Газета выходит с октября 1917 года Thursday 18 июля 2019

«Лед пробиваем или с разбега, или враскачку!»

Корреспонденты «Вечёрки» прокатились по Неве на ледоколе

Не привыкли мы, что такого типа суда обитают в Северной столице. И правильно. Единственный сегодня на весь Петербург ледокол появился в нашем городе всего три года назад — его построили на заводе «Алмаз», причем специально под местную специфику: компактный, с опускающейся рубкой, он может подныривать под неразведенные мосты. Основное предназначение этого тяжелого кораблика — предотвращать зажорные наводнения.


Нерукотворные плотины

Приземистый, пыхтящий дизельными двигателями ледокол «Невская застава» отчаливает от набережной Малой Невы. Впереди — обширное белое поле, и даже пробитый накануне фарватер давно замерз и похож на костяной панцирь.

Упрямый нос судна врезается в ледяную кромку, и мы потихоньку вползаем в замерзшую акваторию. Сразу чувствуется особый ход машины: она не скользит, а именно пробивается, будто сильный и настырный зверь сквозь бурелом, оставляя после себя распаханную просеку.

Капитан корабля Алексей Крылов.

— Пройдем до Володарского моста, посмотрим, есть ли заторы, — говорит капитан корабля Алексей Крылов. — Они в основном у опор мостов или у других искусственных ограждений образуются. Наслаивается лед, возникает пробка, вода уходит выше, возникают угрозы подтоплений...

Явление это называется зажоры. В нашем регионе оно наблюдается в основном во время ледостава. Так как в этом году зима наступила поздно, то ледокольная работа началась как раз в середине января.

Оказывается, на невском льду кипит жизнь.

— Шуга, то есть ранняя ледяная каша, скапливается у речных заграждений, — рассказывает нам специалист отдела координации аварийных работ Геннадий Керенков, который тоже на борту. — Когда температура воздуха падает и встает настоящий лед, он толкает шугу вниз, на глубину. Русло реки забивается. Вместо обычных 50 — 70 сантиметров толщина льда в таких местах достигает 3 — 4 метров. Вода, теснимая льдом, ищет себе выход. И находит его в нескольких километрах выше по течению — в Колпинском и Невском районах.

Там, по словам специалиста, набережные ниже, да и уровень реки более высокий. Вода разливается, выходит из берегов. Подтопления достигают трех метров.

Между чайкой и собакой

Мы идем со скоростью 8 узлов, то есть примерно 15 километров в час. Когда выходишь из рубки на палубу, первое ощущение, что ты не в городе (и тем более не в его центре), а действительно где-то на периферии, на севере. Город, живущий своей жизнью по обе стороны Невы, кажется отсюда маленьким и ненастоящим. Бушуют ветреные потоки. Мимо непрерывной картинкой проплывают причудливые снежные образования. Стоит скрипучий гул, будто десятки ног бегут по железной крыше, и, кроме этого грохота, не слышно ничего — это ломается лед. А за кормой кипит, взрываясь бурунами и фонтанами, полная осколков, под паром, вырывающаяся из плена вода...

В одном месте с замерзшей Невы вдруг поднимаются в небо сотни чаек — мы попали в место их скопления. В другом на пути машины возникает темное пятнышко. Приближаясь, видим — собака! Из-за прозрачной скалы появляется другая. Худые, они бегут, перепрыгивая неуклюже через ледяные препятствия, останавливаясь на безопасном расстоянии, глядя на проходящую мимо железную глыбу...

Взятие пробки на таран

Ледокол идет спокойно. Речники уже говорят, что заторов на сегодняшнем отрезке, вероятно, не встретится. Но вот судно тормозит, будто утыкается во что-то. Капитан дает задний ход, потом полный вперёд, и мы с налета снова врезаемся в невидимое препятствие.

Судно слегка пошатывает. Оно ходит вправо, влево, наваливаясь на лед, продавливая его, шаг за шагом продвигаясь вперед. Во время такой качки наружу выходить не рекомендуется — не дай бог вывалишься за борт.

За бортом ледокола — ледяная крошка и клубы пара: вода намного теплее воздуха.

— Так и пробиваем, — добавляет в усы капитан, привычно дергая рычажками, — или с разбега, или враскачку. Тут небольшой затор, быстро управимся. А если он метров 150 длиной — часа 3 — 4 на это дело уходит.

Пробка отнимает у нас минут 15. Дойдя до нужного моста, разворачиваемся и идем назад. Следующий выход в рейс у экипажа — через несколько дней, в зависимости от ледовой обстановки и погоды. Обратно ледоколик идет легко и ходко. По обе стороны проплывает удивительный «арктический» пейзаж…

«Невская застава» — многофункциональное судно. Помимо пробивки льдов оно может выполнять еще несколько важных задач — собирать нефтяные разливы и тушить пожары. На борту имеется ковшовый нефтесборщик: за 3 года работы его приходилось использовать по назначению несколько раз. Также есть две пожарные пушки (горизонтальная струя воды из них достигает 80 метров), в запасе имеется 10 тонн пены: использовать это оборудование пока приходилось только на учениях. Длина ледокола — 41,5 м, осадка — 3,8 м, мощность — 5 тысяч лошадиных сил.

↑ Наверх