Газета выходит с октября 1917 года Monday 23 января 2017

«Кто согласен воевать не на фронте, а в тылу врага — шаг вперед»

27 сентября 1941 года был создан Ленинградский штаб партизанского движения

Второй фронт — так называют историки движение партизан и подпольщиков в тылу врага. В Ленинградском регионе (объединявшем во время войны нынешнюю Новгород­скую, Псковскую, Ленинградскую области и часть других) немцам противостояли 13 партизанских бригад — 35 тысяч человек. За три с половиной года они пустили под откос 1106 эшелонов фашистов, взорвали 3 тысячи мостов, уничтожили более 100 тысяч солдат и офицеров врага.

В 1943 году для охраны железных дорог немцы были вынуждены бросить против ленинградских партизан 12 полнокровных дивизий, сняв их с Ленинградского и Волховского фронтов.

Первые 18 тысяч добровольцев

В массовом сознании партизанское сопротивление — это почти всегда что-то стихийное. Ушли в лес жители деревни. Объединились вместе отрезанные от своих красноармейцы… Между тем партизаны — это в первую очередь организованность и единое командование. Специальные группы подготовленных людей проникают на оккупированную территорию, налаживают связь с местными жителями, принимают в свои ряды новых людей и начинают выполнять приказы, поступающие из центра.

С призывом разворачивать партизанскую и подпольную борьбу советское руководство выступило уже спустя 7 дней после начала войны. В этот же день из города на Неве за линию фронта был заброшен один из первых таких отрядов — студентов-лесгафтовцев во главе с преподавателем Дмитрием Косицыным: на территорию Ленинградского региона немецкая армия ступила уже 27 августа. За ним в тыл ушли студенты Горного института, Государственного университета, Академии художеств.

29 июня в Ленинграде организовали Штаб народного ополчения: регулярных войск не хватало, нужна была помощь. Добровольцев, в том числе партизан, набирали на предприятиях, в учебных заведениях. «Кто согласен воевать не на фронте, а в тылу врага — шаг вперед!» — следовал призыв, когда новобранцы строились. 

Осенью 1941-го в Ленинграде было сформировано 7 партизанских полков — 18 тысяч человек. Командирами их чаще всего становились опытные военные — кадровые офицеры, чекисты. К весне 42-го из 18 тысяч в строю остались только 3 тысячи человек. Остальные либо вынужденно вышли обратно, либо были пойманы и отправлены в конц­лагеря, большинство — погибло.

«Один день на проход поездов, три — на ремонт путей»

Ленинградский штаб партизанского движения возглавил Михаил Никитин. Отсюда, из Северной столицы, производилась координация действий отрядов, их снабжение, обеспечение оружием. Бригады сосредотачивались у железнодорожных линий. Так, одна из крупнейших бригад — 5-я, командиром которой был Константин Карицкий, перекрывала «железку» из Луги на Псков и на Дно. 3-я, под командованием легендарного командира Александра Германа, контролировала линию Дно — Псков.

Задачи, которые ставились перед отрядами: диверсии, подрыв каналов снабжения, сбор данных о дислокации и перемещениях противника, противодействие вражеской пропаганде, в том числе с помощью листовок, которые чаще всего расклеивали дети и подростки.

Вот, к примеру, какие приказы 2-й и 5-й бригадам приводит в своей книге «Репортаж из-за линии фронта» Марк Фрейдзон: «Путем максимальных действий исключить любую переброску живой силы и техники на участке Псков — Луга. Разведать дислокацию аэродромов и установить количество и типы самолетов. Организовать разведку городов Псков, Луга, Гдов с целью установления количества войск в гарнизонах, мест складов…»

Нередко необходимо было ликвидировать конкретного человека, будь то наместник или немецкий офицер. Известно, что охота шла и на предателя Власова, и несколько раз партизаны выходили на него, но абверу (фашистской контрразведке) каждый раз удавалось увести генерала из-под удара.

В 1943 году, в разгар «рельсовой войны», Гитлер вынужден был перебросить против партизан Северо-Запада только для охраны железных дорог сразу 12 полнокровных боевых дивизий, сняв их с Ленинградского и Волховского фронтов. Марк Фрейдзон приводит в своей книге следующие слова из письма немецкого обер-ефрейтора Генриха Флейснера: «Я не в состоянии сегодня много писать, так как вернулся из сумасшедшей поездки. Я своими глазами увидел, сколько мостов взорвали партизаны». Другой боец — ефрейтор Фриц Копец — жалуется: «Поезда идут один в день, а три дня приходится ремонтировать путь. Бои с партизанами становятся все тяжелее. Вагоны с нашими солдатами идут под откос. Убитых и раненых слишком достаточно...»

«Следовать парадным маршем в Ленинград!»

В августе 1941 года на захваченной немцами территории, на стыке Псковской и Новгородской областей, появился Партизан­ский край — огромная область, на которой действовала советская власть (подобный край существовал и в Белоруссии). В него входило около 400 сел и деревень, он был мощной базой сопротивления врагу. Частично подавить его немцам удалось только через год. Но уже в 1943-м в регионе появилось еще три аналогичных Партизанских края.

Беспрецедентным случаем в мировой истории стала доставка партизанами продовольственного обоза в осажденный Ленинград в марте 1942 года. Собрать, пробиться сквозь фронт и доставить в голодный город удалось 223 подводы, больше 3 тысяч пудов продуктов.

В 1943 — 44 годах, когда фашисты стали массово угонять мирных жителей в рабство, одной из ключевых задач партизан стало освобождение людей. Всего было вызволено около 100 тысяч человек. В один день удалось освободить сразу три таких железнодорожных эшелона…

Освобождение Ленинградской области в нынешних ее границах (за исключением Выборга и Приозерска) состоялось в конце февраля 1944 года. Тогда же из штаба поступило распоряжение: «Следовать парадным маршем в Ленинград!» 6 марта отряды победителей прибыли в освобожденный город.

***

«Самые трудные физические перегрузки пришлись в начальный период пребывания в тылу. Каждый боец при выходе за линию фронта нес на себе личное оружие, 300 штук патронов, 5 гранат, финский нож, взрывчатку, запасную пару белья, мыло, запас продуктов на 10 дней и еще десяток мелочей. В общей сложности 30 килограммов груза. И это на лыжах, по целине, часто ночью. Даже мы, физически подготовленные люди, выматывались до предела. И это при отсутствии нормального питания. Десятидневный запас мы растягивали на 20 дней, а затем голодали. Жили на болотных островах в шалаше, вечно мокрые и простуженные...»

Из воспоминаний партизана-чекиста Евгения Телегуева

Кстати

«В 2015 году много сделано для увековечивания памяти ленинградских партизан. Большую роль в этом сыграло правительство Ленобласти. Принят закон о знаменательных и памятных датах. 29 марта (в этот день в 1942 году ленинградских партизан принимали в Смольном) официально стало Днем славы ленинградских партизан. Закон подписан был в присутствии нескольких ветеранов. В знак благодарности партизанам-интернационалистам из Испании и других стран под Лугой установлен памятный камень. Издано несколько книг, в том числе «Репортаж из-за линии фронта» М. Фрейдзона (в 5-м издании). Сотни памятников и монументов приведены в достойное состояние».

Исследователь партизанского движения Ленобласти Александр Веретин

Фото предоставлено Марком Фрейдзоном
↑ Наверх