Газета выходит с октября 1917 года Tuesday 19 ноября 2019

Лечись или сиди в тюрьме?

Мнения специалистов о необходимости уголовной ответственности за употребление наркотиков разделились

Ввести уголовную ответственность для наркоманов на этой неделе предложила Федеральная служба по контролю за оборотом наркотиков (ФСКН). Сразу оговоримся, что законопроекта как такового в печатном виде пока нет. Обсуждается лишь его идея.

Следственный департамент ФСКН предлагает привлекать к уголовной ответственности за употребление наркотиков каждого, кто больше двух раз за год был привлечен за это нарушение к ответственности административной. Причем человека ставят перед выбором: добровольное лечение или заключение на срок до двух лет (как вариант — исправительные работы). Мера касается употребления абсолютно любых наркотиков. Конечно, тут возникает множество вопросов. Можно ли в таком разрезе назвать лечение «добровольным»? Спасет ли заключение в изоляторе от наркомании? Не получится ли так, что отказ от лечения для наркомана станет своеобразным узаконенным самоубийством? За чей счет и в каких условиях будут содержать наркоманов в российских тюрьмах? И правомерно ли с юридической точки зрения привлекать за одно и то же деяние сначала к административной, а потом еще и к уголовной ответственности? «Вечерний Петербург» задал эти вопросы экспертам в области медицины, законотворчества и борьбы с наркоманией.

Мы уже это проходили в советские времена
Надо сказать, ранее в Уголовном кодексе России существовала статья, предусматривающая уголовную ответственность за употребление наркотиков. Активно ее использовали во времена СССР, но позже отменили из гуманистических и прочих соображений. Впрочем, фактически уголовная ответственность для наркоманов сохранилась!

— Косвенный запрет на употребление наркотиков в российском законодательстве существует и сегодня, — поясняет доцент кафедры конфликтологии СПбГУ и эксперт по антинаркотической политике Георгий ЗАЗУЛИН. — Если объединить все статьи с запретами на оборот и хранение, то станет ясно: в России к наркотикам законно даже прикоснуться невозможно.
И по мнению Зазулина, уголовная ответственность не решит проблему наркомании. Также идея введения уголовной ответственности показалась сомнительной и другому петербургскому эксперту, вице-президенту Международной коллегии адвокатов Игорю КУЧЕРЕНКО.

— Это неэффективно и не может дать никаких результатов, — высказал свое мнение Кучеренко. — Лучше бы ФСКН повнимательнее заглянула в каналы сбыта, в особенности в афганский. Известно, что оттуда идет огромный трафик наркотиков, и, боюсь, немало чиновников и полицейских отлично знают, кто и как везет оттуда наркотики...
Кучеренко вспомнил и советские времена, когда он носил погоны милиционера и занимался наркологическим направлением. Тогда многих наркоманов, как и алкоголиков, забирали в ЛТП (лечебно-трудовые профилактории). Там их держали примерно на тех же условиях, которые грозят нынешним наркоманам в случае принятия законопроекта.

— Выйдя из ЛТП, они зачастую не успевали дойти до соседней улицы, сразу же принимали дозу или выпивали водки, — вспоминает Игорь Кучеренко. — Их тут же увозили назад в ЛТП, затем выпускали и вскоре снова забирали. Замкнутый круг.
Кучеренко добавил — мол, порой ему кажется, что наркозависимые и сотрудники структур, призванных им помогать, живут в каких-то разных мирах. Так, сейчас административный штраф за принятие наркотиков составляет 4 или 5 тысяч рублей.
— Ясно, что мало кто из наркоманов пойдет этот штраф выплачивать, — недоумевает Кучеренко. — И даже если у него вдруг появятся несколько тысяч рублей, несложно догадаться, на что он их потратит. Уж точно не на выплату штрафа.

Помогут радикальные меры и контроль общественности?
То же и с 15 сутками ареста. После выхода из изолятора, лечебницы или, по новому законопроекту, из тюрьмы наркозависимого ждет все та же компания, та же квартира, то же отсутствие работы. Социальной реабилитации в России практически не существует. Ее, как правило, осуществляют общественники. Впрочем, многие из них идею введения уголовной ответственности как раз-таки восприняли позитивно.

— Рад, что сейчас законодатели осознали, наконец, что победить наркоманию можно только жесткими мерами, — прокомментировал «Вечернему Петербургу» ситуацию Виталий ТРОФИМОВ, вице-президент Гражданской ассамблеи Северо-Запада, которая сейчас разрабатывает превентивные меры в борьбе с нарастающей наркотизацией петербургских школ. — В странах, больше всего пострадавших от наркотиков, только радикальные меры помогли изменить ситуацию. В Иране наркоторговцев публично казнили. В Китае действует принцип «Лечись или в тюрьму». У нас ситуация также ухудшается, и то, что правами наркоманов жертвуют в пользу борьбы с наркотиками, — это огромный шаг вперед.

Общественники, которые участвуют в рейдах по наркопритонам, рассказали «Вечернему Петербургу», что каждый второй наркоман промышляет распространением наркотиков. И явно не хватает законных способов привлечь его к какой-либо серьезной ответственности.

Подтверждают это и цифры. По разным оценкам, в России от 2,5 до 5 миллионов человек употребляют наркотики. Отдельные эксперты и вовсе говорят о 6 миллионах. При этом лишь около 100 тысяч человек в год осуждаются за преступления, связанные с наркотиками. И только около 30% из них попадают в тюрьму,  остальные получают срок условно. Еще около 150 тысяч человек за год привлекают к административной ответственности. Такие цифры в петербургском пресс-центре «РИА Новости» на телемосте с Москвой огласил один из разработчиков закона, руководитель следственного департамента ФСКН Сергей ЯКОВЛЕВ.  Также он сослался на зарубежный опыт.

— Подобные законы действуют более чем в 20 развитых странах, среди которых Швеция, Англия, Шотландия, Испания и другие, — отметил Яковлев.
Особенно интересна система привлечения наркоманов к уголовной ответственности в Италии. Там наркозависимых лечат в больницах и центрах при тюрьмах, а финансируются эти лечебницы в основном за счет денег, изъятых при задержаниях наркобаронов. В России же по предварительным планам оплата лечения наркоманов ляжет на наши с вами плечи как налогоплательщиков. Деньги будут выделять из бюджета. Также немалую ставку делают на общественные организации и социально ответственный бизнес.

Принудительное лечение — не панацея
Медики ставят под сомнение возможность принудительного лечения. Так, директор Медицинского центра по лечению наркологической и алкогольной зависимости Михаил ЗОБИН уверен, что наркомания — заболевание хроническое, и статистика показывает, что лечится оно только при большом желании как самого больного, так и всего его окружения. Куда важнее участвовать в международных программах по снижению вреда наркомании, но Россия их игнорирует. На вопрос «Вечернего Петербурга», не увеличится ли количество смертей наркоманов в тюрьмах, Зобин ответил утвердительно.

— Безусловно, количество смертей наркоманов вырастет, если для них будет введена уголовная ответственность, — заверил он. — Со всех точек зрения, и с медицинской в особенности, этот подход поверхностный. Понятно, что полностью перекрыть поступление наркотиков в изоляторы до сих пор не получилось. Всем известна и инфекционная ситуация в российских тюрьмах.

К тому же в связи с нашумевшими событиями в Казани специалисты опасаются, как бы правоохранительные органы не принялись бороться с наркоманией методом истребления.

— Учитывая методы работы низовых подразделений, я бы усомнился в пользе заключения наркозависимых под стражу, — говорит правозащитник и правовой аналитик Дамир ГАЙНУТДИНОВ. — Что касается принудительного лечения, то результаты исследований, которые легли в основу работы Всемирной организации здравоохранения с проблемой наркозависимости, показали: оно неэффективно.

Пока мнения экспертов разделяются, и к каким из них прислушаются в ФСКН, будет видно по итоговой формулировке законопроекта. Интересно, что молодые активисты, которые работают непосредственно с наркозависимыми людьми, помогают лечить их и реабилитировать, отмечают одно: в России для этих людей нет альтернативы «кайфу». И похоже, что чиновники увидели такой альтернативой тюрьму.

↑ Наверх