Газета выходит с октября 1917 года Tuesday 20 октября 2020

Лекарства есть, диагностика есть, но туберкулез не сдается

Специалисты назвали основные причины существования в Северной столице опасного заболевания

 

В России появилось новое, более эффективное лекарство от туберкулеза — пер-хлозон. Об этом заявил главный фтизиатр страны Петр Яблонский на семинаре, посвященном проблемам туберкулеза. Но одного этого недостаточно, чтобы говорить о быстрой победе над этой болезнью, когда Россия находится на 13-м месте среди 22 стран, наиболее активно распространяющих туберкулез. 

Все приезжие должны получать такое же медобслуживание, как и местные жители


Диаскин-тест точнее, но применяется не везде

Главный фтизиатр отметил, что столь непочетное место в компании Индии, Китая, Нигерии, Афганистана и прочих неблагополучных в отношении туберкулеза стран Россия заняла благодаря разности статистического учета, который используется на Западе и у нас. Если сравнить конкретные показатели, то в Санкт-Петербурге ситуация не хуже, чем в Лондоне, — 57 заболевших на 100 тысяч населения, в то время как в Лондоне в некоторых районах она достигает 120. Для сравнения: в Финляндии эта цифра составляет 6.

Но все же, если говорить о ситуации в целом, она заметно улучшилась по сравнению со сложными 90-ми, когда на здравоохранение отпускалось катастрофически мало средств. Сегодня число заболевших уменьшается, а финансирование диагностики и лечения растет год от года. По словам Петра Яблонского, количество средств, выделяемых на борьбу с чахоткой, в 2012 году достигнет 8 млрд. рублей, а к 2015-му — 15,4 млрд. рублей. В 2010 году была принята программа раннего выявления и лечения туберкулеза, и в настоящее время медики и менеджеры от медицины думают над тем, как заставить работать программу более эффективно. Одна из главных задач сегодня — быстрое и точное выявление заболевших. Существующие методики с этой задачей справиться не могут. В результате половина из 80 тысяч «туберкулезных» коек занята больными с неподтвержденным диагнозом. Например, всем известная реакция Манту откровенно проигрывает в точности диаскин-тесту, разработанному нашими медиками пять лет назад. О чем убедительно говорит пример, приведенный главным фтизиатром: реакция Манту дала положительный результат у 2 миллионов 187 тысяч детей. Диаскин-тест определил, что действительно заболели среди них лишь 9244. Между тем по непонятным причинам этот тест еще не используется повсеместно.

Еще одна серьезная проблема — рост больных с лекарственно устойчивым туберкулезом. В Петербурге их число составляет 20% от всех больных туберкулезом. Ранняя диагностика этих заболевших наиболее важна для профилактики заражения здоровых людей. Марина Шульгина, руководитель отдела лабораторной диагностики научно-исследовательского института фтизиатрии, рассказала участникам семинара, что в скором времени станут обязательными молекулярно-генетические методы исследований при диагностике туберкулеза. Это даст возможность диагностировать лекарственно устойчивые формы туберкулеза через 4 дня после поступления пациента в стационар. А через месяц врачу уже будет известно, к каким именно препаратам возникла устойчивость. В настоящее время чуть более половины существующих лабораторий могут выполнять такие исследования. В течение пяти лет все лаборатории должны быть переаттестованы в соответствии с новыми требованиями.

Лечебницы или «заразницы»?

Серьезное внимание необходимо обратить и на сами противотуберкулезные больницы. 48% региональных противотуберкулезных диспансеров не соответствуют нормам СанПиНа, а некоторые из них, по выражению Яблонского, можно скорее назвать «заразницами», чем лечебницами. Например, в Калининграде шло строительство диспансера с одним туалетом в конце коридора, общей столовой и комнатой для отдыха, что совершенно недопустимо для учреждений такого типа.

Главный врач городского тубдиспансера Владимир Жемков считает, что необходимо в корне изменить отношение к расположению городских туберкулезных стационаров. Неправильно, что больные туберкулезом, особенно лекарственно устойчивые, лечатся в центре мегаполиса, где могут заразить большое количество людей. Они должны находиться на лечении за городом, в изолированных лечебницах, считает Владимир Жемков. Также Жемков обратил внимание на проблему отказа больных от лечения. Многие больные самовольно прерывают лечение, уходят из больницы, в результате чего их состояние ухудшается, а вместе с этим и возрастает опасность для окружающих. Поймать сегодня палочку Коха может буквально любой гражданин, независимо от достатка и социального статуса, — в транспорте или супермаркете. Между тем больной, имеющий открытую форму туберкулеза, способен за год инфицировать от 40 до 50 человек. Владимир Жемков подчеркнул, что вокруг таких людей должна возникнуть атмосфера нетерпимости и пришло время для принятия законодательных актов, регламентирующих этот вопрос.

Помощник начальника Управления ФСИН по Санкт-Петербургу и Ленинград­ской области Елена Кузнецова начала свое выступление со слов, что тюрьма и колония — не рассадник туберкулеза, а скорее фильтр, где туберкулез выявляется впервые. По словам Петра Яблонского, 89% больных туберкулезом выявляется, когда осужденные попадают в места заключения. В СИЗО и колониях заболевают чуть более 10% от числа всех больных туберкулезом в местах лишения свободы. Всего в исправительных учреждениях Петербурга и области содержатся 14 тысяч человек, из них больны туберкулезом — триста. Проблемы обостряются, когда больные освобождаются. По статистике, 30% из них не хотят лечиться дальше. 

Каждому мигранту — форму №86!

Начальник УФМС России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области Елена Дунаева остановилась на вкладе мигрантов в туберкулезную карту России. 

Проблема заключается в том, что большинство иностранцев приезжают к нам из стран, где профилактические осмотры и прививочные компании давно сошли на нет. В результате в мигрантской среде количество заболеваний туберкулезом гораздо выше, чем среди коренного населения: в Петербурге 299 заболевших на 100 тысяч. Некоторые из них привезли болезнь с родины, другие заразились здесь. Уменьшить число туберкулезных мигрантов можно, введя обязательные медицинские страховки, которые должны быть получены в странах, откуда приезжают иностранцы. Прогрессивный опыт имеется в Таджикистане, где гражданам выдают так называемую 86-ю форму, в рамках которой необходимо сдать кровь и пройти флюорографию.

Распространению туберкулеза и иных заболеваний со стороны мигрантов во многом способствуют и наши соотечественники. Происходит это по налаженной схеме. Если иностранный гражданин по каким-то причинам не может получить разрешительные документы на работу, у него есть право находиться в России 90 суток. Для этого достаточно встать на миграционный учет. Как правило, они находят работу у недобросовестных юридических или физических лиц, которые принимают мигранта без каких-либо разрешительных, а соответственно, и медицинских документов. По мнению Елены Дунаевой, нужно ставить вопрос о персональной ответственности каждого. Нормальный гражданин не имеет права зарабатывать на безопасности своего народа и своих близких.

 

↑ Наверх