Газета выходит с октября 1917 года Wednesday 28 октября 2020

Лучшие друзья женщин, а тем более — императриц

В ювелирной истории Северной столицы появились новые страницы

В издательстве «Лики России» вышла книга Уллы Тилландер-Гуденйелм (на фото) «Драгоценности императорского Петербурга». Издание, выпущенное ранее на английском языке тиражом 2000 экземпляров, практически распродано. Тираж русского варианта — всего 500 экземпляров.


Роскошный альбом едва удержишь в руке: 300 страниц иллюстраций и увлекательного текста. Главы книги разделены по эпохам и стилям: от Елизаветы Петровны до Николая II, от Позье до Фаберже и Болина, от ампира до модерна. Ведущие петербургские и европейские музеи, аукционные дома, а также коллекционеры из Финляндии и России без колебаний предоставляли иллюстрации и раритетные ювелирные украшения для фотосъемок. Такова репутация Уллы Тилландер — ювелира, доктора наук, блестяще защитившей диссертацию по теме «Наградная система Императорской России», консультанта ведущих ювелирных аукционов, автора многих книг по ювелирному искусству.

Драгоценные истории

Книга дает представление о том, как развивалось ювелирное искусство в дореволюционном Петербурге, как менялись стили, какие украшения были в моде в определенные периоды. Но возможно, самый большой ее плюс в том, что здесь описаны судьбы людей, связанных с этими украшениями, — иногда безымянных, но большей частью известных.

Например, история блистательной Авроры Карамзиной, которая потеряла любимого незадолго до свадьбы и через несколько лет по настоянию императрицы Александры Федоровны вышла замуж за графа Демидова, много старше себя. А в качестве свадебного подарка получила легендарный бриллиант «Санси», который позже была вынуждена продать, чтобы оплатить карточный долг сына.

Заслуживают внимания воспоминания Феликса Юсупова о своей матери, княгине Зинаиде Николаевне Юсуповой, наследнице самого большого состояния в России, обладательнице уникальной коллекции ювелирных украшений, и об экстравагантной бабушке, княгине Зинаиде Ивановне Юсуповой, которая, по словам внука, «была писаная красавица, жила весело и имела не одно приключение». После революции при обыске в петербургском доме Юсуповых в покоях бабушки нашли потайную дверь, а за ней — мужской скелет в саване. Кто был тот несчастный — история умалчивает.

Любопытный эпизод изложен в воспоминаниях анонимного мемуариста о самой элегантной даме в Петербурге начала XX века княгине Ольге Константиновне Орловой, племяннице знаменитого генерала Скобелева. В первые годы замужества княгиня была слишком худа, а ее муж — тучным. На придворном балу какой-то шутник назвал князя и княгиню «плоть и кость». На следующий день эта фраза облетела весь Петербург.

В неловкие ситуации попадали и венценосные особы. Шведский король Густав III, находясь в Санкт-Петербурге с неофициальным визитом в июне 1777 года, среди многих подарков получил от Екатерины II роскошную трость, набалдашник которой был украшен огромным бриллиантом-солитером. Правила этикета требовали ответного равноценного дара, а запас драгоценностей, привезенных из Швеции для подарков, подходил к концу. Тогда Густав истребовал так называемый «Рубин Цезаря» из коронной сокровищницы, хотя даже король не мог сделать это без разрешения правительства. Роскошный кулон, похожий на спелую малину, весом в 226 карат был преподнесен Екатерине Великой. Правда, позже рубин оказался турмалином, но это уже другая история.

Финский след

Показательно, что провенанс каждой драгоценности основан на проверенных фактах. Это результат кропотливой работы в архивах. Госпожа Тилландер подчеркивает: немалую помощь в этом деле ей оказали коллеги из издательства — Галина Корнева и Татьяна Чебоксарова. Но есть еще один немаловажный аспект. Как сказал на презентации в Российской национальной библиотеке директор издательства Юрий Шелаев, на многих страницах этой книги записаны генетические коды семьи Тилландеров. И это не пустые слова.

Прадед Уллы Александр Эдвард Тилландер приехал на берега Невы, будучи 11-летним мальчиком. В то время Петербург процветал, и многие ремесленники рвались сюда за лучшей долей. Юный Тилландер не состоялся как парикмахер и поступил на работу в ювелирную мастерскую Хольштениуса в Царском Селе. Упорный труд, способность к учению, удача — все это вкупе помогло открыть мастерскую на Большой Морской, 28. Мастерская со временем выросла в процветающую компанию, развитие которой на время прервала Октябрьская революция. Тилландеры смогли вернуться в Финляндию и продолжили свое дело на родине.

Ювелирные истории петербургского периода передавались в семье из поколения в поколение. Улла лично знакома и со многими потомками русской аристократии, родственники которых вывезли драгоценности за границу, и с финскими обладателями царских ювелирных подарков. Она рассказывает, что для людей того времени это были в первую очередь материальные свидетельства ушедшей эпохи, которые и сегодня бережно хранятся в их семьях. И таких свидетельств немало.

Как известно, из всех русских царей чаще всего посещал Суоми Александр I. Гостиниц в то время не было, император со свитой останавливался в частных домах. Будучи благодарным, он дарил драгоценности людям, оказавшим ему госте-приимство. Так, например, во время поездки Александра I в Оулу в 1819 году по приказу императора хозяевам были выданы 15 бриллиантовых колец, 6 драгоценных фермуаров, 2 бриллиантовые застежки для пояса, крест с бриллиантами, пара бриллиантовых серег, 3 золотые табакерки, один драгоценный гребень, 5 золотых часов и 3 золотые медали. В местечке Тохмаярви ночлег императору предоставил местный священник. Его жена в благодарность за хлопоты получила драгоценную брошь, а в ответ преподнесла царю северный деликатес — банку варенья с княженикой. Участник той поездки писал, что на обратном пути государь беспокоился, чтобы варенья осталось как можно более надолго: так оно ему понравилось.

Самый сильный финский аккорд в книге — история об Альме Пиль, создательнице дизайна знаменитого и, на взгляд автора этих строк, самого красивого пасхального яйца, выполненного фирмой Фаберже, — «Зимнего яйца». Альма Пиль родилась в Москве в ювелирной семье Хольмстрём, и выбрала для себя ту же профессию. Когда ей исполнилось 20, Альберт Хольмстрём, который был в то время ведущим мастером в фирме Фаберже, взял племянницу в свою мастерскую. Звездный час Альме выпал через пару лет, когда в январе 1911 года Эммануэль Нобель пришел к Хольмстрёму, чтобы заказать 40 брошей — с оригинальным дизайном, из высококачественных материалов и — недорогих!

Люди, для которых предназначались броши, не должны были посчитать их за взятки. Альма вдохновилась узорами на морозном стекле и придумала 6 разных брошей с ледяными узорами. Успех превзошел ожидания. Нобель приобрел исключительное право на идею дизайна и впоследствии заказывал множество украшений с морозным рисунком. А позже было создано знаменитое «Зимнее яйцо».

После революции Альма вместе с мужем Николаем Клее уехала в Финляндию. Ювелирная история Альмы Пиль закончилась. До конца своих дней она работала учителем рисования и каллиграфии. Улла Тилландер, которая была лично знакома с Альмой, рассказывает, что в жизни она была скромным человеком и блестящим педагогом, которая умела мастерски раскрыть таланты учеников.

Несколько лет назад Улла Тилландер говорила, что ее мечта — издать книгу на русском языке. И вот мечта сбылась, и для нее это — огромное счастье. Но с трудом верится, что автор прекратит свою исследовательскую деятельность. К тому же едва книга была сдана в печать, как появились новые факты. Да и 500 экземпляров — разве это тираж?!

Фото публикуются с разрешения Уллы Тилландер и издательства «Лики России»

↑ Наверх