политике?
— Грязной политику могут сделать лишь сами политики. Если человек остается честным и порядочным, никакая грязь к нему не пристанет. Что же касается дружбы, то это чувство очень личное. В политике на первый план выходят единство взглядов, поиск согласия или компромисса между представителями различных партий и движений, концепции развития страны и государства. А дружим мы независимо от политических взглядов.

— Как относитесь к выражению генерала Франко: «Друзьям — все, врагам — закон»?
— Это циничное высказывание диктатора, аналогичное русскому «закон что дышло — куда повернул, туда и вышло». Как можно уважать того, кто устанавливает обязательные для всех законы и сам их не соблюдает?

— Можете сказать, что семья для вас — надежный тыл?
— Я считаю жену и дочерей своими главными союзниками. Они меня ни разу в жизни не разочаровали. Не помню, чтобы когда-нибудь повысил на них голос. А самые большие друзья — это мои замечательные внучки Катя и Ксения.

— Несмотря на вашу занятость в парламенте и в Академии имени Можайского, чему посвящаете свободные минуты?
— Для меня главный источник знаний и нравственных основ — бессмертные произведения классической литературы. Также читаю книги по истории России и Петербурга, воспоминания российских офицеров и полководцев. Всегда на досуге уделяю время занятиям спортом. В машине люблю слушать музыку — песни военных лет, русское народное творчество, спокойные блюзовые композиции.

— У вас три высших образования — военное, экономическое, юридическое. Можно сказать, что вы всю жизнь учитесь. Планируете освоить еще какие-то профессии?
— Первое мое призвание — это, конечно же, военная служба. А юриспруденции, экономике, государственному управлению надо было учиться, чтобы как следует исполнять свои обязанности депутата. Но я убежден — самая лучшая школа науки, знаний, высочайших технологических достижений — это советские военные академии.

— Что значит для вас Петербург?
— Петербург — великий и прекрасный город, обладающий своей особой аурой. Невозможно жить в нем и не любить его всем сердцем. Каждый камень здесь напоминает о славной истории нашей страны. Все мы, а представители власти особенно, несем ответственность за сохранение Санкт-Петербурга, его неповторимого облика, особой культуры его жителей.

 

↑ Наверх