Газета выходит с октября 1917 года Monday 27 марта 2017

Максим Галкин: Уважайте каждого гражданина, и не нужны будут почетные

Ответить на вопросы «Петербургских вечеров» звезда эстрады, законный супруг Примадонны, отец их детей, дедушка ее внуков, молодой, востребованный на всех фронтах Максим Александрович обещал мне еще прошлой осенью

Но, извинившись, сказал, что сделает это по емэйлу и очень лаконично. Однако и такой ответ никак не удавалось получить вплоть до недавнего аншлагового концерта. Буквально на другой день я получил ответы в стиле блиц. Ну что, и на том, Максим Александрович, спасибо, что сдержали слово.

Фото: Татьяна Мироненко

— Максим, когда и при каких обстоятельствах вы осознали уникальность Петербурга?
— Петербург стал для меня особенным сразу, как только я впервые вышел на площадь перед Московским вокзалом. Его непохожесть на Москву остро ощущается на фоне абсолютного подобия зданий Московского и Ленинградского вокзалов. Словно телепорт перекидывает тебя в другое измерение.

— Каждый год Законодательное собрание Санкт-Петербурга называет нового почетного гражданина СПб. Но почему только одного? Не маловато ли на 5-миллионный город? Сколько, на Ваш взгляд, нужно было бы называть? (кстати, в 10-миллионной Москве тоже крайне мало почетных).
— Важны не звания, а уважительное отношение к человеку, к любому: и к заслуженному, и к рядовому. Если бы мы достигли таких общественных высот, что каждый гражданин каждого российского города чувствовал, что город его уважает, не было бы нужды в раздаче городских регалий.

— Если бы вы сто лет спустя после нашего разговора вернулись в Петербург, каким хотели бы его увидеть?
— Нетронутым, но ухоженным. Восстановленным в прежнем великолепии, но не пластмассовым. Открытым и гордым.

— Был ли такой момент, такой период, когда Петербург на вас давил, сковывал вас, испытывал на прочность?
— Нет, никогда. Я же всегда в Петербурге в гостях, а на гостей он не давит, он испытывает на прочность своих.

— Какие две-три петербургские проблемы вам лично не дают спокойно жить и спать?
— Ответ аналогичен предыдущему. Гостей Петербург проблемами не грузит.

— Какие особенные места в Петербурге вы показываете своим гостям-друзьям?
— Я не очень оригинален. Люблю Петропавловку, Эрмитаж, Инженерный замок, Мраморный дворец, конечно же, каналы и Неву.

— За кого из известных петербуржцев вам было или сейчас стыдно, неловко?
— Стыд и неловкость — чувства, которые я могу испытывать по отношению к себе, либо к близким родственникам, а таких среди известных петербуржцев у меня нет.

— Как вам нынешний Петербург по сравнению с тем, каким он был 10, 20, 30 и так далее лет назад?
— Мне кажется, по сравнению с тем, как катастрофически изменилась моя родная Москва, Петербург не поменялся.

— Нет ли в этом некоего патриотического преувеличения, когда Петербург называют самым красивым городом мира?
— Если брать столь северные широты, то Петербург, бесспорно, самый красивый из тех городов, что забрались так далеко. В данном случае патриотизм недалеко ушел от действительности.

— Были ли в вашей жизни моменты, когда вы собирались переехать в Петербург на постоянное место жительства?
— Нет, я родился в Москве, очень люблю Москву и плохо представляю себя в другом городе.

— Что вы лично сделали для Петербурга, и что он сделал для вас?
— Веселю его жителей на концертах уже двадцать лет, а город регулярно отвечает мне взаимностью.

— Есть у вас или вашей семьи какие-то воспоминания, ассоциации, связанные с газетой «Вечерний Петербург» («Вечерний Ленинград»)?
— К сожалению, до сих пор не было, зато теперь появятся. 

— Как вы проводите свои петербургские вечера?
— Бегу с концерта на поезд.

↑ Наверх